ru
Новости
  • 11.08.2019

    Опубликованы работы Лауреатов конкурса эссе 2019 г.

    Подробнее
  • 17.06.2019

    Всероссийский молодежный конкурс эссе 2019

    Подробнее
  • 25.03.2019

    Tворческий конкурс НАТО 70 лет/Эстония 15 лет в НАТО

    Подробнее
  • 24.12.2018

    Развитие международного научно-исследовательского сотрудничества в сфере исследований актуальных проблем формирования архитектуры Европейской безопасности.

    Подробнее

13.06.2011Диана Айвазян Аспирант НИУ-ВШЭ (Москва), Кафедра мировой политики

Новая стратегическая концепция НАТО и пересечение интересов России и НАТО в Каспийском регионе

Диана Айвазян, Аспирант НИУ-ВШЭ (Москва)
Кафедра мировой политики

  На сегодняшний день НАТО стоит перед проблемой переосмысления целей и задач функционирования  альянса в условиях  динамичного развития новых тенденций на мировой арене. В инициируемых НАТО дискуссиях, выступающими предварительным этапом на пути  к созданию новой стратегической концепции НАТО, подчеркивается необходимость эффективного диалога как среди членов организации, так и с партнерами НАТО для преодоления  глобальных проблем -  терроризма,  неподконтрольного распространения ядерного оружия, пиратства, траффикинга, контрабанды наркотиков, обеспечения энергетической безопасности, а также поддержания международной стабильности и преодоления угроз, не носящих   чисто военного характера, с которыми сталкивается альянс. Однако  при работе над созданием своей новой стратегической концепции НАТО остается неизменной основополагающая цель данного военно-политического альянса – поддержание безопасности, суверенитета, территориальной целостности его членов.  

  Таким образом, эффективная деятельность НАТО в рамках  будущей стратегической концепции будет зависеть от того, насколько НАТО сможет, оставаясь военно-политическим альянсом, адаптировать  свою деятельность  для преодоления угроз невоенного характера, а также насколько НАТО  сможет достичь консенсуса, в первую очередь, со странами-партнерами организации для объединения усилий для разрешения проблем, затрагивающих все мировое сообщество, а также от того, какова будет реакция стран-партнеров НАТО на расширение  авторитета и влияния НАТО в обеспечении международной безопасности.  

  На сегодняшний день отношения в рамках РФ-НАТО являются ключевым фактором обеспечения международной безопасности.  РФ, являясь  партнером НАТО, без учета позиций которого практически неосуществима эффективная реализация актуальных задач, которые ставит перед собой НАТО  в готовящейся новой стратегической концепции, также заинтересована в предупреждении и предотвращении угроз международной безопасности(терроризма, траффикинга и т. д.), и на этой основе возможно дальнейшее сотрудничество  России и НАТО.  Так, на    встрече министров иностранных дел Совета Россия-НАТО  в декабре 2009 г.  было принято решение возобновить военное сотрудничество Россия-НАТО. Очевидно, что такое сотрудничество необходимо, но осуществимо при условии совпадения интересов России и НАТО в обеспечении безопасности и стабильности в тех или иных проблемных регионах мира, как в случае афганского кризиса, в разрешении которого РФ готова содействовать НАТО, учитывая, что дестабилазация в Афганистане может привести к дестабилизации в государствах Центральной Азии - традиционных партнеров РФ. Таким образом, можно утверждать, что предлагаемое России со стороны НАТО, в частности Генеральным секретарем НАТО Андерсом Фог Расмуссеном, расширение сотрудничества в разрешении афганского вопроса,  приведет к конкретному выражению.   В частности, в своем выступлении в МГИМО в декабре 2009 г. Андерс Фог Расмуссен заявляет: «Итак, как могут выглядеть отношения НАТО и России, скажем, в 2020 году? Как мне представляется, сотрудничество между НАТО и Россией в области безопасности станет к тому времени устоявшимся фактором международной безопасности. Мы будем обмениваться разведданными и вести совместную работу по борьбе с терроризмом и контрабандой наркотиков. Наши военно-морские силы станут тесно взаимодействовать в борьбе с пиратством на море. А российские солдаты будут развернуты вместе с солдатами НАТО для ведения миротворческих операций под мандатом ООН. Я считаю, что Афганистан должен занять центральное место в нашем партнерстве в 2010 году. Мы сообща должны подумать о том, как улучшить учебную подготовку афганцев, чтобы они могли обеспечивать безопасность в своей стране; как оснастить их вооружением и военной техникой, которые нужны им для ведения боевых действий; как перекрыть поток наркотиков в наши школы и дворы; как поддержать миссию, осуществляемую по мандату ООН и под руководством НАТО. Мы договорились сосредоточиться на борьбе с терроризмом, распространением оружия массового уничтожения, пиратством и угрозами, исходящими из Афганистана».[1]

  Однако, дискуссия о новой стратегической концепции НАТО хотя и рассматривает будущее совместное поле взаимодействия между РФ и НАТО ( в частности, безопасность на море, борьба с терроризмом), не затрагивает   проблемного поля  взаимоотношений  НАТО со своими партнерами в конкретных регионах, где сохраняется угроза политической и экономической дестабилизации, в частности в Каспийском регионе, включающим в себя граничащие с Каспийским морем пять государств – РФ, Казахстан, Туркменистан, Иран, Азербайджан.  

    В силу своего географического положения, транспортного и энергетического потенциала Каспийский регион является традиционной зоной столкновения интересов  региональных государств и внешних сил ( в первую очередь, России, США, ЕС, Китая), в том числе НАТО и РФ.

  Так, НАТО уделяет особое внимание развитию связей с государствами-партнерами на Кавказе (Азербайджан, Армения, Грузия) и Центральной Азии (Казахстан, Туркменистан, Киргизская Республика, Узбекистан, Таджикистан), с этой целью для данных регионов был назначен специальный представитель. Таким образом, Каспийский регион, находящийся на пересечении двух данных регионов стратегической важности, представляет для НАТО  особое военно-политическое значение для развития как двустороннего политического диалога с государствами-партнерами, так и многостороннего диалога между государствами-партнерами. РФ же традиционно занимает стратегическое положение в Каспийском регионе в силу транзитного, военного потенциала, а также исторических условий: контроль над Каспийским регионом был обеспечен еще Царской Россией, а затем и Советстким Союзом, правопреемницей которого является современная Россия. За время существования Советского Союза Россия как его центр наладила тесные политические, экономические и культурные связи с тремя прикаспийскими государствами, входившими в состав СССР -Азербайджаном, Туркменистаном, Казахстаном.

   Обеспечение безопасности  в  Каспийском регионе продолжает быть конкурентным полем взаимодействия между НАТО и РФ. В то время как со стороны НАТО предполагается, что в сфере обеспечения безопасности на море «можно добиться прогресса в ближайшей перспективе, потому что и страны НАТО, и Россия сталкиваются с общей угрозой пиратства и терроризма на море» и сформирован фундамент эффективного сотрудничества в этой сфере -   «НАТО и Россия уже успешно взаимодействовали в рамках операции «Эктив Индевор» («Активные усилия») – антитеррористического патрулирования под руководством Североатлантического союза в Средиземном море»[2], возможное взаимодействие России и НАТО в целях обеспечения безопасности Каспийского моря  проблематично.

   Так, реализуемая ранее программа «Каспийский страж», направленная на  создание интегрированного режима контроля в воздухе, на воде и на сухопутных границах прикаспийских государств Азербайджана и Казахстана, а также защиту нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан, проведение Азербайджаном военно-морских учений в Каспийском море  в 2003-2004 гг.(так, в 2003 г. прошли американо-азербайджанские военно-морские учения GOPLAT(Gas and Oil Platform) по защите месторождений от террористов[3]),  выделение США Азербайджану и Казахстану $130 млн на модернизацию флота в рамках данной  программы вызвало недовольство прибрежных государств – России, Ирана, Туркменистана в условиях, когда окончательно не разрешен вопрос правового статуса Каспийского моря. (На данный момент  договоренность о границах  на Каспийском море достигнута между Россией, Азербайджаном и Казахстаном, в то время как вопрос определения границ на море и раздела спорных месторождений  между Ираном, Азербайджаном и Туркменистаном остается открытым). В ответ на реализацию программы «Каспийский страж» на международной конференции в Астрахани в июле 2005 г. Россия выступила с инициативой создания Каспийской  военно-морской группы оперативного взаимодействия (КАСФОР) для борьбы с существующими в регионе угрозами безопасности, в первую очередь, с международным терроризмом, наркотрафиком, расхищением биоресурсов, куда должны были войти боевые корабли прикаспийских государств.

   Таким образом, возможное содействие НАТО в создании в случае необходимости военно-морского флота на Каспийском море своим партнерам в Каспийском регионе (Азербайджан, Казахстан, Туркменистан), в то время как часть из них сотрудничает с РФ в сфере безопасности в рамках ОДКБ , может вызвать рост напряженности как в самом регионе, так и в отношениях между Россией и НАТО. Так, Россия и Казахстан, являются членами ОДКБ (не исключается и перспектива получения Ираном статуса страны-наблюдателя ОДКБ, о чем в апреле 2009 г. заявлялось секретариатом ОДКБ), в то же время Казахстан, Азербайджан, Туркменистан являются участниками программы НАТО «Партнерство ради мира» - индивидуальной программы двустороннего практического сотрудничества. В рамках программы  НАТО «Партнерство ради мира» (ПРМ), участниками которой являются также примыкающие к Каспийскому региону Грузия, Армения, Киргизская Республика, Таджикистан, Узбекистан, согласовываются индивидуальные двусторонние программы   сотрудничества стран-участников программы с НАТО в сферах военной реформы, военной оперативной совместимости, проведения совместных военных учений, которые подготавливают стран-участников программы к участию в миротворческих операциях совместно с силами НАТО, что является одной из ключевых целей ПРМ. Таким образом, совместная охрана Каспийского моря  Россией и НАТО  будет означать для РФ недопустимое отступление своих позиций в разрешении проблем Каспийского региона и  приближение к границам РФ.

   Следует отметить, что в июле 2001 г. в зоне Каспийского моря  имел место вооруженный инцидент, причиной которому послужили неопределенность границ прикаспийских государств на море, в частности Ирана и Азербайджана и наличие спорных месторождений: 23 июля 2001 г  иранский военный самолет совершил облет двух азербайджанских исследовательских судов, работавших в районе спорных нефтяных месторождений "Араз" - "Алов" - "Шарг", корабль ВМС Ирана, приблизившись к азербайджанскому судну  под угрозой использования силы потребовал покинуть «иранские территориальные воды».      Учитывая, что нельзя исключать повторение подобных вооруженных инцидентов, обеспечение безопасности на Каспийском море требует координации позиций всех заинтересованных сторон, а одностороннее внешнее вмешательство может лишь дестабилизировать военно-политическую ситуацию в регионе.

   Установление официальных отношений между ОДКБ и НАТО позволило бы наладить более эффективное взаимодействие между двумя военно-политическими организациями в сфере безопасности,  принимая во внимание   характерную для государств региона и околокаспийских государств (Казахстан, Туркменистан, Азербайджан, Армения)  многовекторность внешней политики, однако является маловероятным, учитывая нацеленность НАТО на расширение сферы своей деятельности в глобальном масштабе при разработке новой стратегической концепции альянса. Помимо этого, налажен регулярный пятисторонний механизм встреч прикаспийских государств (Россия, Азербайджан, Казахстан, Туркменистан и Иран) с целью обсуждения и реализации задач в сферах безопасности на  Каспии,  экологии Каспийского моря, определения правового статуса Каспийского моря, развития энергетических проектов в Каспийском регионе и т.д.. Так, в 2002 г. в Ашхабаде состоялся первый саммит прикаспийских государств, второй саммит прошел в октябре 2007 г. в Тегеране..В начале марта 2010 г.  в Баку состоялись переговоры прикаспийских государств по разработке проекта соглашения о сотрудничестве в сфере безопасности на Каспийском море в преддверии очередного саммита глав прикаспийских государств по согласованию правового статуса Каспия.                   

Обсуждение возможного участия НАТО в обеспечении безопасного функционирования газо- и нефтепроводов,  проходящих через Каспийский регион и Закавказье, (нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан, газопровод Баку-Тбилиси-Эрзерум), предотвращении  угрозы террористических актов в данных зонах, приобретшее особую актуальность в связи с российско-грузинской войной в 2008 г., также может вызвать напряженность в отношениях НАТО с  РФ, т.к. данные нефте- и газопроводы направлены на диверсификацию поставок энергоресурсов на европейский рынок и проходят в обход РФ. Совместная же защита НАТО и РФ как самого Каспийского моря, его морского пространства, так и энергетической инфраструктуры, пролегающей через Каспийский регион, затруднительна.    

   При дальнейшем расширении НАТО, активизации сотрудничества НАТО со своими партнерами в Каспийском регионе(Азербайджан) и околокаспийскими государствами(Грузия), не исключается возможность использования поддержки НАТО для разрешения имеющих место конфликтов в регионе в свою пользу(Ю. Осетия, Абхазия, Нагорный Карабах), что может обострить политическую и экономическую ситуацию в регионе. Расширение НАТО  предполагает в качестве предварительного условия для вступления в НАТО стран-кандидатов урегулирование территориальных и межэтнических споров мирными средствами. Однако  при  этом расширение НАТО воспринимается альянсом как право каждого суверенного государства определять свою политику безопасности, присоединяясь к  тем или иным военно-политическим структурам по обеспечению безопасности, в частности  НАТО.  Углубление партнерских отношений НАТО с прикаспийскими и околокаспийскими государствами (Азербайджан, Грузия) может рассматриваться ими как противовес РФ и в случае если вопрос немедленного вступления стран-партнеров  в альянс на сегодняшний день не будет рассматриваться. Следует отметить, что еще в марте 2002 « тогдашний генеральный секретарь НАТО Джордж Робертсон заявлял, что «вне зависимости от объемов расширения альянса мы будем нуждаться в крепком механизме, который свяжет НАТО с Кавказом и Центральной Азией»»[4].

   Сохраняющаяся тенденция к милитаризации Каспийского моря на фоне имеющихся противоречий  в регионе как между самими региональными государствами, в частности в вопросе правового статуса Каспийского моря, так и между ними и внешними сторонами в вопросах военного присутствия в регионе, развития региональных энергетичесих проектов и пр. служит в качесте индикатора возможных последствий в случае нарастания напряженности между Россией и государствами-членами НАТО в Каспийском регионе.       

     Таким образом,  нарастание напряженности  в отношениях между РФ и НАТО в Каспийском регионе может негативно повлиять на осуществление НАТО своей деятельности в рамках новой стратегической концепции, в частности сотрудничества РФ и НАТО в разрешении вопроса ядерной программы Ирана, учитывая также и негативную оценку Ираном действий НАТО в соседнем Афганистане как не способствующих установлению мира и стабильности в Афганистане. Такая напряженность нежелательна, учитывая, что РФ продолжает выступать для мирового сообщества важнейшим посредником в разрешении ядерной проблемы Ирана.

 


[1]  НАТО и Россия: партнеры для будущего.Выступление Генерального секретаря НАТО Андерса Фога Расмуссена в Московском государственном институте международных отношений. 17.12.2009// http://www.nato.int/cps/ru/SID-8D9D0486-079D74A2/natolive/opinions_60223.htm

[2] НАТО и Россия: партнеры для будущего.Выступление Генерального секретаря НАТО Андерса 
Фога Расмуссена в Московском государственном институте международных отношений.
17.12.2009//http://www.nato.int/cps/ru/SID-8D9D0486-079D74A2/natolive/opinions_60223.htm

[3] С. С. Жильцов, И.С. Зонн. США в погоне за Каспием. Москва, «Международные отношения», 2009, стр. 135

[4] С. С. Жильцов, И.С. Зонн. США в погоне за Каспием. Москва, «Международные отношения», 2009, стр. 105


blog comments powered by Disqus