ru
Новости
  • 04.10.2017

    Студенческая конференция “Архитектура европейской безопасности: основные акторы и перспективы сотрудничества” прошла в Москве 28-29 сентября 2017 г.

    Подробнее
  • 02.08.2017

    А.В. Грушко о российско-белорусских учениях «Запад-2017»

    Подробнее
  • 30.07.2017

    Заместитель генерального секретаря НАТО и специальный представитель США проводят переговоры об Украине

    Подробнее
  • 20.07.2017

    Генеральный секретарь рассказывает о заседании Совета Россия–НАТО

    Подробнее

24.07.2010Морозов Антон Юрьевич, Санкт-Петербург

Морозов Антон Юрьевич
к.и.н., старший преподаватель кафедры истории и политологии
Санкт-Петербургского государственного университета сервиса и экономики

Формирование нового качества взаимоотношений Российской Федерации и Североатлантического альянса является одной из наиболее актуальных задач российской внешней политики. Учитывая тот факт, что Российская Федерация в последние годы прочно утвердилась в качестве одного из признанных мировых лидеров, данная проблема принимает глобальный характер и требует повышенного внимания мировой общественности. На протяжении  шестидесяти лет эти взаимоотношения принимали различные формы, от конструктивного диалога до открытого противостояния, и являлись своеобразной лакмусовой бумагой, свидетельствующей о состоянии политического развития российского государства и международных отношений. То же самое можно сказать и о современном состоянии дел: устойчивый внешнеполитический курс в отношении НАТО позволит сделать достоверные выводы относительно современной России как государства и субъекта мировой политики.

Дискуссии относительно будущего отношений России и НАТО носят достаточно острый характер, а точки зрения на решение возникающих проблем иногда диаметрально противоположны. Возможными причинами подобных разногласий являются мифологизированность и политизированность истории вопроса, непонимание тесной взаимосвязи внутренней и внешней политики государства, а также динамики происходящих в мире политических изменений. Принимая во внимание то, что без понимания этой динамики достаточно сложно понять текущее положение вещей, следует сделать ряд важных замечаний.

Современные отношения можно охарактеризовать как наиболее стабильно развивающиеся за всю их историю, по сравнению и с советским периодом, и с девяностыми годами XX века. С 1949 по 1991 год военно-политическое, экономическое и идеологическое противостояние СССР и США не позволяло говорить ни о каком подобии конструктивного диалога в отношении перспектив сотрудничества. В буржуазно-демократических странах НАТО рассматривалась как инструмент обеспечения европейской безопасности в условиях военной угрозы со стороны СССР и левых революционных движений, а в СССР и других социалистических странах – как орудие американского империализма. Коренные расхождения во взглядах не только на  мировую политику, но и на экономику, историю, культуру и многое другое не допускали никаких возможностей диалога. Считается, что холодная война Запада против СССР, как всестороннее противодействие распространению советского влияния в Европе и мире, в ее идеологической составляющей была объявлена Уинстоном Черчиллем в Фултонской речи 5 марта 1946 года, политическое выражение приобрела в доктрине Трумэна и получила экономическую поддержку в виде плана Маршалла. В 1948 году дело дошло и до создания военно-политического договора – Западноевропейского союза, прообраза НАТО. Нельзя сказать, что СССР в этот период находится в положении обороняющейся стороны: администрация Сталина проводит целенаправленную политику поддержки социалистических режимов, постепенно добиваясь статуса второй супердержавы. Существование одной мировой  супердержавы теоретически противоречило существованию другой, и любые мирные инициативы (например, желание СССР вступить в НАТО или объединить Германию, исключив её из любых блоков) расценивались на Западе как провокация или политическая игра. История отношений НАТО и СССР в 1955-1991 гг. – это история холодной войны, обусловленной непримиримой идеологической борьбой. Об этом свидетельствуют первые четыре стратегические концепции НАТО: несмотря на нестабильный характер советско-американских отношений (от обострения к разрядке, от разрядки к очередному обострению), стратегия альянса оставалась неизменной – конфронтация при любых ответных действиях со стороны Советского Союза.

Ключевым моментом в истории отношений России и НАТО является распад СССР и образование нового субъекта международных отношений – Российской Федерации. И для России, и для НАТО изменилось если не все, то очень многое. Вместе с биполярным миром перестала существовать основная угроза безопасности европейских государств, с точки зрения официальной европейской идеологии времен холодной войны. И для Российской Федерации, и для НАТО, и для всего мира начинается период поиска своего места в новой системе международных отношений. Сделав политическую ставку на полное уничтожение советской и коммунистической идеологии, администрация Ельцина впервые добилась от альянса в ответ на предложение сотрудничества положительного ответа. С 1994 года Россия участвует в программе «Партнерство во имя мира», а с 1997 года, когда в Париже был подписан Основополагающий акт о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности Россия-НАТО, в Совместном постоянном совете (СПС). Казалось, что новая российская администрация целиком и полностью приняла правила игры НАТО, несмотря на все перемены, которые произошли с самим альянсом.

На протяжении 90-х годов альянс претерпел значительные изменения: в 1991 году была принята новая (пятая по счету) стратегическая концепция, определявшая его облик в связи с произошедшими в мире изменениями. Следует обратить внимание на некоторые черты, которые отличают эту концепцию от секретных документов времен холодной войны. Это была первая концепция, опубликованная открыто и не ориентированная на конфронтацию. При сохранении основной цели – обеспечение коллективной безопасности стран-участниц – особый акцент делался на поиск возможностей для партнерства и сотрудничества с бывшими противниками, а также на поиск новых путей ликвидации региональных конфликтов, ставших угрозой безопасности номер один в стремительно меняющейся Европе. Наиболее яркими проявлениями этой стратегии стали расширение НАТО за счет принятия новых членов и участие вооруженных сил альянса в региональных конфликтах, вызванных изменением геополитической ситуации в Европе и мире. Политика же правительства Российской Федерации в отношении НАТО свидетельствовала о том, что такое положение вещей его полностью устраивает, несмотря на то, что в обществе отчетливо назревали антинатовские настроения. Во многом они базировались на стереотипах времен холодной войны, но также имели под собой серьезные опасения, связанные с процессом формирования однополярной Европы, в которой для России места не было. Если говорить точнее, то причиной кризиса отношений были не только амбиции лидеров НАТО, но и отсутствие внятной инициативы с российской стороны. К концу 1990-х годов Россия не обладала четкой, продуманной стратегией внешней и оборонной политики, понятными национальными интересами и концепцией безопасности, а иллюзии конца 80-х о демократической семье европейских народов и европейском равноправии были окончательно развеяны. Последней каплей стала война НАТО против Югославии в 1999 году, подкрепленная принятием новой стратегической концепции. НАТО окончательно превратилась в структуру, функционально заменяющую Совет Безопасности ООН, ОБСЕ и другие, позиционируя себя в качестве единственной организации, способной обеспечить безопасность стран-участниц, а также эффективно разрешать конфликты, угрожающие их стратегическим интересам. Россия же окончательно была низведена до роли страны-сателлита, без права решающего голоса, но с обязательствами перед альянсом. Несмотря на все произошедшие изменения, только она представляла для альянса опасность, сопоставимую с военными возможностями блока, прежде всего ядерно-стратегическими. Сотрудничество с НАТО, казавшееся в начале 90-х годов основой стратегии безопасности новых суверенных государств, зашло в тупик, хотя сотрудничество по отдельным вопросам не прекращалось.

Возрождение диалога Россия-НАТО было связано со сменой администраций. В октябре 1999 года новый генеральный секретарь НАТО Джордж Робертсон заявил о налаживании диалога России как о своей первостепенной задаче, а в 2000 году новый президент Российской Федерации Владимир Путин озвучил позицию своей администрации, в общих чертах продолжающую политику прошлого кабинета, – строить отношения с НАТО в духе прагматизма[i].

Кроме инициативы лидеров, признавших наличие кризиса в отношениях, Россию и НАТО сблизили новые проблемы и новые вызовы, которые приобрели актуальность в начале тысячелетия. Летом 2000 года авария на подводном атомоходе «Курск» привела стороны к необходимости координации действий своих силовых ведомств в экстренных ситуациях, связанных с угрозой экологической катастрофы, а также их предотвращения и профилактики. Террористические акты 11 сентября 2001 г. в США заставили  альянс пересмотреть свой подход к исламистским радикальным движениям, об угрозе которых российская администрация настойчиво сообщала с конца 90-х годов, а также приступить к разработке планов совместных действий по противодействию мировому терроризму. Переговоры, имевшие место в 2000-2001 гг. привели к созданию нового органа, призванного стать основной площадкой для продвижения двусторонних отношений вперед – Совета Россия-НАТО (СРН). На данный момент работу Совета можно оценить достаточно высоко. Ведется активное сотрудничество по противодействию международному терроризму, обеспечению экологической безопасности, предотвращению незаконного оборота наркотиков, организации совместных военных учений, выработке общих политических позиций и т.д. Однако, несмотря на значительное потепление отношений и развитие сотрудничества, альянс продолжает действовать в рамках заявленной стратегии 1999 года, предусматривающей включение в состав государств Восточной Европы, ядерное сдерживание и военные действия вне территории стран НАТО, что в значительной степени ущемляет национальные интересы Российской Федерации, имеющей общую границу со странами-участниками альянса.

На 2010 год запланировано принятие новой стратегической концепции НАТО. В очередной раз изменился мир, столкнувшись с новыми угрозами: активизацией международного терроризма и пиратства, увеличением незаконного оборота наркотических средств, потенциальным расширением ядерного клуба, ростом опасности экологических катастроф, появлением  киберпреступности и т.д., а главное – глобальным характером большинства проблем. Вследствие этого в новую концепцию будут, скорее всего, внесены соответствующие поправки.  Во-первых, отчетливо ясно, что будет узаконено применение альянсом силы вне границ стран-участниц и в значительном удалении от их территорий. Об этом на пресс-конференции 17 мая 2010 года заявили генеральный секретарь НАТО Андерс фон Расмуссен и глава т.н. «совета мудрецов» (экспертной комиссии по разработке новой концепции) Мадлен Олбрайт[ii]. «Что касается критериев для проведения операций за пределами территорий стран-членов НАТО, я хочу отметить два пункта. Во-первых, подобное вмешательство должно осуществляться исключительно во имя безопасности стран-членов альянса. Во-вторых, подобные миссии должны осуществляться в виде ответа на конкретные вызовы в сфере безопасности, и в соответствии с резолюцией СБ ООН», - добавил Расмуссен.
При этом мадам Олбрайт заметила, что при этом «НАТО не имеет намерения становиться жандармом мира. Но мы видим, какие ужасные вещи творятся в мире, и мы должны быть готовы защищать наши страны, даже если для этого необходимо выходить за пределы нашей территории». Из вышесказанного можно заключить, что тенденция 1999 года превратилась в политику сегодняшнего дня, однако опасность выхода за рамки ООН лидерами НАТО осознается достаточно четко. Хотя остается непонятным вышеозначенное разделение обязанностей в отношении обеспечения безопасности в Европе и мире. Во-вторых, продолжится расширение НАТО, в том числе, хотя о возможном вступлении в состав блока Украины и Грузии Расмуссен говорит уклончиво – в отношении новичков продолжает действовать политика открытых дверей, однако все дело заключается в соответствии претендента высоким стандартам и критериям альянса. В-третьих, продолжится монтаж систем ПРО в Европе. Но, остается надеяться, с учетом позиции России по данному вопросу.

Ключевой момент новой концепции – новая роль России, с которой теперь невозможно не считаться. За 2000-2010 год Россия совершила настоящий прорыв во внешней политике, вернув себе место мирового лидера. В докладе «мудрецов» подчеркивается, что «новая стратегическая концепция должна подтвердить волю НАТО способствовать созданию новой системы евроатлантической безопасности, основанной на сотрудничестве, которое включает сотрудничество с Россией в области безопасности». Это означает, что основы политики, заложенные в 2000-е годы, будут сохранены. В то же время, отмечается, что  «НАТО должна вести политику взаимодействия с Россией, в то же время гарантируя всем союзникам без исключения, что их интересы и безопасность будут защищены... Хотя НАТО не представляет угрозы для России и не рассматривает Россию как источник военной угрозы, определенные сомнения о намерениях и политике друг друга пока сохраняются». Таким образом, несмотря на наличие конструктивных предложений со стороны России (достаточно вспомнить предложение президента Медведева по договору о европейской безопасности[iii]) и четко выстроенных концепций внешней политики[iv] и национальной безопасности[v], доверия к России со стороны НАТО также до сих пор нет. Конечно, во многом благодаря именно этим документам: в них НАТО предстает одной из наиболее весомых угроз безопасности Российской Федерации. Это, безусловно, соответствует действительности, однако не способствует развитию диалога. Возвращение России на мировую арену оказалось быстрым и неожиданным, НАТО и её страны-сателлиты оказались не готовы воспринять её в качестве равного партнера и генератора новой европейской стратегии.

В чем причины взаимного недоверия? На взгляд автора, определяющее значение имеют уже не стереотипы холодной войны, хотя и они играют свою роль. Гораздо более опасны стереотипы 90-х годов. Россия 2000-х и 2010-х – это реально существующее государство, что было не совсем очевидно в конце 90-х. Россия вернулась на мировую арену в роли лидера и готова защищать свои национальные интересы. При этом НАТО вполне может быть союзником Российской Федерации, поскольку глобальные проблемы могут быть решены только путем консолидации усилий всех стран и международных организаций. Игнорировать потенциал НАТО в этом деле было бы просто бессмысленно. Однако поступиться принципами, далеко не всегда оправданными, пока не готова ни одна из сторон.



[i] Отношения Россия – НАТО. [Эл. ресурс]. URL: http://www.nato.int/issues/nato-russia/evolution-ru.html. Дата обращения: 12.06.2010 г.

[ii] О новой стратегической концепции НАТО [Эл. ресурс]. URL: http://sknews.ru/rubriki/army/35537-o-novoj-strategicheskoj-koncepcii-nato.html Дата обращения: 12.06.2010 г.

[iii] Проект Договора о европейской безопасности.[Эл. ресурс]. URL: http://news.kremlin.ru/news/6152 Дата обращения: 12.06.2010 г.

[iv] Концепция внешней политики РФ [Эл. ресурс]. URL: http://archive.kremlin.ru/text/docs/2008/07/204108.shtml Дата обращения: 12.06.2010 г.

[v] Стратегия национальной безопасности РФ [Эл. ресурс]. URL: http://archive.kremlin.ru/text/docs/2009/

05/216229.shtml. Дата обращения: 12.06.2010 г.