ru
Новости
  • 08.12.2017

    Выступление С.Лаврова на 24-м заседании СМИД ОБСЕ

    Подробнее
  • 04.11.2017

    По итогам заседания Совета Россия – НАТО в Брюсселе

    Подробнее
  • 27.10.2017

    СОВМЕСТНАЯ ПРЕСС-КОНФЕРЕНЦИЯ ПОСТПРЕДА РОССИИ ПРИ НАТО АЛЕКСАНДРА ГРУШКО И СПЕЦПРЕДСТАВИТЕЛЯ ПРЕЗИДЕНТА РФ ПО АФГАНИСТАНУ ЗАМИРА КАБУЛОВА ПО ИТОГАМ ЗАСЕДАНИЯ СОВЕТА РОССИЯ-НАТО 26 ОКТЯБРЯ 2017

    Подробнее
  • 26.10.2017

    Secretary General discusses NATO-Russia Council

    Подробнее

17.04.2012Волков Михаил Викторович, г. Краснодар

Эссе на конкурс

Волков Михаил Викторович
кандидат исторических наук
независимый исследователь
г. Краснодар

Организация Североатлантического договора всегда занимала особое место в повестке дня официальных лиц, высокопоставленных политиков и военных Российской Федерации. Аббревиатура «НАТО» является частым гостем в сводках международных событий; она практически ежедневно звучит с экранов отечественных новостных каналов и из уст обывателей. Североатлантический альянс – излюбленный объект изучения российских журналистов, политологов, историков и международников. В современной России по натовской тематике проводят научные исследования, публикуют статьи и диссертации и даже пишут повести и романы в жанре военной футуристики. Иными словами, в российском информационном поле Альянс пользуется особой популярностью, чем может похвастаться не всякая международная организация. Отношения с НАТО – один из региональных приоритетов отечественной внешней политики[1]; немалое значение придается также прикладному российско-натовскому сотрудничеству в военной сфере. Символично, что текущий 2012 год – важная веха в истории российско-натовских отношений. 27 мая исполняется пятнадцать лет с момента подписания Основополагающего акта о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности между Российской Федерацией и Организацией Североатлантического договора, а 28 мая – десять лет с создания Совета Россия-НАТО. Альянс снова становится объектом повышенного внимания российской общественности, подводятся итоги и делаются прогнозы на будущее. И поскольку сотрудничество Североатлантического альянса и Российской Федерации в этом юбилейном году, конечно же, не прекратится, существует повод задуматься, почему оно является настолько значимым для обеих сторон.

С точки зрения здравого смысла наличие такого крупного военно-политического образования у собственных границ заставляет с ним, по меньшей мере, считаться. Российское политическое руководство нельзя упрекнуть в отсутствии здравого смысла, но в понимании данного вопроса оно идет дальше: в современных реалиях, когда «холодная война» осталась в прошлом вместе с частью имперских амбиций и несоизмеримо большей частью средств и методов их обеспечения, гораздо удобнее, выгоднее и мудрее наладить хорошие долгосрочные отношения со своим бывшим противником. Для НАТО же главным являлось «приручение российского медведя» и вовлечение его в общенатовский процесс с целью недопущения рецидива «холодной войны». Пользуясь разными  мотивами, стороны сошлись в целях и задачах. Партнерство России и НАТО стало ответом на вопрос, как должна выглядеть новая система безопасности в Евроатлантическом регионе. Для этого был выстроен целый механизм сотрудничества, в котором количество задействованных «узлов взаимодействия» прямо пропорционально интенсивности политического диалога.

В идеальном варианте расширение областей сотрудничества, а также увеличение их количества приводят к дальнейшему улучшению отношений между Россией и НАТО на уровне политического руководства, а потепление политического климата способствует более тесному сотрудничеству в прикладных сферах. Такой вот замкнутый круг. В то же время главным парадоксом системы российско-натовского сотрудничества по настоящее время оставалось более качественное развитие практического взаимодействия в конкретных областях по сравнению с политическим диалогом между руководством Альянса и правительством РФ. Связано это с тем, что по разным причинам политические элиты с обеих сторон не рассматривали (и не рассматривают до сих пор) друг друга в качестве официальных союзников. В качестве партнеров – несомненно, но с некоторыми оговорками, возникающими в результате непрекращающегося соперничества России и НАТО в вопросах расширения Альянса на восток и принятия новых государств-членов, а также по причине ряда болезненных вопросов, затрагивающих сферы национальной безопасности членов НАТО и России: в частности, проблемы Договора об обычных вооруженных силах в Европе, противоракетной обороны, а также независимости Абхазии и Южной Осетии. В итоге получается, что «хорошие» отношения, являющиеся самоцелью российско-натовского сотрудничества, не подразумевают союзнических, о которых до сих пор можно только мечтать. «Хорошие» отношения в данном случае – это некий баланс политических интересов между НАТО и Россией, причем стороны могут жертвовать своими наименее ценными интересами на основе компромисса, но тщательно оберегают жизненно важные, что естественно. Система российско-натовских отношений сродни канатоходцу под куполом цирка: отсутствие ярко выраженного перекоса в сторону интересов одного из партнеров обеспечивает балансировку системы. Как только возникает проблемный момент, затрагивающий особо ревностно оберегаемые сторонами интересы, система раскачивается, партнерство превращается в соперничество, латентная конкуренция становится жесткой и агрессивной, вследствие чего «канатоходец» теряет равновесие и стремительно летит вниз.

Если рассматривать систему российско-натовского партнерства именно с этих позиций, то в истории отношений России и НАТО «канатоходец» падал дважды: весной 1999 г. после начала бомбардировок Сербии и в августе 2008 г. в связи с событиями грузино-югоосетинского конфликта. При этом всяческое взаимодействие сторон на уровне политического руководства приостанавливалось. К счастью, это не означало ликвидации уже наработанного опыта сотрудничества в прикладных сферах, который слишком ценен, чтобы позволить им так бездарно распорядиться. Здесь можно проследить обнадеживающую тенденцию: если в 1999 г. отношения прекратились на пару лет и возобновились незадолго до создания Совета Россия-НАТО в 2002 г., то в 2008 г. они были временно приостановлены всего лишь на период с августа по декабрь[2].

В начале 2011 г. на фоне развивающейся военной операции НАТО в Ливии «канатоходец», как показалось, снова опасно накренился, но никакого замораживания отношений на этот раз не произошло. 10 марта президент РФ Д. Медведев подписал Указ № 286 «О мерах по выполнению резолюции Совета Безопасности ООН 1970 от 26 февраля 2011 года»[3]. Таким образом, Россия присоединилась к санкциям Совета Безопасности ООН и формально признала легитимность военной операции НАТО, несмотря на то, что премьер-министр В. Путин, в свою очередь, резко осудил резолюцию Совбеза, назвав её «неполноценной, ущербной, нелогичной и бессовестной»[4]. При этом подавляющее большинство населения России и часть общественных и политических деятелей всячески критиковали НАТО и сочувствовали режиму М. Каддафи, оперируя терминами государственных интересов России в Ливии и общей неприязни к Организации Североатлантического договора.

Двоякое отношение российского политического тандема к военной операции НАТО в Ливии вряд ли свидетельствует о его несогласованности или внутреннем расколе. Скорее, эмоциональные высказывания В. Путина были рассчитаны на отечественного обывателя, который привык воспринимать Альянс как некое инфернальное зло. Важно другое: в призме официальных российско-натовских отношений глубина и важность партнерских связей достигли к 2011 г. такого уровня, что в данном эпизоде смогли проявить свою устойчивость. Партнерские взаимоотношения России и НАТО оказались сильнее конкуренции – чуть ли не впервые с момента окончания «холодной войны». Это тоже своего рода показатель, значение которого не стоит недооценивать.

На сегодняшний день векторы взаимодействия России и НАТО направлены на отражение практически всех современных вызовов и угроз безопасности в Евроатлантическом регионе. К ним относятся борьба с международным терроризмом, распространением оружия массового поражения, морским пиратством, наркотрафиком, кризисами гуманитарного характера и катастрофами и некоторыми другими проблемами. Не углубляясь в глубины российско-натовского прикладного сотрудничества в военных и невоенных сферах, перечислим ключевые его достижения:

1) в 1998 г. по инициативе России был создан Евроатлантический координационный центр реагирования на стихийные бедствия и катастрофы[5]. Центр содействовал гуманитарным спасательным операциям во время кризиса беженцев в Косово в 1998-99 гг.[6], а также провел важную работу при реагировании на мощные наводнения в Украине, Румынии, Венгрии, Албании и Чехии, землетрясения в Турции в 1999 г. и в Узбекистане в 2003 г., лесные пожары в бывшей югославской республике Македонии и Португалии, экстремальные погодные условия в Украине и Молдове;

2) в феврале 2003 г. министром обороны России и генеральным секретарём НАТО Дж. Робертсоном был подписан рамочный документ по спасению экипажей аварийных подводных лодок[7]. Впоследствии в результате сотрудничества в данном направлении и наличия контактов между высокопоставленными военными из России и стран НАТО оказалось возможным спасти жизни семерых моряков – экипажа российского подводного аппарата, который во время планового погружения 4 августа 2005 г. у берегов Камчатки запутался на глубине более 180 метров в рыболовецких сетях и элементах подводной системы гидрофонов и не смог всплыть[8]. Уже один этот пункт оправдывает все российско-натовское сотрудничество начиная с распада СССР;

 3) 9 марта 2011 г.  президент Д. Медведев подписал федеральный закон «О ратификации Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Соединенных Штатов Америки о транзите вооружения, военной техники, военного имущества и персонала через территорию Российской Федерации»[9], тем самым де-юре оформив уже существующий длительное время транзит грузов, предназначенных контингенту НАТО в Афганистане (ISAF). Данное соглашение будет также использоваться в рамках планируемого сокращения присутствия ISAF в стране и последующего вывода контингента в 2012-14 гг.;

4) в рамках борьбы с пиратством Альянс с октября 2008 г. организовал постоянное присутствие своих военных кораблей в Аденском заливе[10]. Российский ВМФ также принимал активное участие в патрулировании данного проблемного региона и обеспечении безопасности проходящих через него судов.

Перечень можно продолжать еще долго, ведь помимо указанных сфер взаимодействия Россия и НАТО сотрудничают в научных исследованиях (здесь можно выделить проект по дистанционному обнаружению взрывчатых веществ), в воздушном пространстве, в сфере материально-технического обеспечения и других областях. Множество подобных точек соприкосновения в рамках прикладного сотрудничества формируют фундамент системы партнерства России и НАТО. В свою очередь, конкуренция, возникающая на уровне политических элит в результате противоречий и конфликтов государственных интересов, – своеобразная «надстройка» данной системы, ограничивающая запас ее устойчивости и способности удерживать равновесие. Преодоление данных противоречий или сведение их влияния к минимуму – главная задача строительства современных российско-натовских отношений.

Лиссабонский саммит в ноябре 2010 г. стал не только очередным этапом, на котором Россия и НАТО вновь свели к единому знаменателю длинный перечень проблем, угроз и вызовов современности, качественная борьба с которыми возможна только при надлежащем уровне российско-натовского взаимодействия. На саммите был проделан огромный объем работ с целью преодоления парадокса партнерства Российской Федерации и Североатлантического альянса, связанный с конкуренцией сторон в силу конфликтов государственных и политических интересов. России и НАТО предстоит непростая работа по дальнейшему развитию собственного взаимодействия, но, оглядываясь назад, нельзя не отметить, что достигнуто уже немало. Задача заключается не в сохранении текущего опыта партнерства, задача состоит в его приумножении – чем стороны и будут активно заниматься в будущем.



[1] Концепция внешней политики Российской Федерации. № ПР-1440. Утверждена 12 июля 2008.

[2] Обойдемся без НАТО // Вести.Ru, 22 августа 2008; НАТО нехотя вновь протянула России руку дружбы // «Известия», 19 декабря 2008.

[3] Указ о применении ряда ограничений в отношении Ливии. 10 марта 2011 // http://www.news.kremlin.ru/acts/10558.

[4] Интервью премьер-министра РФ В.В. Путина // http://www.youtube.com/watch?v=ikh4Eq618P4&feature=related.

[5] Earthquake-induced disasters: limiting the damage. NATO, Brussels, 2004.

[6] Безопасность посредством партнерства. НАТО, Брюссель, 2005. С. 31.

[7] Отношения России с НАТО. Основные направления сотрудничества // http://www.nato.int/cps/ru/natolive/topics_50090.htm.

[8] Спасательная операция на Тихоокеанском флоте. 8 августа 2005 // http://www.cast.ru/comments/?id=189.

[9] Подписан закон о ратификации соглашения между Россией и США о транзите военных грузов в Афганистан через территорию России. 9 марта 2011 // http://www.kremlin.ru/news/10551.

[10] Counter-piracy Operations // http://www.nato.int/cps/en/natolive/topics_48815.htm?selectedLocale=en.

 

blog comments powered by Disqus