ru
Новости
  • 04.10.2017

    Студенческая конференция “Архитектура европейской безопасности: основные акторы и перспективы сотрудничества” прошла в Москве 28-29 сентября 2017 г.

    Подробнее
  • 02.08.2017

    А.В. Грушко о российско-белорусских учениях «Запад-2017»

    Подробнее
  • 30.07.2017

    Заместитель генерального секретаря НАТО и специальный представитель США проводят переговоры об Украине

    Подробнее
  • 20.07.2017

    Генеральный секретарь рассказывает о заседании Совета Россия–НАТО

    Подробнее

31.05.2016Максим Старчак, научный сотрудник ИМЭМО РАН

Североатлантический разлад

Североатлантический разлад
Почему отношения НАТО и России — это лишь иллюзия партнерства

После возвращения Крыма, начала конфликта на юго-востоке Украины, российской операции в Сирии и атаки Турции на Су-24М взаимодействие России и НАТО обновляло рекорды охлаждения. Вновь зазвучал термин "холодная война". Однако конфликт разгорается не из-за военных шагов сторон, а из-за иллюзии партнерства, основанного на прошлых договоренностях, упускающего реалии настоящего. Только реалистичное представление о действительности отношений России и НАТО убережет от военного противостояния.

Максим Старчак, научный сотрудник ИМЭМО РАН

Отказ от коалиции с Россией в борьбе с "Исламским государством" (ИГ, запрещено в РФ) выглядит худшим проявлением духа холодной войны. Казалось бы, сотрудничество по борьбе с ИГ никак не скажется на позиции Запада в отношении санкций и украинского кризиса, но стороны все равно не смогли договориться.

Открытая конфронтация России и Запада началась с событий на Украине: присоединение Крыма и активная поддержка мятежных Луганской и Донецкой областей разделило отношения Москвы с НАТО на до и после. То, что для Москвы было естественной защитой "русского мира", в НАТО расценили как "агрессию, неуважение территориальной целостности и нарушение международных договоров". Ближайшие соседи России--члены НАТО с существенным числом русскоязычного населения стали опасаться, что подобная операция может быть применена и к ним.

Совет НАТО приостановил все гражданское и военное сотрудничество с Россией, оставив открытыми только каналы для диалога на уровне послов. Парламентская ассамблея НАТО присоединилась к общезападной санкционной политике и лишила Россию статуса ассоциированного члена. Свободный доступ к штаб-квартире альянса сотрудникам миссии России при НАТО был закрыт. На саммите НАТО в Ньюпорте был принят план действий по обеспечению готовности, включающий пакет мер, необходимых для реагирования на угрозы, исходящие из России. Предполагается в структуре сил первоочередного задействования НАТО создать силы немедленного реагирования численностью до 5 тыс. человек с базами в семи западноевропейских странах.

Также было решено создать объединенную оперативную группу повышенной готовности, в состав которой войдет до пяти маневренных батальонов от 500 до 1 тыс. человек в каждом, компоненты которых будут готовы выдвинуться в течение двух-трех дней. Это обеспечит устойчивое ограниченное присутствие войск НАТО в Восточной Европе на ротационной основе. На постоянной основе — в Эстонии, Латвии, Литве, Польше; в Болгарии и Румынии будут находиться многонациональные части и подразделения НАТО (до 40 человек в каждом).

Согласно плану, для обеспечения повышенной готовности союзников расположенный в Польше многонациональный корпус "Северо-Восток" к 2016 году должен быть полностью готов управлять подвластными ему 60 тыс. военнослужащих, а к 2018 году принимать на себя командование объединенными операциями сил быстрого реагирования НАТО. Численность штаба корпуса планируется увеличить до 400 человек. В Румынии откроется многонациональная дивизия "Юго-Восток".

НАТО в своем ответе России оставалась в рамках Основополагающего акта 1997 года. Дополнительные силы будут размещены на ротационной основе, а постоянные части по 40 человек в каждой не выглядят существенной силой. Но одновременно на саммите принимается решение о необходимости выйти в затратах на оборону на уровень 2% ВВП в течение десяти лет. Обосновывается это тем, что за последние пять лет альянс сократил расходы в этой сфере на 20%, в то время как Россия повысила их на 50%. Требование увеличения расходов на оборону до определенного уровня ВВП вне контекста экономического развития и размеров бюджета каждой конкретной страны как раз и является еще одним шагом к возрождению духа холодной войны.

Расчет НАТО на то, что минимальные шаги успокоят одних и не дадут другим повода к витку эскалации, провалился. Ответом на приближение инфраструктуры НАТО стало усиление группировок ВС России в Крыму, Арктике, Калининграде и на границе с Украиной. В 2014-2015 годах в Крыму была создана система ПВО с ракетными комплексами "Панцирь" и С-300ПМУ, группировка войск была усилена более 200 единицами новой военной техники, в их числе 40 боевых кораблей и подлодок, 30 летательных аппаратов. К 2018 году в Крыму планируется развернуть новый десантно-штурмовой полк.

С 2014 года началось усиление присутствия ВС РФ в Арктике. Сформировано объединенное стратегическое командование "Север", в состав которого вошла созданная в 2015 году 45-я армия ВВС и ПВО Северного флота и две арктические сухопутные бригады. На арктических островах и материковой заполярной части России в прошлом году были сформированы шесть военных баз.

Военную группировку в Калининградской области планируется усилить мотострелковой бригадой и артиллерией. На границе с Украиной Россия в 2015 году сосредоточила военную группировку, которая насчитывала более 53 тыс. военнослужащих, до 420 танков, до 1920 ББМ, более 500 артсистем, почти 200 РСЗО, более 380 боевых самолетов и почти 130 вертолетов.

Увеличение присутствия российских военных на украинской границе стало не временным военным шагом, а стратегическим решением в ответ на усиление НАТО в Восточной Европе. До конца 2016 года будут созданы две новые дивизии в Западном военном округе и одна в Южном. Ожидается, что каждая дивизия будет иметь не менее 10 тыс. военнослужащих. Начато строительство мест дислокации, а к концу года завершится переброска в Западный военный округ свыше 1100 единиц новой и модернизированной военной техники.

В ответ на усиление военной активности России НАТО на встрече министров обороны в июне 2015 года утвердило новую концепцию сил реагирования, состав которых было решено увеличить с 13 тыс. до 40 тыс. человек. Также были расширены возможности Верховного главнокомандования Объединенными вооруженными силами альянса в Европе с тем, чтобы повысить боеспособность и оперативное развертывание. К шести подразделениям НАТО в Восточной Европе было решено открыть еще два в Словакии и Венгрии, а также еще один логистический штаб.

Кроме этого в феврале Пентагон принял решение разместить бронетанковую бригаду на 4,2-4,5 тыс. военнослужащих на ротационной основе в Болгарии, Эстонии, Литве, Латвии, Польше, Румынии и Германии; вложить $163 млн в активизацию учений и разместить на складах в Восточной Европе 250 танков, бронемашин, иной военной техники и боеприпасы для поддержки этих военных учений. Белый дом одобрил выделение $3,4 млрд на бюджет Инициативы по обеспечению европейской безопасности. Такое финансирование позволит активизировать заблаговременное развертывание сил и средств, ротацию ВС, проводить больше мероприятий по боевой подготовке и учений, обеспечить больше боевой техники и улучшить инфраструктуру.

Развитие конфронтации между Россией и НАТО в духе холодной войны демонстрируется и в активности военной авиации вблизи воздушных границ друг друга. В 2014 году Россия увеличила число вылетов вблизи границ государств НАТО. Российские самолеты стали появляться в воздушном пространстве над Балтийским и Северным морями и Атлантикой. В полетах участвуют и стратегические бомбардировщики Ту-95МС и Ту-160, способные нести ядерное оружие. Ежемесячно фиксируется активность неопознанных подводных лодок вблизи территориальных вод стран Балтии и Северной Европы. В 2014 году НАТО провело 442 перехвата российских самолетов, что на 50% больше, чем в 2013-м. В 2015 году таких перехватов было также более 400. Россия, в свою очередь, зафиксировала 750 полетов разведывательной авиации НАТО в 2014 году, что в два раза больше, чем в 2013-м.

Кроме количества растут и масштабы учений. Для каждой стороны они становятся крупнейшими после окончания холодной войны

Эскалация конфликта между Россией и НАТО проявилась и в увеличении мероприятий боевой и оперативной подготовки двух сторон, и их масштабе. Россия увеличила число военных учений в 2014 году в полтора раза, до 3,5 тыс. учений. В 2015 году планировалось провести 4 тыс. Однако большую тревогу у НАТО вызывает увеличение числа "внезапных учений", благодаря которым была успешно проведена крымская операция. За последние три года таковых было 18, а за предыдущие — только семь. НАТО в ответ также увеличило число мероприятий оперативной и боевой подготовки с 91 в 2013-м до 270 в 2015 году. Количество совместных учений НАТО с Украиной также растет. В 2013-м было три, в 2014-м — восемь, в 2015 году — уже 12.

Кроме количества растут и масштабы учений. Для каждой стороны они становятся крупнейшими после окончания холодной войны. Россия в марте 2015 года провела "внезапные учения" в районе Арктики с участием 80 тыс. военнослужащих. НАТО провело в июне учения в Восточной Европе с участием 15 тыс. военнослужащих из 19 стран. В российских учениях "Центр-2015" в сентябре 2015-го уже было задействовано более 95 тыс. человек и 7 тыс. единиц военной техники. НАТО в октябре--ноябре ответило крупнейшими учениями с участием более 36 тыс. солдат и 230 единиц боевой техники. А в марте 2016 года к учениям НАТО были привлечены не участвующие в альянсе Финляндия и Швеция.

В нескольких учениях Россия использовала ракетный ядерный комплекс "Искандер" и стратегическую авиацию. В некоторых учениях НАТО также применяла эсминец, способный нести крылатые ракеты "Томагавк" с ядерным зарядом, противолодочные самолеты "Локхид Пи-3-Си Орион", также способные нести ядерные бомбы, и стратегические бомбардировщики B52.

До начала российской операции в Сирии в экспертной среде звучали мысли о том, что конфронтационность в отношениях России и НАТО могла бы смягчить совместная борьба с запрещенным в России ИГ. Однако различия в ценностях оказались настолько велики, что одновременно с борьбой друг против друга и демонстрацией силы последовал следующий этап конфронтации — борьба за лидерство в политике международной безопасности.

Так, Россия даже не рассматривала присоединение к международной коалиции США, которая, согласно ее официальной позиции, не имеет правовых оснований, поскольку не получила согласие ни от Дамаска, ни от СБ ООН. Сразу после того, как Россия начала военную операцию в Сирии, генсек НАТО выразил озабоченность тем, что РФ наносит удары не столько по целям ИГ, сколько по сирийской оппозиции, оказывая поддержку режиму Асада. Несмотря на то что к 20 октября военные России и США согласовали меморандум о безопасности полетов над Сирией, делиться развединформацией с Россией США или НАТО не стали. Доверия не было, и бороться с ИГ начали две соперничающие за обеспечение безопасности группировки — квартет во главе с Россией и международная коалиция во главе с США. Российская операции в Сирии только усилила напряженность в отношениях между Россией и НАТО.

Результатом этого стало первое после холодной войны столкновение ВС России и НАТО. 24 ноября турецкий истребитель F-16 сбил российский бомбардировщик Су-24М, залетевший в воздушное пространство Турции. Действия Турции создали угрозу военного конфликта между Россией и НАТО. Нарушения воздушного пространства Турции российскими самолетами во время операции в Сирии случались и до этого. Турция предупреждала, что будет реагировать на эти нарушения, но Россия не восприняла эти угрозы серьезно.

Во время холодной войны обоюдные нарушения границ случались десятками, и тот же Советский Союз без оглядки сбивал нарушителей. Это не могло кому-либо нравиться, но таковы были правила игры для обеих сторон. Большинство случаев с участием военных самолетов стран НАТО произошли до Карибского кризиса. После этого можно выделить 1976 год, когда советские ПВО сбили турецкий истребитель-бомбардировщик, вторгшийся в воздушное пространство СССР. Однако даже тогда политических или экономических санкций Москве никто не объявлял, хотя стороны были де-факто противниками. Сейчас же Москва наложила на Турцию массу санкций и прекратила любое сотрудничество.

Это говорит о том, что Россия жила в иллюзии своих отношений с Турцией, забыв, что та — прежде всего член НАТО, политика которого, согласно военной доктрине, является угрозой национальной безопасности РФ, а уже потом — партнер России.

Противостояние зашло уже настолько, что даже теракты в Париже и атака на российский А321 в Египте даже на время не объединили конфликтующие стороны

На экстренном заседании Совет НАТО подтвердил всю полноту гарантий безопасности Турции, а позже в целях поддержки ее безопасности альянс усилил морское присутствие в Средиземном и Черном морях, в том числе поставив Турции самолеты-разведчики АВАКС и ЗРК Patriot. Конфликт вышел из плоскости российско-турецких отношений на уровень отношений Россия--НАТО, усугубив конфронтацию. Россия в ответ отправила в Сирию ракетный комплекс С-400, крейсер "Москва" с ПВО "Форт", морским аналогом С-300 был передислоцирован к побережью Сирии, перебросила дополнительные истребители Су-27СМ и Су-30СМ и оснастила истребители-бомбардировщики Су-34 ракетами класса "воздух-воздух" с целью прикрытия самолетов от ВС Турции. В условиях, когда ИГ не имеет военных самолетов, Россия прямо ответила НАТО. Генсек альянса воспринял переброску российских ракетных комплексов в Сирию и Средиземное море как часть российского сценария по окружению государств НАТО силами ПВО.

Противостояние зашло уже настолько, что даже теракты в Париже и атака на российский А321 в Египте даже на время не объединили конфликтующие стороны.

Совет Россия--НАТО, как и документы, породившие партнерские отношения России и НАТО,— Основополагающий акт 1997 года и Римская декларация 2002 года — устарели и давно не отвечают действительности. Документы подписывались другой по своей политике, ценностям и интересам Россией — государством, которое готово было быть партнером НАТО и двигаться к равноправному взаимовыгодному сотрудничеству. Такой России сейчас нет. Акт фиксировал, что ни одна из сторон не рассматривает другую как противника. Но действительная политика и России, и НАТО говорит об обратном. Россия считает расширение альянса и его инфраструктуры угрозой национальной безопасности. НАТО же принимает пакет мер, направленных на сдерживание России. Обе стороны проводят военные учения, очевидным условным противником в которых выступает противоположная сторона.

Россия и НАТО должны были двигаться к адаптации ДОВСЕ. Однако страны альянса не ратифицировали договор, и Россия в 2007 году наложила мораторий на его выполнение. В 2011 году НАТО ответила прекращением диалога по этому вопросу, а в марте 2015-го Россия полностью прекратила участие в ДОВСЕ. Тем самым стороны фактически развязали себе руки в передвижении войск на европейской территории.

Стороны должны были выполнять Венский документ о мерах доверия и безопасности. Однако НАТО не устраивают многократные внезапные учения с участием десятков тысяч военнослужащих, о которых Москва не уведомляет. Но в Венском документе есть лазейка — возможность не уведомлять об учениях численностью до 9 тыс. человек.

Общей целью России и НАТО, согласно акту, были преодоление остатков прежней конфронтации и соперничества, укрепление взаимного доверия и сотрудничества. Этот пункт полностью провален. Россия не доверяет планам НАТО в сфере ПРО, считает, что ее обманули с обещаниями не расширяться на Восток. А после Украины не осталось доверия и у НАТО к России. К концу 2014 года итог отношений подвел генсек НАТО, заявив, что доверительных отношений между Россией и НАТО, выстроенных за последние 20 лет, больше нет. В апреле 2016 года об этом же сказал и пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков.

Таким образом, партнерства, основанного на Основополагающем акте 1997 года, больше не существует. Однако адекватным новой политической реальности стал только министр иностранных дел Польши Витольд Ващиковский, заметивший, что это юридически необязательное политическое соглашение было принято в другой международной реальности, а потому акт необходимо расторгнуть.

Вместо того чтобы разорвать акт и распустить Совет Россия--НАТО, строить отношения исходя из новой реальности, Россия и члены альянса живут в иллюзии, цепляются за этот документ и созывают Совет Россия--НАТО. Как и можно было ожидать, совет, проведенный 20 апреля, стал площадкой по высказыванию очередных претензий, чем местом решения проблем.

Стороны говорят, что готовы сотрудничать в решении общих проблем. Однако только на своих условиях, которые противоречат друг другу

Однако, несмотря на то что генсек НАТО Йенс Столтенберг заявил о том, что возвращения к прежнему состоянию дел в двусторонних отношениях и работе в обычном режиме ожидать не приходится, менять формат отношений стороны пока не собираются. НАТО по-прежнему "надеется" на изменение позиции России по Украине, на то, что она станет более транспарентной в военной сфере. Россия же делает вид, что НАТО может понять и принять ее позицию, захочет идти на компромисс по своему расширению, созданию ПРО или другим вопросам. НАТО боится признать Россию угрозой и противником и ликвидировать последнее связующее звено с Москвой, окончательно развязав ей руки. Россия не хочет выглядеть инициатором разрыва и брать на себя ответственность за начало новой холодной войны. Не случайно на Мюнхенской конференции по безопасности премьер-министр Дмитрий Медведев заявил, что мы скатились во времена новой холодной войны только потому, что НАТО ведет себя недружественно по отношению к России.

Обе стороны говорят, что готовы сотрудничать в решении общих проблем. Однако только на своих условиях, которые противоречат друг другу, так как основаны на разных ценностях.

Разрыв Основополагающего акта не означает разрыва отношений как таковых. Россия и НАТО должны принять все необходимые меры по предупреждению военных столкновений. Как, например, это сделали в 2014 году КНР и США, подписав два соглашения по недопущению военных столкновений. И для этого им вовсе не надо было создавать красивые структуры. Важно начать строить абсолютно новые отношения без неоправданных ожиданий и понимая всю серьезность разногласий. В частности, не прекращается взаимная разведывательная деятельность в воздухе. За последние месяцы активизировалась разведдеятельность в Балтийском море: то российский бомбардировщик пролетает в непосредственной близости от эсминца США, то американский самолет-разведчик RC-135U подлетает к российской границе с выключенным транспондером. Провокации идут с двух сторон, и это может опять спровоцировать военный конфликт.

Польша предлагает модернизировать Венский документ, создав при ОБСЕ специальную комиссию, которая будет расследовать опасные эпизоды. Но Минобороны РФ говорит, что полеты выполняются в полном соответствии с международными нормами и в пересмотре договора не заинтересовано. Как видно, даже в таком частном вопросе стороны продолжают не слышать друг друга. Готовности идти на компромиссы и взаимные уступки пока нет ни с одной стороны.

России и НАТО надо проводить политику, лишенную иллюзий, исходя из реального положения вещей. Нельзя беспокоиться о ядерной риторике России и модернизации ее ядерного оружия, пока разворачиваются комплексы ПРО Aegis Ashore в Польше и Румынии. Не надо надеяться, что Россия будет думать об интересах Турции в Сирии, если не думают о ее интересах на постсоветском пространстве. Надо признать, что перемещение российских войск внутри собственной территории является правом таким же, как и перемещение войск НАТО в рамках национальных границ членов. Надо признать право России на "внезапные учения" и право НАТО на создание незначительных сил в Восточной Европе. Одним надо признать как данность расширение НАТО и ПРО в Восточной Европе, а другим — возможные ответы на это. Нельзя предлагать обсуждать один вопрос и не быть готовым обсуждать другой.

Сформировались долговременные и фундаментальные отличия в политике двух сторон. Ни НАТО, ни Россия не откажутся от своих ценностей, целей и убеждений. Признавая взаимную угрозу, стороны сделают свои отношения более предсказуемыми и уберегут мир от конфликта с непредсказуемым развитием. Стороны перестанут ожидать друг от друга невозможного и примут как данность существующие различия политики, ценностей и интересов. Тогда шаги, направленные на оборону и безопасность каждого из государств, не будут восприниматься как что-то катастрофическое и неприемлемое. Шаги НАТО по усилению военного присутствия в Восточной Европе и такие же шаги России на европейской территории должны восприниматься как возможные и приемлемые. Стороны перестанут ожидать невозможного партнерства.

Пока же мы движемся к конфликту 1962 года. Стороны не исключают продолжительного соперничества и противостояния и готовят шаги, усиливающие конфронтацию. Страны Восточной Европы могут получить постоянное присутствие "существенных" вооруженных сил НАТО на своей территории. Летальное оружие может быть передано Украине. Швеция и Финляндия могут подписать соглашение о создании на их территории сил быстрого реагирования НАТО. Россия продолжит стягивать вооружения в европейскую часть страны. Пока это милитаризация обычными вооружениями. Но с обеих сторон уже звучат взаимные обвинения в нагнетании ядерного конфликта. России не нравится участие неядерных стран НАТО в ядерных учениях альянса. НАТО обеспокоено модернизацией стратегических ядерных сил России и увеличением ядерных учений. С одной стороны, звучат предложения о размещении ядерных сил НАТО в Польше, с другой — о размещении "Искандеров" и стратегической авиации в Крыму. Одна сторона вводит ПРО в Румынии, другая думает над выходом из Договора по ликвидации ракет средней и малой дальности. Фактически стороны показывают всю свою силу и конфронтационность намерений, что не отличает их политику от времен холодной войны. Единственное отличие, что армии и количества вооружений в настоящее время меньше, чем тогда, а весь мир не поделен пополам между двумя державами.

Источник: http://www.kommersant.ru/doc/2996168

 

blog comments powered by Disqus