ru
Новости
  • 08.12.2017

    Выступление С.Лаврова на 24-м заседании СМИД ОБСЕ

    Подробнее
  • 04.11.2017

    По итогам заседания Совета Россия – НАТО в Брюсселе

    Подробнее
  • 27.10.2017

    СОВМЕСТНАЯ ПРЕСС-КОНФЕРЕНЦИЯ ПОСТПРЕДА РОССИИ ПРИ НАТО АЛЕКСАНДРА ГРУШКО И СПЕЦПРЕДСТАВИТЕЛЯ ПРЕЗИДЕНТА РФ ПО АФГАНИСТАНУ ЗАМИРА КАБУЛОВА ПО ИТОГАМ ЗАСЕДАНИЯ СОВЕТА РОССИЯ-НАТО 26 ОКТЯБРЯ 2017

    Подробнее
  • 26.10.2017

    Secretary General discusses NATO-Russia Council

    Подробнее

24.07.2010Смирнова Юлия Александровна, Волгоград

Работа на конкурс эссе 2010

Смирнова Юлия Александровна
Управление Федерального казначейства
по Волгоградской области, юрист
julietta.smirnova@gmail.com

 «… отношения в духе дружбы и сотрудничества
в соответствии с международным правом…»
Проект Договора о европейской безопасности. Россия, 2009

 

Размышляя о внешнеполитической жизни, в которой Россия принимает непосредственное участие, каждый раз находится какой-нибудь ключевой момент, который тормозит возможность делать выводы, прогнозы, строить планы, рассматривать перспективы. Самобытность каждой из стран, своеобразие подходов к решению возникающих проблем, культурные особенности, роль личности, находящейся у власти – всё это причины того, что категоричность в таких вопросах просто опасна.

Грузия в августе 2008 года, действия мирового сообщества в ответ на агрессию, разработка новой стратегической концепции НАТО в 2009-2010 гг., реакция евроатлантического мира на инициативу России – Договор о европейской безопасности, стремление к сокращению вооружений, - что бы не происходило, давно пришло время, когда едва ли представляет возможным сохранять реальный статус-кво (в этом смысле стоит отдать должное Швейцарии), да и стоит ли?..

Россия и НАТО переживают удивительные отношения с момента создания Евроатлантического союза. Удивительны они тем, что предсказать их непросто, напоминают они американские горки, и едва ли кто-то сможет определенно сказать, чем все закончится. Однозначно можно попытаться определить связывающее эти субъекты, их разделяющее и помечтать о перспективах. Помечтать – значит не уйти от действительности, а попытаться  приблизиться к ней, если верить Сомерсету Моэму.

До настоящего времени общие угрозы выполняют роль цемента, и, как бы цинично это не звучало, создают возможность (но какой ценой!) для компромисса с тем, чтобы с ними бороться. К ним, безусловно, относятся  насильственный экстремизм, трансграничная организованная преступность, в том числе, международный терроризм, киберпреступность, торговля людьми, незаконный оборот (контрабанда) наркотиков и оружия, пиратство (например, у побережья Африканского Рога и в Индийском океане), ксенофобия и т.д., распространение оружия массового уничтожения и средств его доставки, природные, техногенные, экологические катастрофы, региональные кризисы, массовая бедность и дефицит продовольствия, нехватка энергоресурсов, эпидемии, незаконная миграция, изменение климата и так далее. Все это – трансграничные явления, эффективно противодействовать которым можно только коллективными усилиями. Обе стороны это понимают, а потому работают совместно по борьбе с рядом обозначенных угроз.

В связи с этим на ум приходит идея о «глобальной сети безопасности». В статье Збигнева Бжезинского в журнале Foreign Affairs высказана мысль о необходимости вовлечения России в «более широкую сеть глобальной безопасности» таким образом, чтобы способствовать «угасанию остающихся у России имперских амбиций»[1].

Согласно опубликованному докладу[2] лондонского независимого исследовательского института Центр европейских реформ (Center for European Reform), если восточноевропейские страны, а также такие члены альянса, как Норвегия и Исландия, не будут чувствовать себя защищенными, это осложнит «перезагрузку отношений с Россией, на которую рассчитывает генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен. Как пишут эксперты, НАТО сомневается, следует ли ему успокаивать страны Восточной Европы или перезагружать отношения с Россией. «Это - ложная дилемма, - считают авторы доклада. - Альянсу нужна двусторонняя стратегия, позволяющая добиться сразу обеих целей». Вопрос лишь в том, какой путь альянс изберет.

Претензии Североатлантического альянса на всесильность, универсальность и уникальность (попытки заменить собой ООН), подкрепленные зачастую не столько реальными действиями, сколько авторитарностью внутри альянса на мировой арене, не вызывают восторгов со стороны России, которую до настоящего времени обвиняют в «имперских амбициях» и недоверии НАТО. Это едва ли способствует стремлению навстречу друг другу.

Вызвано это, прежде всего, непониманием по ключевым моментам. Для Москвы Североатлантический блок был и остается, прежде всего, военным альянсом, предназначенным для оперативно-тактической деятельности, тогда как сам Брюссель считает, что завершил свою трансформацию в политическую организацию.

Американский политолог Сэмюэль Хантингтон, анализируя возможную стратегию НАТО в XXI веке, писал: «С окончанием холодной войны у НАТО появилась одна главная и четкая цель: обеспечить свое существование, не допустив возвращения политического влияния России в Центральную Европу[3]».

Дискуссии внутри Североатлантического альянса сосредоточены на опасностях, проистекающих из мощи России. Такие страны, как Латвия, Литва, Эстония и Польша, усматривают в проводимой Россией политике прямую военную угрозу. Подобный взгляд никаким образом не опровергается иными членами альянса, что ставит под сомнение заверения блока в отсутствии какого бы то ни было противостояния России.

Растущий список ключевых площадок развертывания событий (Европа, Кавказ, Центральная Азия, Дальний Восток, Ближний Восток и Арктика) и общие для них проблемы (распространение ядерного оружия, разоружение, энергетическая безопасность, продажа вооружений) явно демонстрируют нынешний глобальный характер взаимоотношений НАТО и России вопреки существующим непониманию и расхождению во взглядах[4].

Наличие противоречий[5] внутри альянса также тормозит намечающиеся сдвиги в сторону сближения России и НАТО. Однако это вовсе не означает, что их нет и не будет. Общие вызовы и угрозы, с которыми стороны сталкиваются, неизбежно ведут к вопросу об объединении усилий[6].

В последнее время вызовами для обеих сторон стала реальная возможность распространения ядерного (биологического, химического) оружия и усовершенствованных ракетных технологий (КНДР, Иран, …), Афганистан (вопреки тому, что Россия не участвует в операции в стране, неоднократно заявлялось о том, что стабилизация ситуации – это приоритетный вариант развития событий), агрессивный национализм, нарушения прав человека и неурегулированные территориальные споры, которые представляют угрозу стабильности и сложившемуся миропорядку.

Если отвлечься от обозначенных «острых углов» в отношениях сторон и взглянуть на ситуацию со стороны, то конфронтации (в том понимании, в котором она существовала полвека назад) России и НАТО в настоящее время не существует, есть лишь недопонимание и расхождение по важным для обеих сторон позициям. Главной целью НАТО в настоящий момент остается самооборона любой ценой вопреки международному праву и интересам стран без доминирующего влияния в мире. А это фактически означает отсутствие пределов таких действий. Именно это и настораживает Россию. О каком параллельном сосуществовании тогда может идти речь, если обе стороны ждут чего угодно друг от друга?..

Представляется, что отношения между НАТО и Россией должны строиться на основе общих интересов, взаимодействия и транспарентности, и если не взаимного доверия (наличие которого в политической сфере вызывает у меня большие сомнения), то хотя бы компромиссного учета взаимных интересов и понимания стремлений друг друга.

Насколько можно обозначить перспективы сотрудничества в условиях взаимозависимого мира?

Для ответа на этот вопрос необходимо мысленно представить, какой выбор сделает альянс до конца 2010 года, выбор стратегии дальнейшего развития, который будет озвучен на ноябрьском саммите в Лиссабоне в рамках новой стратегической концепции НАТО. Насколько далеко НАТО будет готова зайти в методах по обеспечению безопасности и какие методы официально будут признаны допустимыми?

 tab2

Сейчас представляется возможным  (после опубликованного доклада[7] по подготовке новой стратегической концепции НАТО группы экспертов во главе с Мадлен Олбрайт 17.05.2010) предположить, что основу новой стратегии НАТО составит закрепление военного присутствия альянса в Центральной Азии, гибкая политика в отношении России, новые принципы применения силы в так называемых «условиях отсутствия войны».

«Заниматься новой архитектурой безопасности, не решив фундаментальные проблемы – значит делать вид, что такой сложный процесс возможен при отсутствии стабильного прогресса в этой сфере. Обе стороны смогут добиться многого, если нам удастся отрешиться от беспокойства и подозрительности, присущих прошлому, и следовать курсу общей стратегии посредством обмена информацией, пула ресурсов и предоставляя потенциал одной стороны для укрепления потенциала другой. Я полагаю, что правительства государств НАТО готовы незамедлительно следовать в этом направлении, и надеюсь, что Россия решит двигаться по параллельному с нами пути»[8], - заявила Мадлен Олбрайт в феврале 2010 года во время визита в Москву в рамках подготовки новой Стратегической концепции НАТО. 

            Готовы страны альянса к таким действиям навстречу России или нет, узнаем мы это только после первого шага России навстречу НАТО. В этом случае будущее выглядит светлым, продуктивным и многообещающим для обеих сторон. Предсказать, будет так или нет, едва ли возможно. Let’s hope for the best. Первым шагом навстречу можно считать проект Договора  о европейской безопасности (ДЕБ), который базируется на одном из основных принципов международного права: единстве европейской безопасности, т.е. недопустимости укрепления собственной безопасности за счет безопасности других. Закрепленный в Хартии европейской безопасности 1999 года, в документах Совета Россия-НАТО, этот принцип отнюдь не является российской выдумкой.

На форуме по международной безопасности во французском городе Эвиан в 2008 году российский президент сформулировал пять основных принципов нового ДЕБ: подтверждение базовых принципов безопасности и межгосударственных отношений на евроатлантическом пространстве; недопустимость применения силы или угрозы ее применения в международных отношениях; гарантии обеспечения равной безопасности; запрет на эксклюзивное право любого государства и международной организации на поддержание мира и стабильности в Европе; установление базовых параметров контроля над вооружениями и разумной достаточности в военном строительстве.

За этими общими принципами стоит стремление добиться юридических гарантий со стороны США и Запада в части: отказа от размещения в Европе новых систем вооружения и военной инфраструктуры, количественных ограничений вооружений, их возможных изменений только в согласованном формате; разграничения юридически и на практике сфер ответственности между основными организациями безопасности, действующими в Европе (и не только) – НАТО, ОДКБ, ОБСЕ, ШОС, т.е. стремление к юридическому оформлению согласованности действий, к ДИАЛОГУ. И что очень важно, на мой взгляд, данная инициатива не абсолютна. Российская сторона готова ее обсуждать, корректировать, развивать идеи в заданном направлении поиска новой системы обеспечения безопасности в Европейском регионе.

Изменения, произошедшие за последнее время, связанные с новыми именами – Брака Обамы, Андерса Фог Расмуссена, внезапно-трагическим потеплением отношений с Польшей, и движением в сторону России подают надежды на то, что и российские власти вопреки напряженности верно воспримут меняющиеся условия и смогут адекватно себя проявить.

Какие перспективы я вижу? Противоречивые. Либо в отношениях прекратит существование стратегическая цель НАТО полувековой давности (См. ссылка 9) и возможно заработает новый ее вариант (См. ссылка 10) либо американские горки отношений России и НАТО будут продолжаться – от сближения к разрыву, снова и снова.

“To keep America in,
the Soviets out and the Germans down[9].”

strelka v nablize

 “Europe up, Russia with,
America in and danger out[10].”

 Прошлое                                                       Настоящее                                                     Будущее

Разумнее вариант первый, но решать все будут «мелочи» - новая стратегическая концепция НАТО, судьба ДЕБ, способность слушать и слышать друг друга, возможность если не доверять, то хотя бы поверить друг другу. Время покажет.



[1] См.: An Agenda for NATO. Toward a Global Security Web. by Zbigniew Brzezinski// «Foreign Affairs».-№ 5.-Sept/Oct 2009 http://www.foreignaffairs.com/articles/65240/zbigniew-brzezinski/an-agenda-for-nato; Повестка дня для НАТО. Збигнев Бжезинский// «Россия в глобальной политике» № 4.- Июль-август 2009.

[2] См.: NATO: new allies and reassurance. Policy brief by Ronald Asmus, Stefan Czmur, Chris Donnelly,
Aivis Ronis, Tomas Valasek and Klaus Wittmann, May 2010 // http://www.cer.org.uk/;

[3] См.: Сэмюэль Хантингтон «Столкновение цивилизаций».-М.: ООО «Издательство АСТ», 2003. – 603, [5] с.- С.246-247.

[4] См.: Как изменить ментальность холодной войны. Тома Гомар// «Россия в глобальной политике».-№ 2.- март -апрель 2010.

[5] «Я не вижу глобальной НАТО… Эта организация может обеспечивать безопасность за пределами своего региона, но это не значит, что она может принимать в свои ряды страны из других регионов». Выступление канцлера ФРГ А. Меркель в Бундестаге 26.03.2009.

[6] "У нас общие угрозы и интересы, а Афганистан - это ключевой элемент сотрудничества". Генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен в ходе переговоров с главой российского правительства в декабре 2009 года. // http://www.bbc.co.uk/russian/international/2009/12/091216_rasmussen_lavrov.shtml

[7] См.: Текст доклада экспертной группы. Report of the Group of Experts in English, French or Ukrainian. // http://www.nato.int/strategic-concept/index.html

[8] Выступление Мадлен Олбрайт в МГИМО 11.02.2010. // http://www.nato.int/cps/ru/natolive/opinions_61448.htm

[9] Знаменитая цитата лорда Гастингса Исмея, первого Генерального секретаря НАТО, сказанная им для обозначения цели существования НАТО.

[10] См.: Europe up, Russia with, America in and danger out by Harlan Ullman.- March 10th, 2010 // http://www.officialwire.com/main.php?action=posted_news&rid=109718; Outside view: NATO needs a slogan by  Harlan Ullman.-26.05.2010 //  http://www.upi.com/Top_News/Analysis/2010/05/26/Outside-View-NATO-needs-a-slogan/UPI-32321274869980/?pvn=1

 

 

blog comments powered by Disqus