ru
Новости
  • 04.10.2017

    Студенческая конференция “Архитектура европейской безопасности: основные акторы и перспективы сотрудничества” прошла в Москве 28-29 сентября 2017 г.

    Подробнее
  • 02.08.2017

    А.В. Грушко о российско-белорусских учениях «Запад-2017»

    Подробнее
  • 30.07.2017

    Заместитель генерального секретаря НАТО и специальный представитель США проводят переговоры об Украине

    Подробнее
  • 20.07.2017

    Генеральный секретарь рассказывает о заседании Совета Россия–НАТО

    Подробнее

14.08.2015

Максим Клочихин, Угроза «джихад-туризма» в Европе. Феномен «джихадистского туризма»

 Клочихин М.В.
Студент 2 курса магистратуры МО
МГИМО (У) МИД России
г. Москва

Угроза «джихад-туризма» в Европе
Феномен «джихадистского туризма»

Термин «джихадистский туризм» появился не так давно (в последнее десятилетие) и вплоть до событий, связанных с «Исламским государством» широко в прессе не употреблялся. Что такое «джихадистский туризм»?

Под данным понятием может пониматься выезд каким-либо лицом за границу с целью прохождения специальной подготовки в лагерях боевиков либо участия в боевых действиях на стороне террористических организаций.[i]

Большинство подобных людей очень часто выезжают в страны Ближнего Востока в качестве туристов, что облегчает получение визы в посольствах стран, куда направляются «туристы», а также вплоть до недавнего времени не вызывало подозрений у правоохранительных органов стран, чьими гражданами являются эти люди, так как Ближний Восток является центром, где переплелись три древнейшие религии: мусульманство, христианство и иудаизм, а также местом, где зародились древнейшие цивилизации на земле.

После начала гражданской войны в Сирии в 2011 году проблема «джихад-туризма» привлекла внимание мирового сообщества и достигла своего апогея весной-летом 2014 года, когда в Ираке и Сирии террористическая организация «Исламское государство» развернула активные боевые действия против правительственных сил, а также против других террористических организаций (таких как «Фронт ан-Нусра»), пытающихся противостоять ИГ.

«Джихадистский туризм» представляет большую опасность для стран, из которых прибывают сторонники «джихада».

Во-первых, проходя специальную подготовку или участвуя в боевых действиях данные лица получают необходимый опыт и знания, что в условиях их возвращения домой, повышает риски совершения ими террористического акта.

Во-вторых, они по возвращению домой способны формировать диверсионно-террористические группы, а также террористические «ячейки», которые финансируются внешними джихадистскими силами.

Характерной чертой является то, что за идеи «салафии» воюют не только мусульмане из европейских стран, но и Японии, Индии, США, России.[ii]

Проблема «джихадистского туризма» в Европе

Важность проблемы «джихадистского туризма» в Европе резко выросла с 2012-2013 годов, когда мусульмане-граждане Европейского союза стали активно выезжать в Сирию и Ирак для подготовки и участия в боевых действиях на стороне «Исламского Государства». Каналом из Европы в Сирию и Ирак стала Турция.

Однако лишь после террористических актов во Франции в январе 2015 года (атака на журнал «Шарли Эбдо», захват заложников в типографии в городе Даммартен-ан-Гоэль и в еврейском магазине  на востоке Парижа), которые совершили Саид и Шериф Куаши, летом 2014 года принявшие участие в войне в Сирии на стороне исламистов, воюющих против режима Башара Асада[iii], данная проблема получила широкую огласку в СМИ и обсуждение в политических кругах.

Согласно премьер-министру Франции Мануэлю Вальсу, в настоящее время около 5 тысяч европейцев воюют на стороне боевиков «Исламского государства», причем в случае сохранения текущей ситуации, к концу
2015 года число европейских «джихад-туристов» вырастет до 10 тысяч человек.[iv]

Причинами активного участия граждан Европы в исламистском движении можно назвать не только религию. Проблема «джихадистского туризма» имеет также  и социальные корни: неудовлетворенность уровнем жизни, слабая интегрированность в европейское общество (большинство мусульманских общин живут обособленно от граждан Европы, исповедующих христианство), сохраняющийся национализм в Европе.

Стоит отметить и тот факт, что особым фактором для молодых людей является «романтика» войны. Немаловажной причиной включения граждан Европы в салафистские движения является то, что строгие нормы ислама могут казаться более моральными, нежели европейский демократизм. Исламское население Европы никогда не будет поддерживать легализацию однополых браков. Неприятие у мусульман вызывает введение уроков сексологии, на которых детям объясняют, что гомосексуализм не считается в Европе девиантным.

С другой стороны, проблема «джихадистского туризма», в который, в большинстве своем, вовлечены граждане европейских государств, исповедующие ислам, вывела на новый уровень проблему европейского национализма. В последнее время становится все более понятно, что политика мультикультурализма потерпела крах. В политических кругах разных стран ультраправые все больше пользуются популярностью граждан. В частности, на парламентских выборах во Франции партия Марин Ле Пен заняла первое место. После террористических актов во Франции по Европе прокатилась волна антиисламских погромов и манифестаций, что создает возрастающую социальную напряженность.

Позиция стран-членов ЕС по «джихадистскому туризму»

В результате террористических актов во Франции страны ЕС стремятся проводить решительную политику по борьбе с «джихадистским туризмом», как в рамках ЕС, так и в национальном масштабе.

Наиболее активные действия в национальном масштабе предпринимаются Францией, Великобританией, Германией и Бельгией.

Рассмотрим ситуацию на примере Франции. Согласно газете Le Figaro, в общей сложности около 1400 граждан Франции намерены совершить «джихад-туризм», находятся на Ближнем Востоке в рядах террористов либо уже вернулись во Францию.[v]

Для анализа террористической угрозы возьмем минимальную вероятность совершения данными французами террористического акта, составляющую 1:100 (один человек из ста совершит теракт), поскольку, на самом деле, не все воюющие за исламистов люди готовы умирать за идеи салафии, а являются, скорее, наемниками, более того, не все европейцы, участвующие в боевых действиях за «Исламское государство», вернутся в Европу: часть из них останется на территории халифата, часть из них погибнет. Получается, что минимальное число возможных террористических актов во Франции, которые могут возникнуть вследствие «джихадистского туризма», составляет  10-14. При этом акции террористов могут быть не менее масштабными тех, что уже произошли во Франции в начале 2015 года.

Поэтому во Франции планируется принять закон, разрешающий специальным службам без получения санкции суда запрашивать данные у интернет-провайдеров и телефонных компаний на человека, подозреваемого в причастности к планированию или совершению террористических актов.[vi] Получила развитие практика изъятия паспортов и ID у подозрительных лиц, пытающихся выезжать за пределы Европы.[vii] Если принять данную практику в рамках ЕС, то число «джихад-туристов» из Европы может сократиться.

В настоящее время полицейские спецподразделения проводят операции по ликвидации ячеек, ведущих пропаганду «джихад-туризма» и набирающих (или нанимающих) европейцев для их отправки в ряды «Исламского государства» на Ближний Восток, лишь на национальном уровне. Так, к примеру, 30 января с.г. в ходе антитеррористической операции в Бельгии была ликвидирована организация, занимающаяся вербовкой граждан Европы для участия в боевых действиях в Сирии и Ираке на стороне исламистов.[viii] Подобные операции проводятся и в Германии, и в Испании.

Тем не менее, данную проблему невозможно решить лишь в национальном масштабе, поэтому считается целесообразным провести общеевропейскую крупномасштабную операцию по ликвидации ячеек по мобилизации и вербовки потенциальных «джихад-туристов».

 С другой стороны, на согласование подобной специальной операции может потребоваться время, а в условиях повышенной террористической опасности от быстроты принимаемых действий зависит безопасность граждан.

Позиция ЕС в вопросах борьбы с «джихадистским туризмом»

В настоящее время мобилизация граждан Европейского Союза для прохождения подготовки в лагерях боевиков и участия в боевых действиях на стороне исламистов активно проводится посредством интернета. Одной из первых мер в масштабе ЕС по борьбе с  пропагандой «джихад-туризма» стало создание специальной группы, состоящей из экспертов специальных служб и МВД, которая будет предоставлять консультации по контрпропаганде джихадизма.[ix] Данный вид борьбы с «джихадистским туризмом» может стать высокоэффективным, но лишь в случае согласованной работы всех стран ЕС: развертывания всеми членами ЕС интернет-контрпропаганды «джихада», которая бы лишала «джихад-туризм» романтики путем, к примеру, проведения интервью с бывшими боевиками европейского происхождения, разочарованными в «джихаде», а также подчеркивала деградацию личности исламиста.

Вслед за атакой на издательство «Шарли Эбдо» в Париже, 12 января 2015 года министры внутренних дел стран-членов ЕС провели заседание, на котором обсуждался вопрос ужесточения пограничного контроля на внешних границах ЕС.[x] Более того, министр внутренних дел Испании, Хорхе Фернандес Диас выдвинул достаточно радикальную инициативу по введению пограничного контроля внутри стран-участниц Шенгенского соглашения, что, по его мнению, позволит ограничить перемещение дхихадистов по Европе.[xi] Согласно законодательству ЕС, в случае возникновения кризисной ситуации, страны-участницы Шенгенского соглашения вправе вновь вводить пограничный контроль на своих национальных границах для обеспечения национальной безопасности. Тем не менее, инициатива испанского министра внутренних дел пока не получила развития.

Одним из действенных методов борьбы с вербовкой боевиков в Европе может стать внедрение в практическую реализацию так называемой «поименной регистрации пассажиров» (Passenger Name Record), разработанной еще в 2013 году.[xii] В этой базе данных содержится не только информация об имени пассажира, номер его кредитной карточки, дате перелета, а также данные на сопровождающих лиц. В случае претворения подобной программы в жизнь, появится возможность сократить поток лиц, отправляющихся на Ближний Восток или пребывающих из него. Так, к примеру, можно будет снять лицо с рейса. Более того, можно отслеживать лиц, подозреваемых в связях с террористическими группировками, и, если пользоваться терминологией специальных служб, «помещать их на карантин». Тем не менее, стоит отметить, что принятие к исполнению данной инициативы задерживается в связи с нежеланием некоторых стран, настаивающих, что данный шаг будет являться нарушением прав человека.

 Предполагается, что отсутствие до настоящего времени действующей эффективной программы коллективных действий связано с тем, что сотрудничество в обмене разведывательной информацией и информацией в области безопасности сопряжено с риском раскрытия своих разведывательных сетей (агентов) в террористических организациях. Именно спецслужбы являются одними из элементов, сдерживающих дальнейшую политическую интеграцию. Поэтому каких-либо прорывных решений в борьбе с «джихад-туризмом» не предвидится.

Заключение

Следует отметить, что «джихадистский туризм» стал одним из наиболее острых вызовов, с которым столкнулся Европейский Союз
в XXI веке. Большое количество граждан ЕС отправляются на Ближний Восток, где проходят специальную подготовку или принимают участие в боевых действиях на стороне исламистов, получая опыт ведения боя или террористическо-диверсионной деятельности. Происходит рост террористической опасности в Европе – при возвращении домой данные лица, прошедшие  идеологическую обработку могут совершать террористические акты, примером чего являются теракты во Франции в январе 2015 года.

Существует целый ряд причин, по которым мусульмане из Европы становятся «джихад-туристами», среди которых можно выделить целый пласт социальных проблем, а также культурно-цивилизационные проблемы (к примеру, вопрос признания в Европе прав сексуальных меньшинств на создание семьи). «Джихад-туризм», в свою очередь, приводит к обострению этнорелигиозной нетерпимости в Европе (или в мягкой форме, ксенофобии).

В настоящее время наблюдается несогласованность стран ЕС как в сфере борьбы с терроризмом в целом, так и в области борьбы с вербовкой европейских граждан и их участием в боевых действиях на Ближнем Востоке. Члены ЕС предпочитают действовать в одностороннем порядке, а стратегии коллективных действий тормозятся по ряду причин.

Тем не менее, проект контр-пропаганды «джихада» в рамках ЕС может стать эффективным инструментом коллективной борьбы с «джихадистским туризмом». Что касается проекта поименной регистрации пассажиров, то, конечно, с одной стороны, он является ограничением прав человека, но с другой стороны, может внести  немалый вклад в обеспечение безопасности европейцев.

Обобщая вышесказанное, для эффективной борьбы с «джихад-туризмом» странам-членам ЕС необходимо интенсифицировать свое сотрудничество и перейти от обсуждения к конкретным шагам.



[ii] URL: http://www.vesti.ru/doc.html?id=2231742 (Дата обращения: 04.07.2015)

[iii] URL: http://top.rbc.ru/politics/08/01/2015/54ae2fe09a79472bd5e7ed51 (Дата обращения: 05.07.2015)

[vi] URL: http://rapsinews.ru/international_news/20150320/273363056.html (Дата обращения: 11.07.2015)

[vii] URL: http://www.rg.ru/2015/03/09/dgihadisti-site-anons.html (Дата обращения: 11.07.2015)

[x] URL:http://www.interfax.ru/world/417401 (Дата обращения: 18.07.2015)

[xi] URL:http://www.interfax.ru/world/417401 (Дата обращения: 18.07.2015)

[xii] URL:http://ria.ru/world/20140831/1022131993.html (Дата обращения: 18.07.2015)

blog comments powered by Disqus