ru
Новости
  • 08.12.2017

    Выступление С.Лаврова на 24-м заседании СМИД ОБСЕ

    Подробнее
  • 04.11.2017

    По итогам заседания Совета Россия – НАТО в Брюсселе

    Подробнее
  • 27.10.2017

    СОВМЕСТНАЯ ПРЕСС-КОНФЕРЕНЦИЯ ПОСТПРЕДА РОССИИ ПРИ НАТО АЛЕКСАНДРА ГРУШКО И СПЕЦПРЕДСТАВИТЕЛЯ ПРЕЗИДЕНТА РФ ПО АФГАНИСТАНУ ЗАМИРА КАБУЛОВА ПО ИТОГАМ ЗАСЕДАНИЯ СОВЕТА РОССИЯ-НАТО 26 ОКТЯБРЯ 2017

    Подробнее
  • 26.10.2017

    Secretary General discusses NATO-Russia Council

    Подробнее

07.06.2017А. Родина, г. Санкт-Петербург

Конкурс 2017 - «Европейская безопасность: основные вызовы и перспективы»

Родина Анастасия
cтудентка 2 курса факультета
«Политологии» СПбГУ,
г. Санкт-Петербург

«Европейская безопасность: основные вызовы и перспективы»

28 июня 2016 года была представлена новая глобальная стратегия Европейского союза по внешней политике и политике безопасности «Shared Vision, Common Action: A Stronger Europe»[1], в которой в раздел «Приоритетные направления наших внешних связей» включена проблема европейской системы безопасности. Мир и стабильность в Европе ставятся под вопрос, и причиной тому, по мнению авторов документа, незаконная аннексия Крыма Россией и дестабилизация восточной Украины. В заявлении по итогам заседания Североатлантического совета в Варшаве 8-9 июля 2016 г.[2] Россия также обвиняется в нарушении фундаментальных принципов глобальной евроатлантической архитектуры безопасности, повлекшем за собой снижение стабильности, безопасности и предсказуемости в Европе. В то же время, в стратегии национальной безопасности РФ[3] осуждается участие  НАТО и ЕС в антигосударственном перевороте на Украине и расширение альянса в непосредственной близости к российским границам, что, по мнению российских военных и политических деятелей, приводит к снижению возможности поддержания региональной стабильности в Европе. Интересно при этом, что каждая из сторон прибегает к одному и тому же аргументу: тогда как «мы» соблюдаем все возложенные на нас обязательства, «они» нарушают ценности/принципы/договоренности/нормы международного права (нужное подчеркнуть).

О какой системе региональной безопасности мы можем говорить сегодня, когда три её главных актора видят главную угрозу – друг в друге? Как стороны могут договориться о совместном урегулировании проблем терроризма, климата, миграции, организованной преступности, энерго- и кибербезопасности и т.д., с которыми правительства европейских государств сталкиваются ежедневно и, как показывает практика, далеко не всегда справляются, когда они не способны найти общий язык? Причины подобного недопонимания и, как следствие, провала партнёрский отношений между НАТО и ЕС с одной стороны и России с другой лежат так глубоко, что порой невольно задумаешься: возможны ли вообще дружественные отношения между нашими странами или проведение политики сдерживания – все, на что мы можем рассчитывать?

Существующая ныне архитектура европейской безопасности базируется на Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 г. и других документах, принятых на последующих встречах в рамках европейского процесса, среди которых: Парижская хартия и Дополнительный документ к ней 1990 г., Хельсинские документы 1992 г., Лиссабонская декларация 1996 г., Кодекс 1994 г., Хартия европейской безопасности 1999 г. и др. В каждом из этих правовых источников тем или иным образом были закреплены концептуальные основы единого пространства европейской безопасности – его всеобъемлющий и неделимый характер, приверженность разделяемым ценностям, обязательствам и нормам поведения: демократизму, уважению прав и свобод человека, верховенству закона, рыночной экономике и социальной справедливости. «Суверенитет, независимость и территориальная целостность государств, нерушимость границ и мирное урегулирование споров – ключевые составляющие Европейской системы безопасности»[4] - вторит Заключительному акту[5] Стратегия безопасности ЕС 2016.

Не сложно заметить, что созданная после Второй Мировой войны в период разрядки международной напряжённости система европейской безопасности с точки зрения теории представляет собой проект, заключённый в рамки идеалистической модели международных отношений. Напомню, что основная посылка идеализма – убежденность в возможности построения отношений между государствами на основе демократизации и международно-правового регулирования и распространение на них норм нравственности и справедливости. Такой подход, к сожалению, имеет существенный недостаток: происходящее в действительности зачастую выходит за рамки идеальных представлений. Как бы сильно не было наше желание построить мир на основе гармонии и согласия, реальность рано или поздно возвращает нас к вопросу о национальных интересах. В своих интересах США в качестве первой скрипки в НАТО стремятся расширить присутствие альянса в восточной части Европейского континента с целью сдерживания «гегемонистских поползновений» России. В своих интересах Россия не оставляет попыток получить и сохранить контроль над приграничными государствами (Белоруссия, Украина, Грузия и т.д.), не допустив появления сил НАТО прямо у своих границ. В своих интересах Европейский Союз развивает интеграционные связи с шестью странами бывшего СССР в рамках проекта «Восточное партнёрство», желая создать из них некую «буферную зону» между ЕС и РФ. Каждая из сторон, проводя определенный политический курс, использует любые методы, в том числе, выходящие за рамки демократических процедур, если того потребует защита национального интереса. Иллюстрацией данного тезиса из смежной области может стать миграционная политика отдельных европейских стран, казалось бы, разделяющих «европейские ценности» (среди которых и толерантность, и мультикультурализм), и, тем не менее, закрывающих свои границы. Ведь дело здесь далеко не в принципах, а в решении насущных проблем государства, удовлетворении первичной потребности населения в безопасности. Подобное утверждение ни в коем случае не является призывом к отказу от норм международного права или принципов демократии, но лишь является констатацией факта.

Учитывая вышесказанное небезосновательным представляется предложение о пересмотре основ архитектуры европейской безопасности посредством заключения «Хельсинских соглашений 2.0», которые, не отвергая международно-правовых норм и учитывая общие демократические тенденции развития мирового сообщества, будут, тем не менее, базироваться на рационалистических представлениях о выгоде сотрудничества и негативных последствиях перманентного противостояния. Должен быть выработан «мирный договор», который нанесёт превентивный удар по самой мысли о возможности открытого военного межгосударственного столкновения в Европе. В данном «договоре» будут содержаться не принципы, на которых должны строиться отношения сторон, но конкретные условия благополучного сосуществования акторов европейской безопасности. Например, могут быть определены правила ведения гибридных войн, закрепляющие допустимые и отвергающие недопустимые невоенные способы интервенции. Неотъемлемой частью новой системы также должно стать перезаключение соглашения Россия-НАТО. Подписанный в 1997 г. Основополагающий акт[6], на котором вплоть до сегодняшнего момента базировались отношения РФ и альянса, представляется устаревшим (лет так на 20). 

Отдельным пунктом стоит вынести вопрос о регулировании вооружений. Все чаще в СМИ, политических кругах и научной среде звучат небезосновательные разговоры о возобновлении в последнее время такого явления эпохи холодной войны как гонка вооружений. Новоизбранный президент США Дональд Трамп не раз заявлял о необходимости существенно усилить и расширить ядерные возможности и увеличить военные расходы Соединённых Штатов, что вполне укладывается в его концепцию «Make America great again». В то же время, Президент России Владимир Путин, который для поддержания образа державы нуждается в военной силе, заявил, что укрепление ядерного потенциала является приоритетной задачей России в 2017 году. Подобные заявления и проводимая в соответствии с ними политика обеих сторон являются потенциальной угрозой для мировой и, в том числе, европейской безопасности. В данном случае первоочерёдным представляется требование неукоснительного соблюдения договора «СНВ-III»[7], заключённого между США и Россией в 2010 г. обеими сторонами. Кроме того, крайне необходимым видится пересмотр Договора об обычных вооруженных силах в Европе[8]. На данный момент этот исключительно важный вопрос находится вне рамок правового регулирования, что лишает систему европейской безопасности и этой опоры.

Таким образом, главной проблемой европейской безопасности, на наш взгляд, является её шаткая основа в виде ориентации, в первую очередь, на принципы и ценности демократии, вольная трактовка которых постоянно ставит под угрозу отношения между НАТО и ЕС – с одной стороны и РФ – с другой. Без установления прочных партнёрских связей между этими сторонами невозможно достижение безопасности и стабильности в Европе, а создание благоприятного политического климата в отношениях НАТО-Россия не удастся, если подходить к ним с идеальных позиций. США, Россия, да и некоторые страны ЕС до сих пор представляют собой государства вестфальской системы международных отношений,   «признающие и отстаивающие принцип национального суверенитета»[9], и наиболее подходящим способом урегулирования противоречий между ними остаётся старый добрый «принцип баланса сил». Может показаться, что возврат к системе сдержек и противовесов – шаг назад, и, скорее всего, так оно и есть, но последние события показывают, что к другому наш мир пока не готов. К сожалению. 



[1]Shared Vision, Common Action: A Stronger Europe. A Global Strategy for the European Union’s Foreign And Security Policy of June 2016. URL: http://europa.eu/globalstrategy/en. (Дата обращения: 14.04.2017)

[2] Заявление по итогам встречи на высшем уровне в Варшаве обнародовано главами государств и правительств, участвующими в заседании Североатлантического совета в Варшаве 8-9 июля 2016. URL: http://www.nato.int/cps/ru/natohq/official_texts_133169.htm?selectedLocale=ru. (Дата обращения: 14.04.2017)

[3] Указ Президент РФ от 31.12.2015 N 683 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации». URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_191669/61a97f7ab0f2f3757fe034d11011c763bc2e593f/. (Дата обращения: 14.04.2017)

[4]Shared Vision, Common Action: A Stronger Europe. A Global Strategy for the European Union’s Foreign And Security Policy of June 2016. URL: http://europa.eu/globalstrategy/en. (Дата обращения: 14.04.2017)

[5] Заключительный акт совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. (Подписан в г. Хельсинки 01.08.1975). URL: http://www.osce.org/ru/mc/39505?download=true. (Дата обращения: 14.04.2017)

[6] Основополагающий акт о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности между Российской Федерацией и Организацией Североатлантического договора. URL: http://www.nato.int/cps/ru/natohq/official_texts_25468.htm. (Дата обращения: 14.04.2017)

[7] Договор между Российской Федерацией и Соединёнными Штатами Америки о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений от 8 апреля 2010 г. URL: http://kremlin.ru/supplement/512. (Дата обращения: 14.04.2017)

[8] Договор об обычных вооружённых силах в Европе. URL: https://www.osce.org/ru/library/14091?download=true. (Дата обращения: 14.04.2017)

[9] Лебедева М.М., Юрьева Т. В. Архитектура европейской безопасности: глобальный и региональный аспекты // Вестник МГИМО-Университета. 2011. №5. С. 123.

blog comments powered by Disqus