ru
Новости
  • 04.10.2017

    Студенческая конференция “Архитектура европейской безопасности: основные акторы и перспективы сотрудничества” прошла в Москве 28-29 сентября 2017 г.

    Подробнее
  • 02.08.2017

    А.В. Грушко о российско-белорусских учениях «Запад-2017»

    Подробнее
  • 30.07.2017

    Заместитель генерального секретаря НАТО и специальный представитель США проводят переговоры об Украине

    Подробнее
  • 20.07.2017

    Генеральный секретарь рассказывает о заседании Совета Россия–НАТО

    Подробнее

20.06.2017

Александр Воронин,

Воронин Александр
студент 2 курса,
Институт истории, международных отношений и социальных технологий,
Волгоградский государственный университетг,
г. Волгоград

Европейская безопасность: основные вызовы и перспективы

Единая Европа остается одним из главных полюсов в мировой геополитической игре, оказывающим бесспорное влияние на состояние мировой дипломатии. Вместе с тем, Европа в последнее время сталкивается с новыми сложностями, проверяющими прочность европейской интеграции и возможности обеспечения внутренних и внешних основ безопасности региона. Под угрозой оказывается и единая линия внешнеполитического влияния ЕС.

Прежде всего следует обозначить, какими путями в современном мире возможно проявление влияния в мировой политике. Если обратиться к известным исследователям способов проецирования влияния на международной арене Джозефу С. Наю и Уолтеру Р. Миду[6], то можно обозначить следующие механизмы:

1) «жесткая сила» - связана с явным военно-политическим и экономическим давлением на оппонента;

2) «мягкая сила» - неявные способы привлечения потенциальных партнеров, основанные, прежде всего, на культурно-идеологической привлекательности программ;

3) «умная сила» - комбинирование двух предыдущих подходов в зависимости от обстоятельств ради наибольшего успеха.

Такой подход, с одной стороны, показывает, что военная составляющая сохраняет актуальность и в XXI веке, в то же время, она наиболее эффективна только в рамках более широкого подхода, опирающегося на дипломатию и гуманитарные миссии.

Приведенные в пример исследователи опирались в основном на опыт США, но названные концепции актуальны и в сфере обеспечения безопасности всего НАТО. Так «жесткая сила» выражается в развертывании военных баз и контингентов вдоль границ стран-участниц, мерах необходимых для сохранения сил альянса в боеготовности, развитие структуры безопасности. Поскольку такие меры крайне заметны, именно они вызывают раздражение потенциальных соперников, например России. Однако и «мягкая сила» способна вызвать опасения конкурентов, поскольку она включает довольно широкий спектр действий (такие, как научные исследования, пропаганда, совместные программы подготовки), способствующих позитивному имиджу альянса, что в конечном итоге легитимирует силовой подход НАТО. А так как эти два подхода взаимосвязаны, на лицо и «умная» гарантия безопасности НАТО.

Ярким примером действенности такого подхода стала «внезапная смена курса» Украины, ее готовность форсировать вопрос принятия в европейскую систему безопасности (включая членство в ЕС и НАТО). Потенциальное вклинивание структур НАТО в сферу обеспечения безопасности на ближайших подступах к российской границе и ответные меры российского руководства спровоцировали серьезный кризис в отношениях альянса и РФ. Большинство дипломатических «прорывов» в этом вопросе носили временный характер, а главные вопросы урегулирования по-прежнему остаются на повестке дня. Глобальным следствием украинского кризиса (и перехода Крыма в состав России) для отношений между ЕС и Россией стала интенсивная поляризация интересов двух сторон, выразившаяся в обмене санкциями. Нельзя считать Украину единственным фронтом противоборства «мягких» сил: подобные тенденции просматриваются на всех осколках советской системы безопасности, таких как страны Кавказа и Центральной Азии. Вопрос Сирии также оставляет причины для разногласий в стане антитеррористической коалиции, чье существование выглядит весьма условно.

Подобные примеры усугубляются наращиванием расходов на военное обеспечение безопасности как в странах НАТО, так и на модернизацию российских ВС [2]. Продолжение подобной политики неминуемо навредит атмосфере доверия, учитывая, что наиболее заметен рост расходов стран Прибалтики и Восточной Европы, относящихся к одним из ближайших европейских соседей, что вызвано украинским кризисом и дальнейшим ростом инфраструктуры НАТО у границ России. На Мюнхенской конференции по безопасности 2017 Россия вновь была названа одной из главных угроз НАТО, а курс на рост военных расходов был подтвержден [1]. Дальнейшее несовпадение взглядов на векторы потенциального изменения структур европейской безопасности способно, в самом неблагоприятном случае, стать причиной полномасштабного конфликта.

Как это не страшно признавать, но общая опасность, исходящая от радикальных движений, представляющих террористическую угрозу большинству, если не всем, акторам международных отношений, больше всего способствовала сближению ЕС и РФ. Последние годы показали уязвимость единой Европы перед террористическими атаками [7]. Теракты в Париже, Брюсселе, Стамбуле и Ницце явно были частью общей атаки против Европы, организованной боевиками ИГИЛ, что заставило руководство как западных стран, так и России активизировать антитеррористические действия на Ближнем Востоке. Но интересы европейских стран на Ближнем Востоке диктуются не только соображениями военно-политической безопасности. Европа давно рассматривает энергоресурсы региона в качестве альтернативы российских углеводородов, и успех ЕС в деле создания нефтепроводов в регионе значительно ослабит российский сектор в энергетической системе Европы.

Гораздо более серьезным вызовом единой системе безопасности в Европе стал и набирающий силу европейский сепаратизм, актуализировавшийся в связи с выходом Великобритании из ЕС (Brexit). В недавно опубликованной белой книге Жан-Клод Юнкер обозначил основные принципы интеграции ЕС без Великобритании. Председатель еврокомиссии обозначил пять возможных сценариев развития интеграции, однако общий курс исключал распад ЕС. Евроскептики продолжают обозначать проблемы неравномерного развития европейских стран, грозящее распадом союза как минимум на развитый Северо-Запад и «отстающий» Юг и Восток в рамках «Европы двух скоростей», масла в огонь подливает и миграционная политика, ведь все чаще решение видят в частном порядке её определения, а не общеевропейском. Более того, процесс регионализации ЕС после выхода Великобритании только усилился, в нынешних реалиях национальные правительства предпочитают показывать успехи в деле «отвоевывания» полномочий у Брюсселя, а не наращивания сотрудничества, что определенно подрывает позиции еврозащитников [9]. Однако сейчас существует угроза не только единству ЕС: и в самих странах Европы сохраняется некоторый энтузиазм в деле изменения существующих границ национальных государств [4].

Современность вновь актуализировала технологический аспект национальной безопасности. Повсеместное распространение оборудования, работающего на программном обеспечении делает страны уязвимыми перед возможными кибератаками, причем, чем более технологически развито государство, тем уязвимее оно становится. Разумеется, для стран Европы – одного из самых технологически продвинутых регионов – этот сектор безопасности является одним из приоритетных. Для создания единой стратегии кибербезоасности ЕС проводится, в частности, тренинг Кибер Европа 2016, моделирующий возможные сценарии кибератак. Киберсотрудничество может стать одним из векторов налаживания европейского единства, считает уполномоченный ЕС по вопросам цифровой экономики и общества Гюнтер Х. Эттингер [8].

Новый взгляд на Россию как ключевого участника системы безопасности в Европе, а также определения взаимозависимости ЕС  России в обеспечении европейской безопасности, закрепленный в новой стратегии безопасности ЕС, подкрепляется обозначением возможных направлений взаимного сотрудничества, таких как «пограничное сотрудничество», Арктика, морская безопасность, экология, образование и научные исследования. Основным мотивом «переиздания» концепции безопасности стали новые вызовы для ЕС в связи с украинским кризисом, при этом документ оставляет возможности для дальнейших шагов в деэскалации противоречий с РФ при условии исполнения минских договоренностей [3].

Принципиально новый размах сотрудничества во внешнеполитических связях возможен с Китаем. Наибольшие успехи в этом направлении заметны в сфере экономического сотрудничества. Так весьма перспективным автор считает проект «нового шелкового пути», нити, связующей два полюса силы в Евразии – ЕС и Китай – что может стать основой новой геополитической оси в мире [5]. Впрочем, для создания надежной транспортной артерии необходимо обеспечить военно-политическую стабильность Кавказа, Центральной Азии и Ближнего Востока, что станет серьезным испытанием «умной силы» ЕС.

Однако, степень евро-американской интеграции по-прежнему беспрецедентно высока. Нынешний расклад в системе военной безопасности Европы говорит о неготовности ЕС к проведению собственных инициатив в сфере внешнеполитической безопасности без участия структур НАТО и соответственно США. Недостаточная вовлеченность сил единой Европы в обеспечение собственной безопасности угрожает статусу ЕС как равноправного партнера США [10]. Роль трансатлантического партнерства в системе военной безопасности Европы останется главенствующей, особенно учитывая тот факт, что внутренние проблемы ЕС сейчас имеют больший приоритет над внешними.

Итак, является ли Европа всего лишь демократическим плацдармом США в Евразии, бывшей колыбельной колониальных империй, ушедших ныне на покой и стремящихся только к внутренней стабильности? Разумеется нет. Единая Европа, четко осознающая свои интересы и готовая действовать согласно своему курсу, обеспечив внутреннее единство, и сохраняющая передовые места в экономико-технологических показателях и финансовую привлекательность своих рынков способна сохранить инициативу в международных делах и в дальнейшем.

Список использованной литературы

1. Белов В. О некоторых итогах Мюнхенской конференции по безопасности — 2017. [Электронный ресурс] // Российский совет по международным делам (РСМД). 20.02.2017. URL: http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=8722#top-content (дата обращения 20.03.2017) 

2. Геррик Понсе. Оборонный бюджет Франции обойдет российский в 2017 году. [Электронный ресурс] // ИноСМИ. 13.12.2016. URL: http://inosmi.ru/military/20161213/238381750.html (дата обращения 23.03.2017) 

3.Крючков И., Зорилэ Д., Самойленко А. Россия как вызов для Европы. [Электронный ресурс] // Газета.ру. 28.06.2016. URL: https://www.gazeta.ru/politics/2016/06/28_a_8340305.shtml (дата обращения 24.03.2017) 

4. Рамазанов М. Европейский сепаратизм: кто воспользуется Косовским прецедентом? [Электронный ресурс] // Общественно-политический интернет-журнал Политическая Россия. 5.08.2015. URL: http://politrussia.com/world/evropeyskiy-separatizm-414/ (дата обращения 23.03.2017) 

5. Сабурова И. Новый Шелковый путь: маршрут, схема, концепция. [Электронный ресурс] // ФБ.ру. 9.10.2015. URL: http://fb.ru/article/208819/novyiy-shelkovyiy-put-marshrut-shema-kontseptsiya (дата обращения 24.03.2017) 

6. Савин Л. Жесткая, мягкая и умная сила во внешней политике США. [Электронный ресурс] // Аналитический центр Katehon. 29.11.16. URL: http://katehon.com/ru/article/zhestkaya-myagkaya-i-umnaya-sila-vo-vneshney-politike-ssha (дата обращения 20.03.2017) 

7. Сидорчик А. Это — война. Пять крупнейших терактов в Европе в 2015–2016 годах. [Электронный ресурс] // Аргументы и Факты. 15.07.2016. URL: http://www.aif.ru/society/safety/eto_-_voyna_pyat_krupneyshih_teraktov_evrope_v_2015-2016_godah (дата обращения 22.03.2017) 

8. Царев Е. Кибер Европа 2016: Анализ реалистичных инцидентов в области кибербезопасности. [Электронный ресурс] // ИКСмедиа. 18.10.2016. URL: http://www.iksmedia.ru/blogs/post/5347037-Kiber-Evropa-2016-Analiz-realistich.html (дата обращения 21.03.2017) 

9. Шамшиев А. Пять сценариев развития: Юнкер запускает дискуссию о будущем ЕС. [Электронный ресурс] // Информационное агенство News Front. 3.03.2017. URL: https://news-front.info/2017/03/03/pyat-stsenariev-razvitiya-yunker-zapuskaet-diskussiyu-o-budushhem-es/ (дата обращения 22.03.2017) 

10. Ян Техау. Великая трансатлантическая сделка. [Электронный ресурс] // Общероссийская еженедельная газета ВПК. 25.07.2012. URL: http://vpk-news.ru/articles/9070 (дата обращения 24.03.2017)

 

 

blog comments powered by Disqus