ru
Новости
  • 04.10.2017

    Студенческая конференция “Архитектура европейской безопасности: основные акторы и перспективы сотрудничества” прошла в Москве 28-29 сентября 2017 г.

    Подробнее
  • 02.08.2017

    А.В. Грушко о российско-белорусских учениях «Запад-2017»

    Подробнее
  • 30.07.2017

    Заместитель генерального секретаря НАТО и специальный представитель США проводят переговоры об Украине

    Подробнее
  • 20.07.2017

    Генеральный секретарь рассказывает о заседании Совета Россия–НАТО

    Подробнее

07.06.2017Е. Панина, г. Благовещенск

Конкурс 2017 - «Европейская безопасность: основные вызовы и перспективы»

Панина Екатерина Александровна

cтудентка 3 курса 
aакультета международных отношений
Амурского Государственного Университета
г. Благовещенск

К сожалению или к счастью, мы живем в эпоху перемен. Перемены происходят в каждой сфере жизнедеятельности современного общества, и особенно остро эти перемены проявляются в ведении политики государств. Именно поэтому ситуация в мире претерпевает качественные изменения. Мировые державы и группы стран все реже соглашаются друг с другом по вопросам признания глобальных правил поведения в отношении торговли, инвестиций, управления, монополизации технологических достижений. У них формируется неодинаковое видение темы справедливости, они руководствуются в своей политике разными этическими нормами, они расходятся в оценке того, какими правилами и ограничениями обязаны руководствоваться страны в своем поведении на международной арене. Таким образом, на наших глазах происходит переформатирования мирового порядка.   

На данный момент вызовы включают не только продолжающийся кризис на Востоке или исламистские террористические атаки в центре городов Европы, но также приверженность государств европейской безопасности и  неопределенность в отношении трансатлантического партнерства в данной сфере. В минувший 2016 г. произошли дальнейшие ухудшения взаимоотношений России и ЕС. Различия точек зрения относительно центральных вопросов международной и региональной безопасности лишают окончательной возможности возобновления двусторонних отношений России и ЕС, вплоть до последнего времени официально позиционируемый как стратегическое партнерство. Так, в новой Стратегии европейской безопасности, утвержденной в июне 2016 г., Россия позиционируется как  основной нарушитель международного права и стабильности в Европе. В свою очередь,  новая Концепция внешней политики Российской Федерации, утвержденная президентом РФ В.В. Путиным 30 ноября 2016 г., более не настаивает на культурной и исторической близости России и Европы, делая особый акцент на неприемлемости геополитической экспансии Евросоюза при неготовности последнего «приступить к реализации политических заявлений о формировании общеевропейской безопасности и сотрудничества».[1]

Причины кризиса политических отношений носят системный характер. Существенным фактором, оказывающим мощное негативное влияние на перспективу партнерских отношений, является отсутствие общих целей и единого видения будущего сценария развития международных отношений, что наиболее наглядно проявляет себя в вопросах формирования европейской системы безопасности и сопутствующей ей архитектуры. Кроме того нестабильное положение дел  Европы также является мощным негативным катализатором. Сотрудничество Альянса и Евросоюза в вопросах совместной политики безопасности и обороны было оформлено в рамках известной формулы «Берлин-плюс». 16 декабря 2002 г. в Брюсселе между Европейским союзом и НАТО была подписана декларация, которая оформила «стратегическое партнерство» двух организаций. В заключительной части документа особо подчеркивалось, что «НАТО поддерживает европейскую политику безопасности и обороны в соответствии с относящимися к этому решениями вашингтонского саммита и предоставляет Европейскому союзу среди прочего гарантированный доступ к средствам планирования НАТО». Однако, необходимо подчеркнуть, что состоявшийся в июле 2016 г. саммит НАТО (8-9 июля 2016 г., Варшава) внес определенные коррективы в формулу «Берлин - плюс», на котором  генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг заявил, что после выхода  Великобритании из Европейского союза альянс «становится еще более важной платформой для сотрудничества между Европой и Северной Америкой, а также для сотрудничества в области обороны и безопасности между европейскими союзниками НАТО». Данное высказывание можно интерпретировать как усиление стратегического значения американского оборонного компонента в рамках ОЕПБО. Во многом сложившаяся ситуация стала следствием того, что после Брексита о выходе из Европейского союза заговорили политики и в других европейских странах. В итоге проведение общей европейской оборонной политики при наращивании самостоятельного значения европейского оборонного компонента в рамках формулы «Берлин-плюс» автоматически ставится под вопрос. В этой ситуации не теряет своей актуальности точка зрения американских экспертов по европейской политике У. Кроца и Р. Маэра, согласно которой «национальные правительства европейских государств очень дорожат своим жестким контролем над выработкой и проведением внешней и оборонной политики, а также политики безопасности, что неизбежно должно привести к появлению между ними существенных расхождений и разногласий по отдельным вопросам».[2] Всё труднее отрицать факт утраты монополии коллективного   Запада на глобальное управление, в частности из-за нарастания его внутренней нестабильности  и структурных проблем. Эта ситуация только усугубляет дезориентацию в ЕС.  Брекзит, различные популистские движения, замешанные на евроскептицизме, тянут  Союз   в направлении укрепления межгосударственного начала интеграционного проекта. Таким образом, усиление роли НАТО в архитектуре европейской системы безопасности стало закономерным следствием современного внутреннего кризиса Европейского союза.[3] Также следует отметить, что, по мнению экспертов, еще одним фактором дестабилизирующим безопасность Европы является выход Великобритании из ЕС. Эта обеспокоенность вызвана тем, брексит  Великобритании может ослабить европейское сотрудничество по  борьбе с организованной преступностью, международным терроризмом и киберпреступностью в Европе, которая была и остается очагом террористической деятельности в последнее десятилетие.  

Кроме того, натоцентричная модель обеспечения европейской безопасности и сопутствующая ей архитектура не предполагают равного вовлечения России, но априори направлены на сдерживание последней. Данный конфликт интересов время от времени проявляет себя в виде политических кризисов, сопровождающихся военным противостоянием в формате прокси-войн (война в Грузии 2008 г., современный кризис на Украине). Примечательно, что ареной подобной конфронтации является постсоветское пространство, в отношении которого Европейский союз продолжает свою «цивилизаторскую» миссию, несмотря на явную утрату «Восточного партнерства». В сформировавшейся международной обстановке невозможно говорить о перспективах нахождения общего целей и единого видения будущего сценария развития европейской системы безопасности и сопутствующей ей архитектуры во взаимоотношениях России и Евросоюза. Еще одним важным фактом является то, что  раскрывая свое видение будущих отношений с Россией, новая Стратегия безопасности ЕС 2016 г. акцентирует особое внимание  на необходимости «управления отношениями с Россией». Но маловероятно возможен конструктивный диалог между Россией и Евросоюзом  посредством такого одностороннего «управления», а проще говоря, посредством одностороннего навязывания со стороны ЕС своего видения развития международных отношений.[4]

Для того  чтобы не только объективно оценить сложившуюся ситуацию, но и эффективно разрешить  любую угрозу безопасности  требуется долгосрочное стратегическое видение и глубокое понимание основных причин разногласий и конфликтов[5]. Кроме того должны быть предприняты  более скоординированные действия, чтобы ослабить растущую напряженность и вернуть мир и безопасность. О чем заявил ныне действующий президент Соединенных Штатов, Дональд Трамп. Он утверждает, что европейские страны обеспокоены своей безопасностью, то они должны принимать адекватное участие в этом процессе.  Только этот вариант дает перспективу мирного преодоления развертывающегося кризиса глобальной политической системы. Совершенно очевидно, что, используя глубокое   взаимодействие ведущих региональных и глобальных центров силы и влияния, появится больше потенциальных возможностей  найти ответы на наиболее острые вопросы современности.  Только так возможно приблизить момент наступления стабильного мирового порядка.



[1] Шереметьев Д.Е. Европейская система безопасности во взаимоотношениях России и ЕС// Современная Европа. 2017.  №1 (73). С. 32-39.

[2] Шереметьев Д. В. Проблемы формирования архитектуры европейской безопасности во взаимоотношениях России и Европейского Союза // Власть. 2017. № 3. С. 71-79.

[3] Кошкин А. П., Хмелевой А. Е. Отношения Россия-НАТО: от партнёрства к жёсткому оппонированию // Власть.  2016.  № 12. C. 25-32. 

[4] Якунин В. И. Россия и Запад: от диалога к противостоянию // Власть. 2016. № 12. C. 5-12. 

[5] Громыко А. А. "Новый популизм" и становление постбиполярного мирового порядка // Современная Европа. 2016.  №6 (72). С. 5-12

 

blog comments powered by Disqus