ru
Новости
  • 18.07.2018

    Пресс-конференция по итогам переговоров президентов России и США

    Подробнее
  • 12.07.2018

    ЗАЯВЛЕНИЕ ПО ИТОГАМ ВСТРЕЧИ НА ВЫСШЕМ УРОВНЕ В БРЮССЕЛЕ

    Подробнее
  • 07.06.2018

    Подведены итоги конкурса эссе 2018 года

    Подробнее
  • 04.05.2018

    Конкурс эссе 2018

    Подробнее

10.02.2012

Выступление Генерального секретаря НАТО Андерса Фога Расмуссена на Международной конференции в Мюнхене по вопросам политики безопасности

Источник: /www.nato.int/cps/ru

Выступление

Генерального секретаря НАТО Андерса Фога Расмуссена на пленарном заседании Международной конференции в Мюнхене по вопросам политики безопасности на тему «Укрепление евроатлантической безопасности»

Господин посол Ишингер,
Ваши превосходительства,
Дамы и господа,

Участие в мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности дает мне очередной серьезный стимул. Я с большим удовольствием выслушал выступления министра обороны Панетты и госсекретаря Клинтон, и хочу поблагодарить обоих за их выражение неуклонной приверженности делу европейской безопасности. На мой взгляд, евроатлантическое звено является краеугольным камнем евроатлантической безопасности, и, как подчеркнула госсекретарь Клинтон, а сотрудничество с глобальными партнерами только укрепит наше трансатлантическое сообщество.

Господин Ишингер, Ваш отчет о евроатлантической безопасности – ценнейший вклад в нашу дискуссию. Я прочитал его с огромным удовольствием. Хотелось бы также поблагодарить Игоря Иванова и Сэма Нунна за их утренние выступления.

Я абсолютно уверен в необходимости укрепления подлинного стратегического партнерства между Россией и НАТО, так как народам наших стран пойдет на пользу

· укрепление безопасности, если мы усилим сотрудничество в сфере борьбы с терроризмом, распространением ОМУ, пиратством и наркотиками,

· стабильная экономика, если мы создадим безопасные условия для развития торговли и инвестиций, и

· укрепление политического руководства, если мы объединим усилия при разрешении глобальных проблем.

Не будем забывать, что евроатлантическая безопасность неразрывно связана с безопасностью и, по сути дела, является ее краеугольным камнем во всем мире.

За последние два с половиной года мы добились существенных успехов в развитии отношений Россия-НАТО. Но потенциал нашего сотрудничества еще далеко не реализован. И я полностью согласен с мыслью, прозвучавшей в Вашем отчете, о том, что успешное сотрудничество между Россией и НАТО в области противоракетной обороны позволит нам перейти на качественно новый уровень в наших взаимоотношениях.

Ваш отчет наглядно показывает, что сотрудничество по ПРО между Россией и НАТО – не просто ответ на общую угрозу, а фактор, способный трансформировать наши стратегические отношения.

На Лиссабонском саммите мы предложили России сотрудничать в сфере ПРО, чтобы одновременно побороть и старые стереотипы, и новые угрозы. Есть надежда, что на Чикагском саммите в мае этого года мы вместе сделаем следующий шаг вперед.

Я особо приветствую тот факт, что над составлением отчета работали совместно ведущие политики и военные лидеры России, Европы и США. Нас вдохновляет то, что вам удалось прийти к консенсусу по столь трудным вопросам. Это показывает, что мы способны достичь многого, если будем неуклонно идти по пути сотрудничества.

Собственно, это и является темой моего выступления сегодня – каким образом оптимизировать наше сотрудничество, как в НАТО, так и с партнерами.

Дамы и господа,

За прошедшие шестьдесят лет НАТО успешно обеспечивала безопасность и стабильность в Европе, в Евроатлантическом регионе и за его пределами.

Для союзников по НАТО – это результат дальновидных инвестиций в обеспечение безопасности. Залог успеха организации в прошлом и будущем – уникальная способность союзников работать совместно. Благодаря этому фактору ценность организации в целом превышает суммарную ценность каждого из ее членов.

Поэтому нам надо продолжать инвестировать в НАТО, сегодня даже в большей степени, чем когда-либо.

Я усматриваю три существенных фактора, которые окажут влияние на НАТО в ближайшем будущем: сокращение оборонных ассигнований в Европе, изменение конфигурации оборонного потенциала США и завершение боевых операций в Афганистане.

Необходимо учитывать эти факторы, с тем чтобы к концу этого десятилетия наша организация стала сильнее, а не слабее. Ключевой элемент нашей концепции – то, что я называю «умной обороной», - новый подход к деятельности НАТО и ее членов. В условиях строгой бюджетной экономии и давления на оборонные бюджеты это способ расширения деятельности коллективными усилиями.

Я озвучивал эту концепцию в прошлом году в этом же конференц-зале. И я ожидаю, что на Чикагском саммите в мае она будет принята и утверждена всеми союзниками по НАТО, так как « умная оборона» - долгосрочная стратегия обеспечения необходимых потенциалов во всем Североатлантическом союзе.

Но одних потенциалов недостаточно. Потенциалы должны обладать способностью к взаимодействию, и наши силы тоже должны обладать такой способностью. Эту способность на натовском жаргоне иногда называют оперативной совместимостью, но, мне кажется, что данный термин недостаточно емок.

Речь идет о способности к сопряжению всех наших сил. Это подразумевает взаимопонимание, общие механизмы командования и управления, общие стандарты, общий язык и общие доктрина и порядок действий (процедуры). Это охватывает все направления деятельности Союза НАТО.

На протяжении шести десятилетий североамериканские и европейские силы проходили подготовку, участвовали в учениях и действовали рука об руку здесь в Европе. Тем самым укреплялись человеческие и технические связи и доверие, обеспечивавшие эффективность их совместной деятельности.

В условиях сокращения оборонных бюджетов по обоим берегам Атлантики нам необходимо изыскивать новые пути, благодаря которым европейцы и североамериканцы смогут продолжать действовать совместно, в том числе, в самых трудных и опасных ситуациях.

Текущие операции являются для нас той реальной движущей силой, которая позволяет совершенствовать взаимодействие в режиме реального времени, причем иногда и в бою. Это касается не только двадцати восьми союзников по НАТО, но и наших глобальных партнеров. В нашей операции в Ливии участвовало пять государств, семь – в Косово и двадцать два – в Афганистане. Это бесценный опыт, лишиться которого мы не можем себе позволить.

Ввиду всего этого, нам нужна инициатива в дополнение к «умной обороне». Инициатива, которая позволила бы мобилизовать все ресурсы НАТО для укрепления нашей способности работать совместно в постоянном «сопряжении». Я называю ее «Инициативой о сопряженных силах».

Я вижу три области, в которых данная инициатива может помочь укрепить нашу уникальную способность к взаимодействию. Это расширенная программа обучения и подготовки, усиленная программа учений, особенно в рамках Сил реагирования НАТО, и оптимальное использование технологий.

Во-первых, обучение и подготовка. В системе НАТО уже имеются исключительно компетентные учебные заведения, включая Школу НАТО в Обераммергау, которая расположена в двух шагах отсюда. В Польше и Норвегии есть также наши Центры обучения и подготовки объединенных сил, где созданы уникальные возможности для совместного обучения и подготовки. Аналогичные возможности существуют в наших Центрах передового опыта, охватывающих широкий круг прикладных дисциплин, таких как киберзащита, контртеррористическая деятельность и защита от придорожных мин.

Нам необходимо подумать, как извлечь из них еще большую пользу, а также, возможно, подготовить к совместному использованию обширный ряд национальных учреждений, чтобы поддерживать на должном уровне умения и специальные знания, обеспечивающие боевое преимущество наших сил.

Во-вторых, усиленная программа учений, особенно в рамках укрепленных Сил реагирования НАТО.

Учения позволяют нашим силам отрабатывать на практике усвоенный теоретический материал в трудных ситуациях, максимально приближенным к реальности. Благодаря этому взаимодействие входит в привычку даже при приведении комплексных объединенных операций.

За последние годы программа учений НАТО претерпела сокращения, так как большая часть вооруженных сил была дислоцирована в районы операций. По мере свертывания операций нам следует начинать воссоздавать программу учений.

У нас уже имеются превосходная платформа для этого – Силы реагирования НАТО (НРФ). Это силы повышенной степени готовности, в которые входят многонациональные и объединенные компоненты СВ, ВВС, ВМС и сил спецназа. Я приветствую недавнее решение о ротации через Европу боевых подразделений в составе базирующейся в США бригады для участия в Силах реагирования НАТО, о чем объявил сегодня министр обороны США Панетта. Это существенный вклад в общее дело, и расширение программы учений на основе НРФ – действительно оптимальный способ слаживания воинских подразделений из всех стран НАТО, включая США. В оперативном плане это укрепит Силы реагирования и наш Североатлантический союз. А в политическом плане это станет надежной гарантией для всех союзников по НАТО.

В-третьих и, в конечном итоге, более оптимальное использование технологий.

Эффективное взаимодействие подразумевает не то, что все мы должны закупать одинаковую технику, а способность каждого эффективно использовать эту технику совместно с другими государствами.

Стандарты НАТО дают нам такую возможность. Поможет нам также и «умная оборона». Но сегодня существуют ситуации, в которых это просто неосуществимо. Такие ситуации мы должны стараться преодолевать.

Позвольте дать вам один конкретный пример. Моя страна – Дания – имеет на вооружении истребители американского производства Ф-16. Во время операции под руководством НАТО в Ливии выяснилось, что они несовместимы с французскими боеприпасами. Сейчас проходит испытания универсальный адаптер для боеприпасов, который должен разрешить эту проблему. Это что-то вроде сетевого переходника для самолетов.

Мы уже применяем в своей работе принцип автоматической настройки конфигурации – «подключи и работай». Это делает возможным совместное подключение - объединение оборудования разных типов и поколений через единый коннектор. Так ПРО объединяет американские и европейские силы и средства в единую систему НАТО. Это показывает, что разработка нового коннектора стоит дешевле разработки нового совместимого оборудования. Иногда это наилучший способ минимизации затрат при максимальной выгоде для нашей безопасности.

Дамы и господа,

Мерилом приверженности государств-членов организации должна быть совместная деятельность, а не только численность войск или военных баз.

Каким бы термином вы ни пользовались - «оперативная совместимость» или «сопряженные силы» - это идентитет Североатлантического союза, то, что определяет его уникальность. Это также фактор, определяющий силу нашей организации.

Это также делает НАТО эпицентром сотрудничества по вопросам безопасности и приоритетным партнером для многих стран мира.

Именно поэтому Инициатива о соп ряженных силах – залог нашего постоянного успеха.

Спасибо.


Источник: http://www.nato.int/cps/ru/natolive/opinions_84197.htm

blog comments powered by Disqus