ru
Новости
  • 04.10.2017

    Студенческая конференция “Архитектура европейской безопасности: основные акторы и перспективы сотрудничества” прошла в Москве 28-29 сентября 2017 г.

    Подробнее
  • 02.08.2017

    А.В. Грушко о российско-белорусских учениях «Запад-2017»

    Подробнее
  • 30.07.2017

    Заместитель генерального секретаря НАТО и специальный представитель США проводят переговоры об Украине

    Подробнее
  • 20.07.2017

    Генеральный секретарь рассказывает о заседании Совета Россия–НАТО

    Подробнее

13.10.2014Фахрутдинова Мария Альбертовна, г. Москва

Конкурсная работа - Всероссийский молодежный конкурс эссе не тему: «Россия и НАТО на пути к стратегическому партнерству», 2014, Фахрутдинова Мария.

Фахрутдинова Мария Альбертовна
Компания «Самсунг Электроникс Рус Компани»
Специалист в области маркетинговых коммуникаций
г. Москва

2 июня состоится заседание Совета России-НАТО, впервые после недавнего "замораживания" отношений. Эта встреча будет посвящена Украинскому кризису и путям его решения. Как можно предположить, в рамках встречи также могут подниматься вопросы статуса Крыма, размещения дополнительного контингента в странах Восточной Европы, перспективы дальнейшего сотрудничество России и НАТО в области Афганистана.

Отношения Россия-НАТО после крушения биполярной системы движутся по постоянной синусоиде. Большие надежды как на возможность вывода наших отношений на новый уровень возлагались на Лиссабонский Саммит НАТО, на котором была принята новая стратегическая концепция альянса, а также продекларирован курс на выстраивание стратегического партнерства.  Исходя из обзора совместных вызовов и угроз, на этом саммите были обозначены основные направления сотрудничества: способствование стабилизации ситуации в Афганистане, борьба с терроризмом, с распространением ОМУ и ракетных технологий, с пиратством, ведение диалога по ЕвроПРО, кибертерроризм.

            Однако в скором времени стало понятно, что взгляд сторон на ЕвроПРО, сферу сотрудничества, единственную способную вывести наши отношения на принципиально новый уровень, - разный. Закономерно, что, не выйдя на новую ступень сотрудничества, Россия и НАТО пришли к новому кризису. Опустошенная экономическим кризисом, неспособная определиться со своим местом в Европе, Украина стала новым яблоком раздора. Этот кризис стал одним из самых острых между Россией и Альянсом со времени крушения биполярного мира.

В своей работе я кратко остановлюсь на причинах постоянного синусоидального движения наших отношений, последствиях кризиса на отношения сторон, а также на некоторых вопросах, возникающих в связи с рассмотрением будущего Украины.

Россия и НАТО постоянно «наступают на одни и те же грабли». Во-первых, схоже реагирование НАТО на кризисы: в каждой спорной ситуации Альянс прекращает с нами диалог, который мог бы, наоборот, способствовать выходу из тупика. Во-вторых, причины, вызывающие охлождения наших отношений тоже близки: столкновение противоположных интересов регионах, считаемых обеими сторонами своими зонами влияния, а также  отсутствие общего представления о реагировании на геополитические вызовы современности, на данный момент решаемые исходя из собственных геополитических интересов лишь с выборочным использованием международного права.  Эти вызовы обозначила в своей статье Надежда Арбатова, заведующая отделом политических исследований ИМЭМО РАН: территориальная целостность и право наций на самоопределение, национальный суверенитет и гуманитарные миссии, вопрос расширения военных блоков и международная безопасность.[1]

Кратко рассмотрев причины, попробуем проанализировать на сколько действительно сильно изменились наши отношения с организацией после присоединения Крыма.

В своей работе я уже ранее упоминала те сферы, по которым Россия и НАТО вели диалог. Однако из всех ведущихся диалогов реальные шаги предпринимались лишь в следующих направлениях: Афганистан - вопрос транзита, борьба с наркотрафиком, в том числе и подготовка афганских специалистов, работа над программой в рамках борьбы с терроризмом («СТАНДЕКС»). Единственное действенное сотрудничество НАТО намеревается сохранить. И НАТО и Россия все также заинтересованы в продолжении диалога по Афганистану, хотя и очевидно, что наше сотрудничество и без Украинского вопроса в этой сфере закономерно будет сужаться. После вывода войск из Афганистана НАТО уже не нужен будет транзит, свои нужды организация сможет обеспечивать воздушным сообщением. НАТО и сейчас стремится ограничить свою зависимость от России путем переговоров с Пакистаном о транзите, хотя, безусловно, Россия в качестве «союзника» в Афганистане очень важна даже с точки зрения взаимодействия со странами ШОС.

Что же касается ЕвроПРО, то НАТО  отклонила заявку делегации из России на участие в конференции  по ПРО в Германии. Диалог по ЕвроПРО заморожен. По мнению МИД РФ, данный отказ "вписывается в общую линию на свертывание диалога с Россией по ПРО, которую в последнее время проводят США и их союзники по НАТО"[2]. «Обсуждение данной тематики по политическим и военным каналам ими уже фактически заблокировано, а теперь, похоже, очередь дошла и до свертывания контактов по линии промышленности и экспертных кругов».[3]  Говорить о том, что диалог по ЕвроПРО сильнейшим образом пострадал от Украинского кризиса было бы неверно: после Лиссабонского саммита наше сотрудничество в этом вопросе не спешило выйти за рамки деклараций. Причины тому и разное видение архитектуры защитного щита, и высокая степень недоверия сторон, и отличная оценка потенциальных противников. Немаловажным моментом является и тот факт, что диалоги по этому вопросу шли параллельно и в НАТО, и в СРН. При этом в НАТО диалог шел значительно быстрее. К тому же до конца не ясно на сколько действительно эта ПРО будет защищать страны НАТО от стран-изгоев, а не от России. 

И хотя на первый взгляд прекращение малоэффективного сотрудничества не несет за собой глобальных последствий, нельзя недооценивать значение утраты доверия сторон друг к другу. Украинский кризис вернул организацию к риторике Холодной войны. Перед Альянсом "воскрес" агрессор, что облегчило поиски задач для потерявшей смысл существования организации. Такая риторика, конечно же, провоцирует в ответ и антинатовские настроения в самой России, сплоченной успехами Олимпиады и гордости за возвращение исконно-русских территорий, а также переполняемых счастьем от иллюзии всемогущества.

Подрывают попытки построения взаимного доверия и учения, проводимые в прибалтийских странах организацией НАТО, а также намерения Альянса размещение дополнительного контингента в Восточной Европе, воспринимаемых Россией как продвижение к ее границам. Эти обещания НАТО вполне логичны: в странах Восточной Европы, опасавшихся сильного соседа, Украинский вопрос вызвал новую волну паники. Альянс, призванный защищать безопасность стран-членов не может не реагировать на данный вызов... Также для Организации это неплохой повод  для требования с государств-членов дополнительного финансирования.. Однако размещение в  странах Восточной Европы постоянных контингентов альянса прямо противоречит "Основополагающему акту Россия—НАТО" от 1997 года[4]. Как следствие при продолжении намеченного пути под вопрос ставится сама база нашего сотрудничества. Таким образом, размещение контингентов на территории Восточной Европы может стать одним из важных аспектов обсуждения на ближайшей встрече Россия-НАТО.

Важный аспект для обсуждения - вопрос будущего Украины, экономической и военной помощи, ее присоединение к странам НАТО. На данный момент вступление Украины в НАТО представляется сомнительным. Во-первых, данный процесс требует немало времени. Во-вторых, это эконмическая оставляющая и готовность самой Украины к вступлению в Альянс. По мнению Рогозина, "старые" европейцы не считают возможным, что "на одну и ту же сумму денег придется кормить больше людей".[5] Во-третьих, не нужно забывать, что согласно 5ой статье устава организации, нападение на одну из стран НАТО будет рассматриваться как нападение на всю организацию в целом.[6] Если представить, что Украина в ближайшее время вступает в блок, то "аннексированная", согласно риторики Запада, территория Крыма должна стать поводом для "ответных" действий всего Альянса. Принятие же Украины в ее нынешнем территориальном виде означало бы признание Крыма как территории Российской Федерации. Совершенно ясно, что Альянс не желает открытого столкновения с Россией, ядерный фактор сдерживания никто не отменял – им хотя бы нужно дождаться выстраивания ЕвроПРО, а это вопрос не одного года. Признание же Альянсом Крыма территорией России представляется еще более фантастическим.

Конфликт на Украине способствовал высказыванию идеи возвращения ядерного статуса государства, утерянного в результате подписания 5 декабря 1994 года так называемый "Будапештского меморандума"[7] о гарантиях безопасности в связи с присоединением Украины к ДНЯО. При этом Украина выступает не за получение стратегического оружия, а тактического.   Подобные заявления вряд ли можно считать серьезными. Содержание ядерного оружия для Украины, находящейся в глубоком кризисе, было бы непосильной ношей без посторонней помощи. Что же касается стран НАТО, то вряд ли кто-либо из них будет стремиться к возвращению ядерного статуса государству. Экономическая и политическая нестабильность явно не будет способствовать поощрению этого процесса со стороны Западных стран. Однако в более широком плане вопрос атома - проблема актуальная и может впоследствии рассматриваться как потенциальная сфера сотрудничества между Россия-НАТО. На сегодняшний день на территории Украины находятся четыре действующие атомные электростанции с15 действующими реакторами.  До 2011 года Украина использовала исключительно ядерное топливо, поставляемое из России: затем появились поставщики США и Швеция. Через территорию Украины до января 2014 года (до введения запрета на перемещение грузов с ЯТ по территории страны) осуществлялись поставки из России в Восточную Европу - Словакии и Болгарии. Атомные отходы Украины захоранивались в России в Красноярском крае. Затем Украина начала альтернативные поиски захоронения отходов – Чернобыль, космос.  По закону Украины РАО должны захораниваться в глубоких геологических породах, однако на данный момент таких полигонов в стране нет. Как следствие, мы видим, что Россия является ключевым игроком в данном вопросе и охлаждение отношений между ней и Украиной могут оказать тяжелые последствия на ядерную безопасность. С одной стороны уничтожение монополиста России для стран НАТО, в частности США и Швеции открывало бы новый рынок. С другой стороны, ядерное топливо не является простым сырьем, которое легко можно заменить. Согласно экспертной оценке руководителя секции эксплуатационной безопасности департамента безопасности ядерных установок МАГАТЭ Мирослав Липаря "если Украина примет решение поменять всё топливо, то с точки зрения МАГАТЭ это невозможно, это не просто металлическая деталь, это очень важно с точки зрения безопасности".[8]

Немаловажным аспектом является и обеспечение безопасности атомных объектов, предотвращение возможности доступа к ним тех или иных политических сил в условиях политического кризиса в стране. Страны НАТО уже посещали объекты по приглашению Украинской стороны с целью предоставления экспертных оценок и рекомендаций по защите объектов. Обеспечение безопасности и реагирования в случае возникновения чрезвычайных ситуаций, диалог о поставке сырья на станции – вот те вопросы, которые в ближайшее время могут возникнуть перед сторонами.

Подводя итог, динамика развития  отношений России-НАТО после крушения биполярной системы очень низкая. Кризисы имеют схожие причины, которые стороны из-за отсутствия доверия к друг друга преодолевают лишь в тех случаях, когда перед ними предстает реальная, осязаемая угроза. России-НАТО в первую очередь нужно выработать пути решения таких ситуаций, прийти к единому видению реагирования на геополитические вызовы, как это было сделано с обзором общих вызовов и угроз. Именно единая система координат позволила бы нам избежать многих взаимных претензий.  Немаловажным фактором для выстраивания доверия – продолжение диалога, с инициативой заморзки которого выходит НАТО каждый раз, как только наши отношения заходят в тупик.

В результате Украинского кризиса сотрудничество между Россией и НАТО было приостановлено. Однако появление новых вызовов безопасности, понимание эффективности совместных усилий приведут к нашему очередному сближению. Для обеих сторон гонка вооружения - очень разоряющий процесс. Как следствие, Россия и НАТО постепенно вернутся к сотрудничеству в тех сферах, где интересы сторон пересекаются. Путь же на стратегическое сотрудничество отодвигается на неопределенно длительный срок.

 



[1] Top 3 geopolitical challenges for Russia and NATO/Nadezhda Arbatova/ http://www.russia-direct.org/content/top-3-geopolitical-challenges-russia-and-nato

[2] Систему ПРО НАТО обсудят без России/ Михаил Разуваев/ КоммерсантЪ/ http://kommersant.ru/doc/2484276

[3] Там же

[4] Основополагающий Акт о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности между Российской Федерацией и Организацией североатлантического договора, сайт НАТО,http://www.nato.int/cps/ru/SID-224DCA63-D4A22240/natolive/official_texts_25468.htm

[5]  Рогозин: НАТО приостановило расширение из-за внутренних процессов/РиаНовости/

http://ria.ru/politics/20090318/165253833.html

[6] Североатлантический договор Вашингтон, Федеральный Колумбия, 4 апреля 1949г.Справочник НАТО 2006

[7] Меморандум о гарантиях безопасности в связи с присоединением Украины к Договору о нераспространении ядерного оружия/http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conv_disarmament.shtml

 

blog comments powered by Disqus