ru
Новости
  • 04.10.2017

    Студенческая конференция “Архитектура европейской безопасности: основные акторы и перспективы сотрудничества” прошла в Москве 28-29 сентября 2017 г.

    Подробнее
  • 02.08.2017

    А.В. Грушко о российско-белорусских учениях «Запад-2017»

    Подробнее
  • 30.07.2017

    Заместитель генерального секретаря НАТО и специальный представитель США проводят переговоры об Украине

    Подробнее
  • 20.07.2017

    Генеральный секретарь рассказывает о заседании Совета Россия–НАТО

    Подробнее

25.07.2010Коржова Галина Николаевна, Волгоград

Работа на конкурс эссе 2010

Коржова Галина Николаевна
студентка 5 курса юридического факультета
Волгоградской Академии Государственной службы
E-mail: spanish_flower@mail.ru

 

 В последнее время широко дискутируется такое понятие, как «сотрудничество Россия-НАТО». Этот феномен рассматривается с различных точек зрения и под разными углами. И пока общественное мнение стоит на распутье, партнерство между Россией и НАТО из теоретического постулата уже давно приобрело практическую направленность, наполненную конкретным содержанием.

Сегодня, формируя свое отношение к НАТО, мы исходим из реалий современности, требующих согласованных действий России и НАТО в подходах к решению международных, прежде всего европейских, проблем.

Распад Варшавского договора, а затем и СССР неминуемо должен был привести к самоликвидации НАТО как военного союза, выполнившего свое предназначение. Однако государства, входящие в альянс, постарались сохранить его, приспособив, насколько это было возможно, к изменившимся военно-политическим условиям.

В Европе существует и плодотворно функционирует несколько международных организаций, включающих различное количество государств-участников. Однако лишь НАТО, являясь военно-политическим союзом, имеет в своей структуре мощный военный компонент – Объединенные вооруженные силы. В этом состоит уникальность альянса по отношению к другим международным организациям.Свои способности и решимость в деле использования военной силы НАТО продемонстрировала в Югославии. Тогда огонь гражданской войны был притушен силовыми методами. Политики НАТО использовали этот успех для обоснования направлений трансформации альянса и поднятия его международного авторитета. Провозгласив проведение миротворческих операций приоритетным направлением деятельности Объединенных вооруженных сил, Организация Североатлантического договора обозначила свою нишу в обеспечении безопасности в Евроатлантическом регионе и мире в целом.

Однако и Российская Федерация, являясь крупнейшим государством в Европе, не могла оставаться в стороне от решения вопросов подобного уровня.

Неоспорим тот факт, что и НАТО, и Россия сталкиваются с общими вызовами, и у них совместные стратегические приоритеты. Это справедливо и в отношении таких общих проблем, как противодействие новым угрозам безопасности – терроризму и распространению оружия массового уничтожения, пиратству, кибер-терроризму, загрязнению окружающей среды.

Однако между Россией и союзниками по НАТО нет полного согласия по всем вопросам. Между ними остаются расхождения по некоторым проблемам, которые не могут быть решены сразу. Но Россия и НАТО нуждаются друг в друге для противодействия вызовам XXI века. А добиться этого можно только путем открытого диалога, взаимного доверия и практического сотрудничества в областях, представляющих общий интерес.

Осознавая важность налаживания таких партнерских отношений, 28 мая 2002 года был создан Совет Россия-НАТО (здесь и далее – СРН), что стало ключевым событием в истории НАТО и решающим поворотным пунктом в отношениях между Россией и НАТО в целом.

Решение об учреждении СРН, принятое непосредственно после терактов в сентябре 2001 года, в очередной раз подтвердило необходимость в согласованных действиях в ответ на общие угрозы и продемонстрировало решимость России и государств-членов НАТО продолжать развивать более тесное сотрудничество по достижению общей цели построения долгосрочного и всестороннего мира в Евроатлантическом регионе.

Но интенсивное укрепление отношений России и НАТО, подверглось тяжелому испытанию в августе 2008 года, когда Грузия совершила нападение на Южную Осетию. Эти события наглядно показали зависимость НАТО от политики США.

В течение всего 2008 года взаимодействие России с НАТО постепенно возобновлялось, а в декабре 2009 года на первом официальном заседании СРН на уровне министров после кризиса в Грузии были сделаны шаги, призванные придать отношениям новые силы. Министры пришли к соглашению о проведении Совместного обзора общих вызовов безопасности ХХI века, в который вошли Афганистан, терроризм (включая уязвимость критически важных объектов инфраструктуры), пиратство, распространение оружия массового уничтожения и средств их доставки, а также стихийные бедствия и техногенные катастрофы. Страны СРН согласились с тем, что Совет Россия-НАТО – это ценный инструмент для развития практического сотрудничества и политического диалога по всем вопросам: и по тем, где их мнения сходятся, и по тем, где расходятся.

Следует отметить, что отношения России и НАТО за всю свою историю развития переживали разные периоды, в том числе периоды серьезного охлаждения. И сейчас НАТО даже более заинтересована в сотрудничестве с Россией, чем наоборот. Это обусловлено тем, что невозможно представить себе успешные операции НАТО в Афганистане без поддержки России, через территорию которой шли как гуманитарные, так и иные грузы стран-членов альянса.

Тем не менее, есть чрезвычайно важные области, где Россия и НАТО, безусловно, являются союзниками, а не противниками. Совместное решение важных вопросов, носящих характер глобальных проблем, показало эффективность такого сотрудничества. Так, за небольшой промежуток времени было реализовано множество проектов, направленных на предотвращение угроз международной безопасности:      

  • В декабре 2004 г. министрами иностранных дел стран СРН был утвержден комплексный План действий СРН по борьбе с терроризмом.
  • В декабре 2005 года был инициирован Пилотный проект СРН по подготовке антинаркотических кадров Афганистана и стран Центральной Азии, чтобы помочь в противодействии угрозам незаконного оборота афганских наркотиков. И уже к весне 2009 года подготовку в рамках данного проекта прошло свыше 750 сотрудников.
  • В феврале 2003 года было подписано рамочное соглашение в области поиска и спасения экипажей аварийных подводных лодок, что позволило с успехом провести реальную спасательную операцию, имевшую место быть в августе 2005 года близ побережья российского полуострова Камчатка.
  • Состоявшиеся в России учения по реагированию на стихийные бедствия и катастрофы (в 2002 году в Богородске и в 2004 году в Калининграде) и другие учения в 2006 году в городе Монтелибретти (Италия) позволили разработать конкретные рекомендации по ликвидации последствий подобных инцидентов.
  • Научно-техническое сотрудничество между Россией и НАТО, начавшееся ещё в 1998 году, укрепило сотрудничество и совместную работу ученых стран НАТО и их партнеров. А в настоящий момент под эгидой Комитета программы «Наука ради мира и безопасности» СРН проводится перспективная работа по противодействию новым угрозам и вызовам посредством сотрудничества в области науки и экологии. Среди ключевых направлений такого сотрудничества – обнаружение взрывоопасных предметов, защита от химических, биологических, радиологических и ядерных средств, кибербезопасность, психосоциальные последствия терроризма, транспортная безопасность, экологические вопросы, связанные с обороной, экологическая безопасность и экотерроризм, прогнозирование и предотвращение стихийных бедствий и катастроф [1].

Как видно, сотрудничество России и НАТО показало высокую результативность в решении совместных проблем, а также общую заинтересованность в налаживании более тесных партнерских связей.

Немаловажным этапом в отношениях России и Организации Североатлантического договора стало обсуждение  17 мая 2010 года новой Стратегической концепции НАТО, в которой были обозначены цели, характер и основополагающие задачи НАТО в сфере безопасности на ближайшие 10 лет.

Отдельным параграфом этого документа стала идея расширить сотрудничество с Россией и сосредоточить внимание на улучшении отношений с Москвой [2]. Эксперты, участвующие в разработке новой концепции признали, что как и у России, так и у НАТО остаются сомнения в отношении намерений и политики друг друга. Однако, как справедливо заметила бывший госсекретарь США Мадлен Олбрайт, возглавлявшая группу экспертов, «партнерство требует усилий с обеих сторон».

Тем не менее, несмотря на содержащиеся в новой концепции НАТО призывы укреплять и расширять сотрудничество с Россией, по-прежнему многие важные вопросы остаются неразрешенными. Предварительный анализ документа оставляет двойственное впечатление. С одной стороны, в нем содержится немало конструктивных идей в отношении формирования в Евроатлантике системы коллективной безопасности. С другой стороны, в нем заложены очень спорные постулаты. Во-первых, это идея глобализации НАТО – выхода за границы своей прямой территориальной ответственности и профессиональной компетенции в такие сферы, как вопросы ценообразования на энергоносители, вопросы альтернативных маршрутов поставки газа, экономические вопросы, киберпространство и т.д. Во-вторых, это предложение превратить силы НАТО в часть военных структур ООН.

Постоянный представитель России при НАТО Дмитрий Рогозин уже назвал это превращением Североатлантического альянса в мирового жандарма и проявлением центризма НАТО. В свою очередь Мадлен Олбрайт пояснила, что НАТО не имеет намерения становиться жандармом мира. В своем выступлении на обсуждении Стратегической концепции НАТО она подчеркнула: «Мы видим, какие ужасные вещи творятся в мире, и должны быть готовы защищать наши страны, даже если для этого необходимо выходить за пределы нашей территории» [3].

Следует заметить, что новая концепция НАТО должна была стать неким «сертификатом соответствия XXI веку» и обозначить неотделимость НАТО от мировой безопасности в целом. Поэтому туда и вошли параграфы о расширении политической и военной роли, границ зоны деятельности, методов и средств действия, трансформации функций. Здесь, в первую очередь, речь идет о доктринальном закреплении за НАТО задач укрепления режима нераспространения, сокращения стратегических ядерных арсеналов, борьбы с терроризмом, создания систем ПРО в Европе, борьбы с пиратством на морях, компьютерным терроризмом. Кроме того, в силу специфики и трансформации политических функций в современных условиях развития государств, в задачи НАТО также вошли и обеспечение энергобезопасности, противодействие потеплению климата, защита водных и иных ресурсов. В этом, на мой взгляд, и состоит основная идея, заложенная в новой Стратегической концепции НАТО.

Ещё одним документом, затрагивающим вопросы коллективной безопасности и вызвавшим неоднозначные мнения, стал  предложенный Президентом России Дмитрием Медведевым Договор о европейской безопасности, который многие посчитали своеобразным ответом на Стратегическую концепцию НАТО. Однако Министр иностранных дел России С.В. Лавров акцентировал внимание на том, что российское предложение не направлено на подрыв НАТО и любых других организаций, действующих в сфере безопасности [4]. Россия, прежде всего,  выступает за укрепление координации и сопряженности действий между существующими международными структурами, за то, чтобы ни одно государство или организация в Евроатлантике действовали не друг против друга, а сообща против общих угроз, как, например, распространение оружия массового уничтожения, международный терроризм, незаконный оборот наркотиков и другие виды трансграничной преступности.

Предложение о Договоре о евроатлантической безопасности органично вписывается в систему коллективной безопасности, предусмотренную Уставом ООН, поскольку там прямо говорится, что региональные системы должны быть частью универсальной системы. Кроме того, сам Договор содержит в основном те политические идеи, которые были продекларированы и поддержаны всеми государствами Евроатлантики ещё в 90-е годы, когда принимались документы ОБСЕ, документы Совета Россия-НАТО, включая одобренную в 1999 году Хартию европейской безопасности. В них сказано, что безопасность неделима, что ни одно государство не будет укреплять свою безопасность за счет безопасности любого другого государства Евроатлантики. Также отмечено, что ни одна из действующих в Евроатлантике организаций не может быть главнее другой, что не существует иерархии международных организаций, что прямо указывает на ту роль, которую должны играть и НАТО, и ОБСЕ, и другие действующие структуры. Однако большой поддержки Договор о евроатлантической безопасности среди европейских стран не получил, что в некоторой степени ослабило взаимоотношения России и НАТО.

Для преодоления недоверия между Россией и НАТО следует переосмыслить некоторые важнейшие основы внешней политики нашей страны. Безусловно, эти изменения не может вызвать только НАТО. Но оно может содействовать созданию такой политической атмосферы, в которой не будет места враждебным отношениям с Западом. Это стало бы существенным плюсом в развитии международных отношений России.

Также, на мой взгляд, Россия и НАТО должны подумать о тех проектах, которые позволили бы изменить общественное мнение обеих сторон в пользу сотрудничества. Например, развернувшаяся совсем недавно тихая война за Арктику – свидетельство очевидного соперничества [5]. Вместо милитаризации региона было бы логично начать его совместное освоение (включая контроль за защитой окружающей среды, борьбу с браконьерством и т.п.). И, возможно, подумать о Договоре об Арктике, который повторял бы существующий Договор об Антарктике или о Луне, являющихся, как известно, собственностью всего человечества. Еще одним совместным проектом может стать общая борьба с пиратством. И не только у берегов Сомали, но и в Малаккском проливе, где эта проблема не менее актуальна.

Таким образом, у России и НАТО есть все возможности для развертывания полноценного партнерства. В перспективе, по мере трансформации отношений, можно было бы говорить и о более тесных формах сотрудничества, включая вступление Российской Федерации в альянс. Но, даже не заглядывая так далеко, можно уверенно утверждать, что при наличии политической воли у обеих сторон появляется шанс «переступить» через ошибки прошлого и начать строить конструктивные отношения. Альтернативой этому будет лишь ослабление и России, и Европы, в том числе истощение в гонке за престиж, а также рост напряженности на континенте, который может быть усилен экономическим кризисом. Сегодня в международных отношениях наступает эпоха, требующая активных действий. И от того, какой путь выберет Россия, будет зависеть её дальнейшее внешнеполитическое развитие и признание на международном уровне.

Список использованной литературы

  1. Россия-НАТО: выстраивая углубленные отношения //  http://www.nato.int/cps/en/natolive/index.htm (дата обращения:  10.06.2010).
  2. NATO 2020: Assured security; dynamic engagement. Analysis and recommendations of the group of experts on a new strategic concept for NATO. Brussels: NATO Public Diplomacy Division, 17 May 2010. P.10.
  3. НАТО призвала к сотрудничеству с Россией // http://news.onru.ru/news/print/32192.html (дата обращения: 25.05.2010).
  4. Воронков В. Договор о европейской безопасности: после Корфу // Индекс безопасности. 2008. № 3-4 (90-91). С. 145.
  5. Мэтьюз Оуэн. Самая холодная война: Россия и США соперничают за ресурсы Арктики // Daily Mail. 19.05.2009.


blog comments powered by Disqus