ru
Новости
  • 15.12.2017

    Statement by the North Atlantic Council on the Intermediate-Range Nuclear Forces (INF) Treaty

    Подробнее
  • 13.12.2017

    Грушко: России навязывают военное соревнование в центре Европы

    Подробнее
  • 08.12.2017

    Выступление С.Лаврова на 24-м заседании СМИД ОБСЕ

    Подробнее
  • 28.11.2017

    Secretary General and President Poroshenko discuss NATO-Ukraine cooperation

    Подробнее

28.07.2010Айвазян Диана Степановна, Москва

Айвазян Диана Степановна
Аспирант 1-го года обучения
кафедры мировой политики
факультета мировой экономики и мировой политика
Государственного Университета – Высшей школы экономики (г. Москва)

Создание эффективных механизмов обеспечения национальной и международной безопасности  на протяжение длительного времени выступает важнейшей задачей как для  каждого отдельного государства, так и для  всего мирового сообщества. Начиная с  периода после Второй Мировой войны, ставшим поворотным пунктом в осознании мировым сообществом необходимости предотвращения угрозы развития глобальных конфликтов, функционирование международных институтов, призванных обеспечить стабильность, мирное развитие и систему эффективных мер по предотвращению угроз безопасности как военного, так и невоенного характера, становится важнейшей составляющей  международных отношений. Несмотря на то, что роль и эффективность функционирования данных институтов – ООН, ОБСЕ, НАТО, ОДКБ в связи с трудностями, с которыми они сталкиваются в ходе своего развития, оценивается неоднозначно, очевидна необходимость их адаптации к изменяющимся условиям международной среды и дальнейшегоналаживания механизмов противодействия новым угрозам  международной безопасности.

НАТО, начиная с момента своего создания в апреле 1949 г. с целью «защиты свободы и безопасности его государств-членов политическими и военными средствами»[1], до настоящего времени в целом показала себя эффективным  военно-политическим союзом, способным как к внутренней трансформации своей идейной составляющей в  изменяющих исторических   условиях, так и к налаживанию достаточно конструктивного диалога с государствами, не входящими в НАТО.  

Однако  отношения между НАТО и Россией, характер которых является определяющим в направлении развития международной ситуации в сфере безопасности, как в период после Второй Мировой войны, так и в настоящее время остаются неоднозначными. Если в период «холодной войны» конфронтация между НАТО и альтернативным военно-политическим союзом  – Организацией Варшавского Договора, НАТО и СССР  была своего рода естественной составляющей сформировавшейся после окончания Второй Мировой войны биполярной системы международных отношений, то в современных условиях развития глобализационных процессов отношения Россия-НАТО должны выйти на новый уровень. Основным препятствием к такому  качественному повороту во взаимодействии между Россией и НАТО все еще служит груз мышления времен «холодной войны». «Международные отношения до сих пор страдают от идеологического наследия «холодной войны». Оно продолжает определять многие акценты политики США и ЕС. В последние годы мотивы осажденной крепости стали чаще звучать в официальной позиции Москвы. Не отвечающая реалиям архаика является одной из важных преград, мешающих снятию острейших актуальных вызовов»[2], - считает Ф. В. Шелов-Коведяев. Наличие  сохраняющегося проблемного поля во взаимоотношениях между Россией и НАТО, Россией и США как одного из важнейших  государств-членов НАТО  (в вопросах расширения НАТО, размещения ПРО в Европе, взаимодействия НАТО и ООН и т.д.), отсутствие четкого понимания, что представляет собой  изменяющаяся и развивающаяся НАТО для России и наоборот негативно отражается на работе совместных структур, таких как Совет Россия-НАТО, Совет евроатлантичского партнерства, а это в свою очередь негативно сказывается на международной ситуации -  «...подобно тому, как в Европе дела всегда идут хорошо, когда Россия, Германия и Франция выступают сообща, в мире все складывается удачно, когда Россия и США действуют сообща, подтягивая своих сателлитов. Это доказано практикой разоружения, урегулирования на Ближнем Востоке, борьбы с терроризмом и пиратством, сдерживания Ирана, противодействия распространения ОМУ на Корейский полуостров и т.д.Когда американцы и русские работают вразнобой, все тонут в тяжелых проблемах: довольно примеров Косова, Грузии, Ирака, Венесуэллы, Украины». [3]

Разработка новой стратегической концепции НАТО, олицетворяющей новый поворотный пункт в развитии НАТО предоставляет шанс для развития качественно нового уровня отношений между НАТО и государствами-партнерами, важнейшим из которых является Россия.  

Каким образом должна будет быть построена «новая эра сотрудничества»[4]?

    Группа экспертов, избранная для проведения анализа и рекомендаций по созданию Новой стратегической концепции НАТО, подчеркивает в своем финальном докладе, резюмирующим состоявшиеся ранее  дискуссии и консультации по разработке Новой стратегической концепции НАТО, что ввиду возникновения и сохранения новых угроз международной безопасности -  терроризма,  неподконтрольного распространения ядерного оружия, пиратства, траффикинга, контрабанды наркотиков, угроз энергетической безопасности необходимо дальнейшее прояснение и углубление отношений с государствами-партнерами НАТО.Осознавая, что особенностью современного периода является тот факт,  что новые угрозы, в том числе и не носящие чисто военного характера,  могут исходить за пределами границ альянса, однако непосредственно влиять на состояние безопасности его членов и всего мирового сообщества, НАТО видит необходимость в расширении сфер совместного взаимодействия со своими партнерами для противодействия общим для всего мирового сообщества угрозам. При этом основополагающая цель альянса остается прежней – поддержание безопасности, суверенитета, территориальной целостности его членов. Расширение географии деятельности НАТО по обеспечению безопасности государств-членов во избежание кризисных ситуаций незамедлительно повлечет за собой необходимость  более тесно согласовывать свою политику безопасности как с международными организациями, среди функций которых является противодействие угрозам миру и стабильности (ООН, ОБСЕ), так и с отдельными государствами, военно-политическими союзами (в частности, ОДКБ), чьи интересы затрагиваются в той или иной  конкретной ситуации  при предотвращении угроз безопасности в тои или ином регионе. Совместная работа по определению современных угроз, нахождение консенсуса в понимании характера угроз безопасности, их источников будут служить отправной точкой для успешного сотрудничества между НАТО и теми или ными заинтересованными сторонами. Процесс расширения НАТО, индивидуальные программы сотрудничества НАТО со странами-партнерами («Партнерство ради мира»), не входящими в альянс, а также провозглашаемая НАТО политика открытых дверей, утвержденные еще стратегической концепцией 1999 г., сохраняют свое значение как один из способов развития альянса не как военно-политического союза, объединяющего узкую группу стран против потенциальной угрозы со стороны других государств,  а как организации, открытой к  формированию новых партнерских отношений.

 Очевидно, что на сегодняшний день отношения Россия-НАТО являются ключевым фактором обеспечения международной безопасности.  РФ является  партнером НАТО, без учета позиций которого практически не осуществима эффективная реализация актуальных задач, которые ставит перед собой НАТО  в готовящейся новой стратегической концепции. Исходя из этого факта, НАТО стремится к переходу к более конструктивному диалогу с Россией, основанному на общих интересах, взаимодоверии и предсказуемости, к более продуманной работе Совета России-НАТО, базирующейся  на более прагматичном сотрудничестве по преодолению общих для России и НАТО угроз безопасности и преодолении пагубных разногласий с обеих сторон. Однако среди членов альянса не достигнут консенсус  по возможности дальнейшего конструктивного сотрудничества с Россией ввиду имевших  ранее место разногласий, в то же время для России также требуют прояснения намерения НАТО в ходе его будущего развития – «...хочется надеяться, что в будущей стратегической концепции альянс сможет сформулировать более определенную позицию по отношению к России, чего мы искренне желаем партнерам по   НАТО»[5], - отметил Дмитрий Рогозин, Постоянный представитель РФ при НАТО в Брюсселе.

Процесс разработки новой стратегической концепции НАТО показал наличие проблемного поля в отношениях Россия-НАТО и необходимость прояснения позиций  обеих сторон по отношению друг к другу.  В то же время, очевидна и необходимость дальнейшего взаимодейтсвия России и НАТО во избежание кризисных ситуаций в сфере обеспечения международной безопасности: подтверждением этому стало возобновление военного сотрудничества России и НАТО в декабре 2009 г. после того, как была прервана работа Совета России-НАТО в августе 2008 г. в связи с российско-грузинской войной. Для дальнейшего эффективного сотрудничества между Россией и НАТО необходимо укрепление доверия с двух сторон, что, в свою очередь, невозможно без формирования новых подходов к разрешению разногласий в отношениях между Россией и НАТО.

Глобализация деятельности альянса, политика расширения НАТО остается проблемным полем взаимоотношений Россия-НАТО. Кризис в отношениях Россия-НАТО в августе 2008 г. продемонстрировал различное видение угроз безопасности между двумя сторонами, а также наличие несогласованных позиций в отношении  к государствам–партнерам НАТО.  Учитывая, что  в настоящее время процесс вступления России в НАТО маловероятен и не рассматривается в предварительных итогах  разработки новой стратегической концепции НАТО, активизация сотрудничества НАТО со своими партнерами  на постсоветском пространстве, в частности в рамках индивидуальной программы двустороннего сотрудничества «Партнерство ради мира» вблизи границ России (Украина, Грузия, Азербайджан, Казахстан) естественным образом вызывает настороженность с российской стороны и может расцениваться как фактор сдерживания России, рассматривания России в качестве потенциальной угрозы как для членов альянса, так и для стран-партнеров НАТО. В это связи показателен кризис  работы Совета России-НАТО в связи с российско-грузинской войной в августе 2008 г., когда действия России были восприняты как угроза безопасности  государства-партнера НАТО, в то время как урегулирование подобных национально-территориальных конфликтов требует  постоянного согласования позиций  между конфликтными сторонами, посредниками и гарантами  урегулирования конфликта мирным путем (ОБСЕ, ООН) и другими заинтересованными сторонами.  Если предварительным условием для вступления в НАТО  стран-кандидатов служит урегулирование имеющихся этнических, территориальных и пр. споров, то в рамках программы НАТО «Партнерство ради мира» НАТО взаимодействует в том числе и со странами, имеющими  довольно длительные территориальные, политические, межэтнические споры друг с другом. На этом фоне возможность вмешательства НАТО в процесс урегулирования подобных споров ( в частности, конфликтов вокруг Ю. Осетии, Абхазии, Нагорного Карабаха на постсоветском пространстве)  , а также  возможное использование государствами-партнерами своего сотрудничества с НАТО с этой целью в одностороннем порядке без согласования своих действий с другими международными структурами и государствами, может лишь усилить напряженность в том или ином регионе в непосредственной близости от границ России. В этой связи   Постоянный представитель РФ при НАТО, Дмитрий Рогозин отмечает, что «НАТО исчерпала лимиты своего естественного расширения. Все последние расширения альянса происходили за счет стран, которые не столько делали весомый вклад в военный и экономический потенциал, сколько привносили в НАТО политические  проблемы, конфликты, русофобию....И сегодня мы видим, что внутри НАТО существует несколько политических фракций, антагонистичных по целому ряду вопросов»[6]. Дальнейшая скорейшая интеграция стран-партнеров НАТО в альянс, в первую очередь Грузии и Украины, приближение НАТО к Каспийскому региону – в частности, содействие альянса в обеспечение безопасности на Каспийском море,  формировании военно-морского флота на Каспии партнерам в регионе (Азербайджан, Казахстан, Туркменистан), проведении совместных военно-морских учений в условиях неразрешенного правового статуса Каспийского моря и сотрудничества части стран региона с Россией в рамках ОДКБ,  а также возможное одностороннее вмешательство НАТО в разрешение иранской ядерной проблемы может вызвать лишь негативную реакцию государств региона( в первую очередь, России и Ирана), эскалацию напряженности и угрозу разворачивания вооруженных конфликтов в непосредственной близости от границ России.

Несомненно, данные проблемы должны будут учтены в  дальнейшем развитии  партнерских отношений  между Россией и НАТО.

Каким образом могут быть преодолены имеющиеся разногласия и озабоченности НАТО и России по отношению  друг к другу при окончательной разработке и практическом применении Новой стратегической концепции НАТО?

 Следование принципу неделимости безопасности с обеих сторон, подчеркиваемому в частности в   проекте Договора о Европейской безопасности, предложенным Президентом РФ Дмитрием Медведевым,  может выступить одним из основных гарантов  взаимоуважения интересов друг друга в особености в тех вопросах, где они пересекаются (как, например, в вопросе расширения НАТО на Восток). Однако сам термин «неделимость безопасности», несмотря на частые заявления о важности соблюдения данного принципа с обеих сторон, требует своего дальнейшего прояснения. Как правило,  под неделимостью безопасности подразумевается тот факт, что укрепление безопасности одной стороны не может происходить за счет других, в этом смысле для НАТО это должно означать не только неделимость безопасности внутри самого альянса, но и признание интересов в сфере безопасности  как государств-партнеров, так и других международных организаций и государств, не входящих в альянс, это в свою очередь подразумевает отсутсвие расхождений по определению источников  и характера угроз. Однако на практике  как  понимание характера угроз  не может быть одинаковым во всех конкретных ситуациях, так и пересечение зон ответственности России и НАТО требуют большей координации своих действий –  так, Россия сотрудничала  с  НАТО в рамках программы  «Активные усилия» - антитеррористического патрулирования под руководством Североатлантического союза в Средиземном море, однако подобного рода сотрудничество в Каспийском море затруднительно в условиях, когда налажен пятисторонний механизм регулярных встреч прикаспийских государств (России, Казахстана, Туркменистана, Ирана, Азербайджана)  для разрешения вопросов безопасности, экологии и пр. в Каспийском море и присутствие какой-либо внешней  военной силы в условиях наличия спорных месторождений на Каспийском море не может быть приемлемым; сотрудничая с НАТО в Афганистане, Россия имеет несколько отличную от НАТО позицию в вопросе ядерной программы Ирана, равно как,  «например, быстрое втягивание Украины в НАТО, без соответствующей позиции России по этому вопросу, может вызвать раскол украинского государства и выход Крыма из состава Украины»[7] и т.д.. В таких условиях необходимо  проведение  двусторонних консультаций по тому или иному чувствительному вопросу, а также недопущение исключения ООН, а также принципов, заложенных в Уставе ООН в качестве посредника и своеобразного регулятора отношений Россия-НАТО.

Таким образом, процесс разработки Новой стратегической концепции необходимо использовать для совместных консультаций и выработки принципов дальнейшего успешного взаимодействия между Россией и НАТО.     

 



[1]  Справочник НАТО. Отдел общественной дипломатии НАТО. Брюссель, Бельгия, 2006 г., стр. 15

[2]Ф. В. Шелов-Коведяев. К философии внешней политики России.// X Международная научная конференция по проблемам развития экономики и общества. Книга 3. Издательский дом ГУ-ВШЭ, Москва 2010 г.. , стр. 409

[3] Там же

[4] NATO in 2020: Assured security; dynamic engagement  - analysis and recommendations of the group of experts on a new strategic concept for NATO. 17 May 2010//NATO Public Diplomacy Division 1110 Brussels – Belgium, page 10

[5] Совет мудрецов НАТО не определился в своем отношении к России, 19 мая 2010 г.//http://natomission.ru/society/article/society/artnews/73/

[6]НАТО перед выбором ("Независимая газета", Москва).17 мая 2010// http: // natomission.ru/ society /article / society/artpublication/105/

[7] Колесниченко О. Ю. Трансформация врага, или против кого мы дружим. 23 апреля 2010 г.// http://nvo.ng.ru/concepts/2010-04-23/1_transform.html

 

blog comments powered by Disqus