ru
Новости
  • 19.04.2018

    Начальник Генерального штаба ВС РФ встретился с верховным главнокомандующим объединенными вооруженными силами НАТО

    Подробнее
  • 09.04.2018

    Россия призывает НАТО разблокировать контакты по военной линии.

    Подробнее
  • 04.04.2018

    Новости конкурса эссе 2018

    Подробнее
  • 04.02.2018

    20 летний юбилей диалога Россия-НАТО в Волгограде

    Подробнее

09.03.2011М К Бхадракумар (M K Bhadrakumar )

Источник: www.inosmi.ru

Курилы: большая игра в Азиатско-Тихоокеанском регионе

 ("Asia Times", Гонконг)

 

Российское решение на прошлой неделе разместить крылатые ракеты на спорных Южных Курильских островах является существенным шагом вперед от того, что началось как дипломатический спор с Японией в ноябре прошлого года, с этим шагом спор выходит на новый уровень активности. Когда спор возник в ноябре после визита российского президента Дмитрия Медведева на острова, первого подобного визита российского (или советского) главы государства, основной посыл Москвы заключался в том, что это было символическое отстаивание суверенитета, которое произошло естественно и спонтанно.

«В России так много живописных мест. Кунашир», - вот что отметил Медведев, когда написал в своем Твиттере вскоре после приземления. С тех пор посыл изменился.

За последние два-три месяца из области дипломатии российско-японский раздор уверенно перешел в стадию политическую и военную. Последний шаг – разместить крылатые ракеты – подчеркивает, что где-то глубоко в действиях Москвы на шахматной доске геополитики в Азиатско-Тихоокеанском регионе с самого начала подспудно сидела основательная и очевидная безотлагательность и настойчивость. В конце концов, Москва действовала с большой осторожностью и осмотрительностью.

Неотъемлемая часть

В корне проблемы лежит отказ Токио снять свои претензии на четыре Курильских острова – Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи – которые были аннексированы Советским Союзом после Второй мировой войны, что в свою очередь помешало двум державам подписать мирный договор, чтобы прекратить военные действия.

Но это гораздо больше, чем просто территориальный спор. Здесь некоторые комментаторы склонны проводить упрощенные, но в то же время не совсем бессмысленные параллели с опрометчивыми действиями слабого царя в Кремле сто лет назад. Побуждаемый сложными и неоднозначными мотивационными факторами возрождения российского национализма и российской экспансии на Дальнем Востоке на фоне скоротечности и изменчивости региональной политики и борясь с имперскими амбициями конкурентов, царь Николай II навлек беду на всех, включая самого себя в 1905 году. Никто не прогнозирует новой российско-японской войны когда-либо в ближайшее время.

Но при этом и тянущийся столь долго спор о Курильских островах вряд ли получит возможность разрешения в обозримом будущем. Так почему же Россия вдруг стала настолько напориста и самоуверенна в этом чувствительном вопросе? На первый взгляд, поспешные шаги Кремля даже не согласуются с сильным стремлением медведевской внешней политики к формированию «модернизационных альянсов» с Западом и Японией и к привлечению иностранных инвестиций и технологий для российской модернизации и инноваций.

Всегда существует возможность для точки зрения, что примерно как царь Николай, Медведев допустил ошибку в этом споре, который на самом деле является лишь бурей в стакане воды. В соответствии с этой версией, все, в чем заинтересована Россия, так это ускорить развитие своих дальневосточных районов, что, естественно, включает и усиление их обороны в том числе, а эта цель могла быть достигнута и в том случае, если бы Медведев отправил какого-нибудь официального представителя рангом пониже на Курилы в ноябре прошлого года, но он сделал ошибку, вызвавшись ехать сам.

Другая догадка – что, возможно, Москва просто сыта по горло спором с Японией, который категорически не спешил разрешаться, и Медведев просто «ускорил процесс». Россия слишком много вынашивала. Но слабое место в такой точке зрения в том, что Медведев также делегировал еще нескольких чиновников пойти по его стопам, включая министра обороны Анатолия Сердюкова и министра иностранных дел Сергея Лаврова, а затем и сам начал обыгрывать идею массированного укрепления российского военного присутствия на островах.

Между тем, в российской политике в этом вопросе начал проявляться и новый шаблон: Курильский спор на самом деле является российской Фолклендской проблемой. Смысл в том, что как и Аргентина в отношении Великобритании, Япония использует свой спор с Россией как «инструмент для переключения общественного внимания с внутренних проблем на борьбу против внешнего врага», - как отметил московский аналитик. Надо сказать, Япония тоже может в один прекрасный день избрать Курилы, слабо защищаемые Россией, в качестве легкой мишени для изливания агрессии. 

Но с этим связаны и еще два небольших аргумента: во-первых, России тоже нужна своя «железная леди», как бывшая премьер Великобритании Маргарет Тэтчер, в Кремле, что, фигурально выражаясь, означает политическое руководство с достаточным уровнем настойчивости и упорства, чтобы «защищать интересы и достоинство России» и способное решительно продемонстрировать, что Россия сделает все, что потребуется, чтобы защитить свои интересы и территориальную целостность. 

Вооружение Курил

Российские специалисты быстро интерпретировали это в том виде, что в последнее время наблюдается повышенный уровень агрессивности со стороны Японии. Как отметил Виктор Павленко из Центра японских исследований в Институте Дальнего Востока Российской академии наук, «японская политическая элита создала очень напряженную атмосферу вокруг этого территориального спора». По словам другого аналитика, Михаила Барабанова, России не мешало бы помнить о склонности Японии начинать войны с неожиданного и хорошо продуманного нападения, тактике, которую страна использовала во всех войнах, которые она вела. Близость Японии к островам позволяет ей быстро доставить грузы и подкрепления для высадившихся войск, одновременно обеспечивая им массированную поддержку с воздуха посредством ударных вертолетов. Японские военные хорошо обучены и высоко мотивированы. Они обладают большим количеством самого современного оружия и оборудования. У них есть уникальные многоцелевые ракеты «типа 96» и системы HATM-6 на «хаммероподобных» шасси, которые могут быть доставлены на острова даже легкими средствами доставки. Они будут в равной степени эффективны как против танков, так и против артиллерии. Все это в сочетании с японским превосходством в воздухе и широким использованием точного оружия позволит Токио разгромить силы обороны на островах гораздо быстрее и проще, чем мы могли бы подумать». 

Парадокс в том, что и российская интерпретация намерений Японии, и военные возможности Москвы в плане защиты Курил могут быть подвергнуты сомнению.

И правда, было бы абсурдно предположить, что Япония может напасть на Россию. Но как бы там ни было, военное планирование должно исходить из худшего из возможных сценариев. Действительно, близость островов к японским берегам делает задачу их обороны очень сложной. Российскую защиту можно легко преодолеть, в принципе, в случае массового нападения с проникновением в ночное время при помощи быстрых моторных катеров.

У России сейчас на островах контингент в 3,5 тысячи военных, уровень вооружения слабый. Ближайшие аэродромы с боевыми самолетами расположены на Сахалине и на Камчатке, и в случае любого конфликта у Японии будет превосходство в воздухе. Российская мысль направлена на то, чтобы усилить оборону островов с целью выиграть время в случае атаки, успев обеспечить крупномасштабную высадку подкреплений, а также разработать жизнеспособную оборонительную систему, которая позволила бы осуществить воздушный и ракетный удар по всей территории Японии. 

Таким образом, шаг России на этой неделе в сторону укрепления Курил ракетами выводит зародившуюся в ноябре риторику в стадию конкретных военных шагов. Все это было внимательно спланировано. Ракеты «Яхонт» имеют дальность полета в 200-300 километров на сверхзвуковой скорости, и могут достичь некоторых частей острова Хоккайдо. Система «Тор-М2» может выпускать одновременно четыре ракеты по четырем разным целям. Россия также планирует разместить на островах вертолеты Ми-28, которые способны нести противотанковые ракеты. Высокопоставленные российские командующие намекнули, что могут быть даже размещены и грозные системы противовоздушной обороны С-400 «Триумф».

Токио отреагировал таким образом: назвал российское размещение «вызывающим большое сожаление» шагом и отметил, что будет «пристально следить за тенденциями развития российского военного присутствия на Дальнем Востоке». Агентство Kyodo прогнозирует, что российский шаг «несомненно, спровоцирует ответные действия со стороны Японии». Вполне очевидно, что ранее устойчивая ситуация в российско-японских отношениях с тех пор, как Токио опубликовал в 2008 году новые инструкции для школьных учебников, где утверждалось, что Япония имеет суверенитет над Курильскими островами, резко обострилась.

Ужесточение российской позиции нашло свое очевидное отражение в заявлении министерства иностранных дел в Москве 6 февраля о том, что Япония должна придерживаться «трезвого и сбалансированного подхода к реальности». «Мы надеемся, что объективная территориальная действительность, выработанная после Второй мировой войны и закрепленная в Уставе ООН, будет преобладать в Токио. Прекращение искусственного акцентирования внимания на «островном» вопросе поможет создать спокойную и конструктивную атмосферу для японско-российского диалога», - было отмечено в заявлении российского МИДа.

И правда, правые японские националисты сыграли большую роль в пренебрежении к российским дипломатическим инициативам. К тому же, как отметил Дмитрий Тренин из Московского Карнеги-центра, «японские политически слабые и краткосрочные правительства находят сложным или невозможным стратегическое видение и тактическую гибкость в вопросе достижения соглашения с Россией». Добавим, что и со стороны Москвы наблюдается что-то похожее, «2011-2012 годы – время парламентских и президентских выборов в России, время продемонстрировать жесткость и силу, а не гибкость и желание достичь компромисса».

Стратегический вопрос

Однако, все это в конечном счете – только прелюдия. Почти наверняка у русских тоже возникает «общая картина» в их расчетах. В конце концов, у них есть историческое осознание огромной остроты вопросов в отношении Японии и Китая. В последнее время, сделав достаточно разумный шаг, Москва предложила сотрудничество Китаю в деле развития Курил. Заглотит ли Китай приманку? Или, более должным образом, возможно, он уже заглотил ее без привлечения общественного внимания? Однако, маловероятно.

Выводы очевидны. Как отметил Тренин, «кто бы ни согласился инвестировать туда (в Курилы), он будет вынужден принять на себя большую степень долгосрочного риска – риска потерять дружбу Японии, а также быть готовым столкнуться с краткосрочным риском санкций со стороны Токио. Китай может принять решения вступить в этот альянс, используя инвестиции как геополитическую разменную монету, как средство, чтобы вбить клин еще глубже между Россией и Японией, и обеспечить сближение Москвы с Пекином. Будет интересно посмотреть, поступит так Китай или нет, возможно, использует Гонконг в качестве посредника».

В китайских комментариях российские действия на Курилах в последние месяцы обычно рассматриваются как «решающим момент российской стратегии для своего Дальнего Востока и для Азиатско-Тихоокеанского региона в целом». Редактор People's Daily в статье для Global Ties практически сигнализировал о том, что Пекин будет с крайней осторожностью относиться к вопросу, который может вовлечь его в ловушку. Геополитическую составляющую действий России суммирует Xinhua: 

«Курильские острова расположены в ключевом месте в географическом плане, там они обеспечивают безопасность выхода в Тихий океан для российского Тихоокеанского флота. Если четыре острова получит назад Япония и вместе с США будет использовать их как естественный барьер, российский Тихоокеанский флот окажется отрезан от Тихого океана и может столкнуться с прямой военной угрозой со стороны вышеозначенных двух стран… это также может означать, что соседняя Камчатка и регион Сахалина, оба стратегически важные для России в плане возможностей отвечать на атаки, также окажутся незащищенными».

И самое важное, Xinhua добавляет, что российские шаги являются частью согласованной «ориентированной на восток стратегии на фоне продолжающейся глобальной перестройки на новую эру». Агентство отмечает, что Москва развивает Южные Курилы в качестве «платформы для демонстрации мускулов России в Восточной Азии. Острова могут помочь России сделать ее голос более громким в регионе и закрепить ее позицию там как серьезной державы». 

Xinhua не объясняет, почему Россия чувствует необходимость поиграть мускулами в Азиатско-Тихоокеанском регионе или «усилить свой голос». Но Алексей Пилько, российский комментатор, который занимает весьма хорошую позицию, чтобы отражать официальное мнение, объясняет. Он подчеркивает, что Москва кажется чувствует серьезную опасность от «Антанты» США и Китая, которая обретает формы в Азиатско-Тихоокеанском регионе на основе «обмена» по варианту «Тайвань на Северную Корею».

Исторические недоработки 

Огромное количество исторического материала придется усвоить, чтобы полностью осознать этот тезис. Все это идет еще с времен расцвета китайской революции в 1949 год и непреклонного политического опыта Иосифа Сталина, преимущественно как манипулятора, ошибочных действий Китая в Корейскую войну (при подстрекательстве Сталина) и безвременной гибели огромных перспектив американо-китайского альянса в 1950 (которого страстно добивались в Вашингтоне и в Пекине и которого боялся Сталин). Сейчас, как пишет Пилько:

«Нынешний стратегический статус-кво в Тихоокеанском регионе ни в коей мере не соответствует национальным интересам Китая, ибо мешает свободному доступу к океану и одновременно обеспечивает по существу американский контроль над китайской военной деятельностью… Объединение Тайваня с материковым Китаем даст Пекину свободный и неконтролируемый доступ в Тихий океан. В этом отношении жизненно важной составляющей в разрешении тайваньского вопроса является нынешняя ситуация на Корейском полуострове, так как она дала бы Китаю шанс вступить в большую геополитическую сделку с США. Поэтому Северная Корея – идеальная разменная монета в переговорах Китая с США». 

Пекин может даже одобрить введение жестких санкций против Северной Кореи или сохранить нейтралитет во время любой карательной военной операции против нее, при условии, что США согласятся на объединение Китая с Тайванем, которое может, например, пройти по тому же сценарию, что и с Гонконгом… такой вариант «обмена» вполне может быть единственным возможным вариантом для США. Он не даст, чтобы в Корее разразилась полномасштабная война.

И правда, если Пхеньян продолжит осуществлять свою ядерную программу теми же темпами, это лишь вопрос времени, когда его примеру последуют Япония и Южная Корея, что, конечно же, кардинально изменит сценарий безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе и нанесет серьезный ущерб региональному влиянию США и возможностям для них играть ведущую роль.

Не испытывает Пекин и особых восторгов в связи с северокорейским архаичным и нежизнеспособным режимом и его чуждыми поступками. На самом деле Китай не одобряет усилия Северной Кореи по созданию ядерных бомб. Поэтому российский образ мыслей заключается в том, что «геополитический обмен» Тайваня на Северную Корею рассматривался бы и в Вашингтоне, и в Пекине в какой-то момент как взаимовыгодный компромисс, который позволит США решить северокорейскую проблему, и в то же время создаст прочные и длительные основания для развития конструктивных американо-китайских отношений.

Если кратко, такой сценарий возвращается к геополитике образца до корейской войны, когда и США, и Китай хотели новых отношений между двумя великими державами.

В российских умах возможный альянс США и Китая вызывает большое беспокойство, это стало доминирующей темой на восточноазиатской геополитической арене. Российские эксперты и обозреватели делают хорошую мину при плохой игре и настаивают на том, что Москва будет в своих собственных интересах приветствовать подобное соглашение.

Но вряд ли можно быть уверенным, что мыслительный процесс в России пойдет в этом направлении. Все, о чем можно говорить с какой-то степенью уверенности, так это то, что если стратегический диалог в Азиатско-Тихоокеанском регионе примет новый оборот, и правила игры поменяются, в таком случае «реальная политика» требует, чтобы Россия заранее обеспечила себе преимущества в этой новой реальности, дабы не быть застигнутой врасплох или, по крайней мере, уменьшить потери. 

Российскую тревогу и обеспокоенность нельзя легко проигнорировать. На прошлой неделе Москва представила план перевооружения на 650 миллиардов долларов до 2020 года, который включает получение флотом и ВВС 20 новых субмарин, в том числе восьми атомных, и более чем шестисот самолетов, ста новых кораблей и тысячи вертолетов.

«Основная задача – модернизация наших вооруженных сил… Мы не заинтересованы в покупке иностранного вооружения или военного оборудования», - заявил российский замминистра обороны Владимир Поповкин. Новая стратегия отдельно предназначена для возрождения морских возможностей советских времен и создания системы противоракетной обороны нового поколения, которая придет на замену комплексам С-300. 

В годы после холодной войны российские стратегические возможности продолжали сохранять ориентир на западное направление. Расширение организации Североатлантического договора (НАТО) и политика сдерживания со стороны США не оставляли России другого выбора. При этом возможности России в Азиатско-Тихоокеанском регионе устойчиво деградировали – и в итоге, когда другие страны, такие как Китай или Япония или Южная Корея резко расти в военном смысле, Россия начала плестись в хвосте. 

Благодаря медведевской политике «перезагрузки» с президентом США Бараком Обамой и в частности, сближения позиций по вопросу противоракетной обороны, Москва получила передышку и возможность переключить свое внимание на неспокойный восток. Действительно, Китай тоже обращает на это внимание. Последний комментарий в Global Times суммировал: «Действия России, начиная с медведевского визита на Курилы и заканчивая нынешними планами перевооружения показывают, что стратегическая цель страны – восстановить свои стратегические позиции в Азиатско-Тихоокеанском регионе».

И потом издание зловеще добавляет: «Если Россия усилит свои военно-воздушные и военно-морские возможности на Южных Курилах, и расширит свой Тихоокеанский флот, укрепив его возможности в области проведения морских атак, вооруженные силы на островах будут способны действовать заодно с военной базой во Владивостоке и на Камчатском полуострове. Это определенно повлияет на безопасность соседних стран, и даже интенсифицировать потенциально возможную гонку вооружений в Северо-Восточной Азии». 

Добро пожаловать в новую большую игру на далеких землях, где восходит солнце.

Посол М К Бхадракумар был кадровым дипломатом в индийском внешнеполитическом ведомстве. Он работал в Советском Союзе, Южной Корее, на Шри-Ланке, в Германии, Афганистане, Пакистане, Узбекистане, Кувейте и Турции.

Оригинал публикации: Kurils: The great game in Asia-Pacific

Опубликовано: 05/03/2011

 

Источник: http://inosmi.ru/russia/20110308/167172196.html