ru
Новости
  • 08.12.2017

    Выступление С.Лаврова на 24-м заседании СМИД ОБСЕ

    Подробнее
  • 04.11.2017

    По итогам заседания Совета Россия – НАТО в Брюсселе

    Подробнее
  • 27.10.2017

    СОВМЕСТНАЯ ПРЕСС-КОНФЕРЕНЦИЯ ПОСТПРЕДА РОССИИ ПРИ НАТО АЛЕКСАНДРА ГРУШКО И СПЕЦПРЕДСТАВИТЕЛЯ ПРЕЗИДЕНТА РФ ПО АФГАНИСТАНУ ЗАМИРА КАБУЛОВА ПО ИТОГАМ ЗАСЕДАНИЯ СОВЕТА РОССИЯ-НАТО 26 ОКТЯБРЯ 2017

    Подробнее
  • 26.10.2017

    Secretary General discusses NATO-Russia Council

    Подробнее

21.06.2011

Реформа военно-командных структур НАТО

НАТО: не числом, а уменьем? 

9 июня НАТО министры обороны стран НАТО приняли решение о проведении реформы военно-командных структур альянса, сокращении его бюджета и количества военнослужащих -  с 13,7 тыс. до 8,8 тыс. человек.  Подлежат ликвидации 4 из 11 военных баз на территории Европы. Как заявил генсек НАТО Андерс Фог Расмуссен, после преобразований военная структура блока станет «более гибкой и эффективной».

vkПоделиться своими оценками данного проекта и связанных с ним проблем мы попросили  руководителя общественной организации г. Донецка «Центр международной безопасности» Валерия Кравченко.   

-  Как соотносится объявленная реформа со недавно приятой Стратегической концепцией НАТО?

- Сокращение штата и закрытие военных баз, продекларированное в штаб-квартире Альянса, вполне соответствует задачам Стратегической концепции, принятой на саммите в Лиссабоне. В современных реалиях международных отношений НАТО больше не нуждается в громоздкой структуре военного командования, которая была необходима в условиях «холодной войны». Таким образом, сегодня проходит очередной этап трансформации, который, в отличие от предыдущих (которые были направлены на реформу политических механизмов и, в целом, на поиск концепции существования Альянса), направлен на перестроение военных возможностей с целью увеличения эффективности и гибкости. Первым шагом было создание Сил быстрого реагирования, теперь происходит переориентирование баз с восточного направления (где была угроза со стороны СССР) на юг (где, если говорить в принципе, находится зона нестабильности). Учитывая тот факт, что в Стратегической концепции было впервые упомянуто о кризисном менеджменте, т.е. довольно гибкой системе регулирования конфликтных ситуаций, то можно констатировать, что все происходящее сегодня идет в контексте концепции.

 -  В одном из своих последних перед отставкой выступлений министр обороны США Роберт Гейтс заявил, что будущее «военного союза Америки с Европой» выглядит «безрадостно». Он также выразил сомнение в жизнеспособности НАТО в свете «нехватки политической воли и расходов на оборону» со стороны союзников Соединённых Штатов. Чем объяснить такого рода пессимизм?

- Я не усматриваю связи между объявленной реформой и заявлениями Р. Гейтса.  Тезис о том, что НАТО необходима скорее США, чтобы удерживать свое влияние в Европе, чем Европе, чтобы обеспечивать свою безопасность с помощью ядерного зонта, как во времена «холодной войны», известен еще с середины 1990-х. Можно также вспомнить демарш Ширака и Шредера в 2003 г., когда начиналась вторая иракская кампания США и союзников. С другой стороны, мы имеем обратный пример весьма активной вовлеченности Италии и Франции в Ливии. Гейтс, давая такие «неаккуратные» интервью, имеет лишь одну цель: подстегнуть европейских членов Альянса более активно участвовать в операциях НАТО, т.е. поддерживать США и тратить больше денег на оборону.

- Насколько актуальной Вам представляется проблема боевой мощи современных вооруженных сил на фоне демонстрируемой ими неспособности решать социальные проблемы в Ираке, Афганистане, Ливии?  

- Что значит «неспособность решать задачи»? Если бы это была полноценная военная кампания, а не миротворческая операция, Ливии уже не было бы. Существо проблемы лежит именно в том, как достичь целей и обойтись без многочисленных жертв среди мирного населения. НАТО не решает социальных проблем в Ливии, а в Ираке и Афганистане, в относительно мирных провинциях, именно на поддержке западных стран лежит вся инфраструктура и социальные отрасли. Вы спросите у афганцев, хотят ли они, чтобы НАТО (читай американцы) убрались восвояси? Пока они там - есть стабильность, люди строят мирную жизнь, пусть и за счет стран, вовлеченных в ИСАФ. И они действительно решают социальные проблемы, такие как продвижение прав женщин, электрификация далеких аулов, постройка дорог и коммуникаций, организация системы образования и т.п. Это плохо? Плохо то, что когда НАТО уйдет из страны, нет гарантий, что все это сохранится и новый «условный талибан» не начнет возвращать средневековье.

- Связаны ли каким-то образом численность сил самообороны Японии и масштабы переживаемой ею катастрофы, вызванной природными, а затем и техногенными факторами?

- Насколько я знаю, сравнивая данные Military Balance за 2008 и 2010 годы, легко прийти к обратным выводам. Только сухопутные силы самообороны были сокращены на 10 000 (со 148 000 до 138 000) чел. Япония уже давно не живет биполярным мышлением, и сам термин «наращивание вооружений» уже отмирает. Сегодня делается упор на профессионализацию и повышение эффективности.  Япония - не исключение. Кому, если не армии и волонтерам, разгребать последствия разрушительных землетрясений, участвовать в спасательных операциях?

-Меняется ли каким-то образом инструментарий обеспечения безопасности в мире, который сталкивается с новыми угрозами и вызовами?

- Практически ничего не меняется. Остаются ООН, НАТО, ОБСЕ и другие. Кто-то ведет себя, как практик, кто-то - как теоретик, ограничиваясь консультациями. По – прежнему, важную роль играют двусторонние отношения, посредничество третей стороны в процессе разрешения конфликта. Ничего нового не придумали, а все идеи о новой архитектуре безопасности так и остаются лишь идеями на бумаге - нет ни денег, ни политической воли что-либо менять.

Вячеслав Ягубкин, к.п.н.,
внешнеполитический обозреватель.