ru
Новости
  • 04.10.2017

    Студенческая конференция “Архитектура европейской безопасности: основные акторы и перспективы сотрудничества” прошла в Москве 28-29 сентября 2017 г.

    Подробнее
  • 02.08.2017

    А.В. Грушко о российско-белорусских учениях «Запад-2017»

    Подробнее
  • 30.07.2017

    Заместитель генерального секретаря НАТО и специальный представитель США проводят переговоры об Украине

    Подробнее
  • 20.07.2017

    Генеральный секретарь рассказывает о заседании Совета Россия–НАТО

    Подробнее

27.08.2014

Евразийская интеграция для Кыргызстана. Ключевые аспекты

 

Евразийская интеграция для Кыргызстана. Ключевые аспекты

«Ну а здесь, знаешь ли, приходится бежать со всех ног, чтобы только остаться на том же месте, а чтобы попасть в другое место нужно бежать вдвое быстрее».
«Алиса в Зазеркалье» Л.Кэрролл

После заявления президента Кыргызстана Алмазбека Атамбаева о том, что республика сможет присоединиться к Евразийскому экономическому союзу до конца 2014 года, стало понятно, что президент и часть поддерживающих его элит настроены решительно. У многих возник вопрос: к чему такая спешка?

К настоящему времени риски и возможности активного участия Кыргызстана в процессах евразийской интеграции уже обрисованы (не путать с минусами и плюсами). 

Если кратко, то основная цель интеграции – это реиндустриализация. Есть вероятность (которую надо еще реализовать) что , на смену реэкспортной экономики с долей мелкотоварного сельского хозяйства придет совершенно другой вид оной: будет активнее развиваться горнодобывающий кластер, крупнотоварное сельское хозяйство, местная швейная промышленность. 

Себестоимость российских товаров снизится за счет уменьшения издержек на границах. Поэтому если наши торговцы не захотят без объективных причин увеличить прибыль, то цены на лес, зерно, муку, подсолнечное масло, макароны, консервы, изделия из железа и другие товары из Казахстана, России, Беларуси должны понизиться. 

При дальнейшей евразийской интеграции (Таможенный союз лишь первая ступень взаимовыгодного экономического сотрудничества) в Евразийское Экономическое Пространство (ЕЭП) и Евразийский Экономический Союз (ЕАЭС) Кыргызстан получит выгоды по целому спектру направлений:

1) Облегчение условий деятельности для трудовых мигрантов. Им не надо будет получать разрешение на работу, их дети смогут устраиваться в садики и школы, сами они смогут получать медицинскую помощь как граждане стран ТС.
2) Единый энергетический рынок в рамках ЕЭП позволит Кыргызстану получить доступ к нефти и газу по льготным ценам.
3) Единый рынок услуг, который предполагает взаимное признание лицензий, разрешений на осуществление предпринимательской деятельности, возможность осуществления этой деятельности без дополнительного учреждения в качестве юридического лица, предоставление национального режима и режима наибольшего благоприятствования без изъятий позволит нашим бизнесменам снизить издержки и откроет им доступ на рынки стран ТС.
4) Формирование общего финансового рынка будет способствовать развитию инвестиционного сотрудничества государств ТС и ЕЭП. Снятие барьеров по взаимному допуску финансовых услуг, создание общего рынка капитала позволят обеспечить эффективное распределение капитала, диверсифицировать риски, повысить конкуренцию на рынке финансовых услуг, улучшить их качество и снизить стоимость кредитных ресурсов для экономики. С приходом на наш рынок крупных российских и казахских банков снизится стоимость ипотеки, кредиты подешевеют. 

Следует отметить и риски, которые сопровождают процесс вступления КР в ТС. Во-первых, это рост цен на местные продукты питания (овощи, фрукты, мясо), подорожание одежды, бытовой техники. Все дело в изменении таможенных ставок. Сейчас в Кыргызстане таможенная ставка составляет 35 центов за килограмм товара. При вхождении в ТС минимальная таможенная ставка будет 4 евро - разница за 1 килограмм товара составит 200- 250 сомов. Впрочем, при хорошей работе правительства, изменение пошлин по кыргызстанским потребителям не ударит. Приведу простой пример: стоимость импортной мужской рубашки возрастет максимум на 30 сомов. Ни для кого не секрет, продавцы Дордоя при розничной торговле увеличивают цену ввозимого товара в несколько раз. 

А теперь перейдем к политическим реалиям: на 2015 год намечены парламентские выборы. Некоторые потенциальные нардепы не будут гнушаться спекуляцией страхами общества. Конвертирование социальных протестов в голоса на выборах – уже дело техники. Поэтому уже сейчас необходимо прорабатывать компенсационные меры для тех людей, которые живут на 100-150$ в месяц.

Ситуация с вхождением страны в ТС выводит на первый план ряд внеэкономических вопросов: состоятельность государственности, социальное устройство общества, роль государства в стране, засилье компрадорских элит, создание реально работающей идеологии развития. Кыргызстан как государственная система системно же деградировал. За годы поиска идентичности идеология отката, коррупция стала основным врагом развития государства как системы принятия и реализации стратегических решений. Страна вроде есть, население - тоже, а вот кто будет реализовывать на практике общие интересы – пока неясно.Государство ведь это не только воры-чиновники и гаишники, берущие взятки, а прежде всего система обеспечения всеобщей безопасности и социально-экономического развития, строящаяся на авторитете власти и исполнении закона. 

Вся соль вопроса в том, что наше общество за 23 года в силу объективных причин (не забываем про череду предательств политической элиты) перестроилось к пассивному восприятию, в том числе и евразийской интеграции. Правительство Кыргызстана с удовольствием принимает гранты, кредиты, причем не всегда под низкие проценты, материальную помощь в любом виде и количестве. Власть предержащие с высоких трибун вещают про необходимость евразийской интеграции. Однако, сами кыргызстанцы не совсем понимают, зачем им это. То что будет дальше предугадать не так уж сложно: без правильного и систематичного разъяснения вопроса среди кыргызстанцев страну будет ожидать социальный коллапс. Те же 70% граждан, которые по данным различных соц. опросов сейчас поддерживают присоединение Кыргызстана к странам ТС, при повышении цен на товары первой необходимости выйдут на улицы. 

Внимательнее рассмотрим то, что на данный момент происходит с республикой. Страна превратилась в реэкспортный центр перегонки товаров из Китая, Объединенных Арабских Эмиратов, Турции в страны СНГ и Восточной Европы. Цифры поражают: 9/10 всех товаров, проходивших через территорию КР, отправляются дальше на реэкспорт. Определенный круг лиц имеет свою долю в виде минимальной таможенной ставки (28 центов за 1 килограмм согласно упрощенной схеме растаможки). Ах да, немалую долю кормушки ухватывают наши чиновники в виде откатов. В прошлом году даже минимальные таможенные сборы дали 36 миллиардов сомов, больше трети от всей доходной части бюджета Кыргызстана. Также весомый вклад в экономику страны вносят деньги трудовых мигрантов (около $2 миллиардов) и доходы от деятельности золоторудного месторождения Кумтор.

Эта модель позволяла жить и государству, и обществу, которое формировалось под такую социально-экономическую модель на протяжении последнего десятилетия. Государство в лице клановой олигархии насколько возможно самоустранилось из экономики, разумеется, оставив себе ряд проверяющих функций в виде неиссякаемого источника доходов. Слабая государственность устраивала всех участников дележки советского инфраструктурного наследия. Однако кормушка оказалось под серьезной угрозой: после того как Казахстан в рамках ТС стал перекрывать нелегальный реэкспорт товаров, а легально не все можно возить по техническим регламентам, реэкспортная торговля (а это 85-90% всего товарного потока идущего через рынок «Дордой») стала переживать не лучшие времена. Если до 1 января 2012 года на рынок «Дордой» заезжало порядка 200 машин в день, то сейчас 50. И еще один «сюрприз» от Казахстана – теперь наш большой сосед намеревается наладить с Китаем собственное приграничное сотрудничество за счет более развитой логистики. Разумеется, наша страна при этом останется не у дел. 

Для комплексного понимания процесса вступления Кыргызстана в ТС крайне важен вопрос заинтересованности политического класса Кыргызстана. И тут есть ряд важных моментов. 

1) Нынешнее руководство страны во главе с президентом Алмазбеком Атамбаевым четко осознает суть геополитики Запада, где есть «национальные интересы, и никакие договоренности не могут считаться постоянными». И нет никаких личных гарантий безопасности со стороны США. Еще свежа в памяти история Муаммара Каддафи, влиятельнейшего политика, который тесно сотрудничал со штатами. Есть примеры и поближе и породнее: проспонсированное свержение Аскара Акаева (самого демократичного из президентов ЦА) очень четко показало, что не демократия, а тотально управляемые марионетки нужны западным структурам. 

2) Советская инфраструктура, доставшаяся от СССР приходит в упадок. Во многих селах нет воды, электросети изношены и требуется повышение тарифов, которое, впрочем, спровоцирует социальный бум. 

3) Даже самый ярые противники евразийской интеграции не могут закрыть глаза на два миллиона трудовых мигрантов в странах ТС, беспошлинные поставки ГСМ, значительные культурно-исторические связи с Россией и ОДКБ как гарант суверенитета страны. Проще говоря, республика ой как зависит от России. 

4) Финансовых ресурсов в политической системе Кыргызстана мало. За каждым прибыльным бизнесом уже стоят клановые группы интересов. Любой серьезный передел активов грозит перерасти в региональный сепаратизм и новый государственный переворот. Необходим новый приток денег в систему. Живые деньги в достаточном объеме и, самое главное, на грантовой основе или под небольшой процент готовы предоставить только Китай и Россия. Этим и пользуются власть имущие Кыргызстана, подписывая почти все соглашения как с Китаем, так и с Россией. Стоит отметить, что Россия и Китай готовы договариваться с местными элитами, понимая, что часть денег так или иначе пойдет под распил. Китай и Россия готовы работать и поддерживать тот политический класс, который уже есть в КР, не угрожая устроить цветную революцию, прикрываясь демократической повесткой дня. Цена такой сговорчивости - неформальные геополитические договоренности. 

Мотивация для участия национальных элит, в том числе и кыргызской, в процессах евразийской интеграции - это возможность для существующих нынче политических элит остаться у власти и в сохранении, а, возможно, увеличение своей прибыли. Для них все достаточно прагматично. 

Смысл Евразийского союза - в согласовании промышленной, энергетической, транспортной, сельскохозяйственной и прочих политик с целью улучшения качества жизни населения и повышение экономического суверенитета через усиление национальных экономик. Таможенный Союз- это отсутствие таможенных препятствий и пошлин внутри Союза, свободное перемещение товаров, открытие громадного рынка для нашей экономики.
Следует понимать, что процесс создания Евразийского Экономического Союза сейчас в самом разгаре. Урегулируются спорные вопросы, идет гармонизация законодательств, согласование интересов. Европейский союз строился несколько десятилетий и в нем все еще остается много перекосов. Евразийский союз как новая ступень экономической интеграции заработает лишь в 2015 году. ТС – это инструмент для улучшения жизни граждан КР, но им надо воспользоваться. Много работать (как в прямом, так и в переносном смысле) как государству, так и каждому жителю страны, понимать куда мы и зачем идем, какие у нас будут жертвы и во имя чего. 

Если мы понимаем, что без возрождения производящей экономики Кыргызстана мы не сможем обеспечить достойное будущее в виде горячей воды, современных школ и ровных дорог, то тогда мы приходим к пониманию того, что такой инструмент как ТС нам выгоден и нужно активно в него включаться.

Страна как не была готова к серьезным изменениям (а вхождение в ТС – это очень серьезные структурные изменения), так и не будет к ним готова полностью никогда. Ждать манны небесной смысла нет. 

Сам по себе ТС - это не рецепт решения экономических проблем для страны, а набор возможностей, которые можно реализовать при определенных усилиях.

Любой таможенный союз - это следующая ступень экономической интеграции после зоны свободной торговли. Это форма коллективного протекционизма своих (а не реэкспортируемых) товаров от третьих государств, когда отменяются таможенные пошлины между странами - участницами подобных союзов, но применяется единый таможенный тариф и другие меры регулирования торговли товарами с третьими государствами. Это теоретическое понимание такого феномена, как Таможенный союз. На практике это означает, что Кыргызстан получит выгоды от вступления в ТС, если будет способствовать развитию своей промышленности. Реэкспортировать, конечно, выгоднее, но эпоха реэкспорта объективно канула в Лету. Свои рынки для реэкспорта чужих товаров страны Таможенного союза не отдадут.

Надо улучшать условия для ведения бизнеса, бороться с коррупцией, создавать инфраструктуру для бизнеса, и тогда возможности 170- миллионного рынка Таможенного союза дадут мощный стимул для развития новых производств в стране. Таможенный союз - это зона довольно жесткой конкуренции между крупными государственными и олигархическими корпорациями, и нашему госаппарату нужно будет четко отстаивать интересы нашего государства в этой борьбе.

Поэтому Кыргызстану как стране приходится бежать со всех ног, чтобы только остаться на том же месте, а чтобы начать развитие нужно бежать вдвое быстрее.

blog comments powered by Disqus