ru
Новости
  • 04.05.2018

    Конкурс эссе 2018

    Подробнее
  • 19.04.2018

    Начальник Генерального штаба ВС РФ встретился с верховным главнокомандующим объединенными вооруженными силами НАТО

    Подробнее
  • 09.04.2018

    Россия призывает НАТО разблокировать контакты по военной линии.

    Подробнее
  • 04.04.2018

    Новости конкурса эссе 2018

    Подробнее

22.08.2017Лупанов Ян Владимирович, г. Симферополь

Ян Лупанов, Комплексы раздора: от конфронтации к компромиссу

Лупанов Ян Владимирович
Экперт по международным отношениям
г. Симферополь 

                Комплексы раздора: от конфронтации к компромиссу 

В июле 2016 года, в ответ на продолжающиеся в КНДР разработки и испытания ядерного оружия и баллистических ракет, между США и Республикой Корея была достигнута  договорённость о развертывании на Корейском полуострове  американской системы  ПРО Terminal High-Altitude Area Defense ( THAAD система). Однако перспектива таких перемен в южнокорейском вооружении не могла остаться без внимания  иных   ведущих игроков Азиатско-Тихоокеанского региона, в связи с чем Китай и Россия сразу поспешили выразить категоричный протест размещению противоракетных комплексов, аргументируя свою позицию нарушением военного баланса сил в регионе и угрозой для национальной безопасности. Отсутствие в течение длительного времени последующих  конкретных шагов в американо-корейских договорённостях, а также начавшийся внутриполитический кризис и возможность импичмента южнокорейского президента Пак Кын Кхе, позволяли ситуации сдерживаться в состоянии вялотекущего дипломатического конфликта вплоть до марта 2017 года, когда Министерство национальной обороны Республики Корея получило от концерна  «Lotte»  в своё распоряжение земли в уезде Сонгчжу,  предназначенные для размещения батареи ПРО THAAD. Это стало пусковым механизмом в обострении ситуации прежде всего с китайской стороной, что повлекло за собой ухудшение двусторонних отношений и введение Пекином  неформальных антикорейских экономических санкций. Не меньшие усилия Китай приложил и в отношении своего внутреннего информационного пространства, запустив внутри страны новую волну пропаганды, вызвавшей уличные акции протеста и нарастание антикорейских настроений в обществе вплоть до того, что возникла  необходимость взять под охрану южнокорейское генконсульство, универмаги концерна «Lotte»,  а также проявлять особую бдительность и заботу о личной безопасности живущим в КНР этническим корейцам [1].

В свою очередь, в южнокорейском обществе подобная китайская реакция вызвала полное недоумение, а постоянно возрастающая  поддержка размещения   THAAD со стороны  граждан страны, уверенных, что развёртывание этой системы уменьшит  риски удара со стороны беспокойного северного соседа, не позволяла и оппозиционным политическим элитам в публичной сфере рассматривать  вопрос о категоричной нецелесообразности  размещения системы ПРО.

Стоит отметить, что данная проблема нашла своё проявление сразу в нескольких плоскостях, пересекающихся между собой и взаимно обостряющих ситуацию конфронтации.  Во-первых, на уровне существующего  информационного ореола, у значительной части  китайского общества решающее место в формировании отношения к размещению  THAAD  сыграл американский фактор: учитывая присутствующие в Китае  умеренные  антиамериканские настроения,  участие США в размещении системы ПРО спроецировало на данный вопрос  все имеющиеся в китайском обществе антиамериканские установки и соответствующую общественную  реакцию на данное событие. 

Во-вторых, на уровне фактических знаний о системе THAAD, некоторая часть китайского населения попросту не имеет представления  о функционировании ПРО, полагая, что её размещение среди прочего повлечёт за собой и прямую военную угрозу,  нацеленную непосредственно на китайскую территорию. В свою очередь, китайская пресса в целом обходит стороной освещение тактико-технических характеристик  THAAD и особенностей её применения, тем самым только способствуя  формированию заблуждений о системе  и неоправданных опасений. При этом не мало важным будет отметить тот факт,  что  комплекс THAAD не способен наносить удары по наземной территории, используется только для высотного заатмосферного перехвата летящих ракет средней дальности и его поражающий эффект заключается в  так называемом принципе «кинетического перехвата» — то есть он не содержит в себе взрывных поражающих элементов и для поражения цели используется только кинетическая энергия летящего на  высокой скорости аппаратного блока. Таким образом, исходя из своих тактико-технических характеристик, сама  по себе система в её применении не способна нести в себе  прямую военную угрозу территории другого государства.

В-третьих, не смотря на выше указанные обстоятельства, особенности функционирования  РЛС этих комплексов ПРО  всё же позволяют им косвенно затрагиваться  систему  национальной безопасности КНР. Так, Министр иностранных дел КНР  Ван И в своём официальном заявлении сообщил, что причиной обеспокоенности  размещением комплексов является территориальный охват THAAD радарами системы противоракетной обороны X-диапазона, выходящий далеко за рамки обороны Корейского полуострова и достигающий глубины внутренних районов Азии, что наносит ущерб стратегическим интересам и безопасности не только Китая, но и других стран [2]. Однако здесь немаловажным будет упомянуть то, что у американцев уже есть радары AN/TPY-2, развернутые в Японии, охват которых также проникает вглубь близлежащих китайских территорий, а также целый ряд судовых радиолокаторов и более крупных наземных радиолокаторов в других частях азиатско-тихоокеанского региона. Потому развёртывание THAAD в на корейском полуострове не кардинально изменит, а лишь расширит возможность отслеживать некоторые китайские ракеты в зависимости от точки их запуска. 

Таким образом, исходя из позиции Китая, развертывание THAAD могло бы сдвинуть стратегическую стабильность и равновесие в сторону преимущества Соединенных Штатов, давая Вашингтону улучшенную возможность на более ранних этапах отслеживать запуски китайских межконтинентальных баллистических ракет.  

И в-четвёртых, размещение комплексов является новым шагом к нарушению паритета сил, который, в свою очередь, будет стремиться к восстановлению равновесия посредством реализации новых стратегических военных инициатив ведущими акторами региона. Так, по словам посла КНР в Республике Корея Цю Гохуна, развертывание THAAD «создаст порочный круг конфронтации в стиле холодной войны и гонки вооружений»[3]. В данном контексте действительно развёртываемую на корейском полуострове систему ПРО  можно рассматривать в качестве инструмента усиления геополитического присутствия США, в особенности принимая во внимание то, что обслуживание и управление комплексами останется за американской стороной. А учитывая, что формирующийся восточноазиатский «полюс мира» остаётся нестабильным в виду отсутствия в регионе единой системы коллективной безопасности и наличия множества территориальных споров,  любая дестабилизация может иметь в дальнейшем самые непредсказуемые  последствия. 

Отдельный спор в рамках сложившихся противоречий вызывает также  вопрос целесообразности размещения противоракетных комплексов и эффективности их использования в случае прямого вооружённого столкновения. С одной стороны, зона действия системы не покрывает север южнокорейской территории, и, в частности Сеульскую агломерацию с наибольшей концентрацией наиболее важных инфраструктурных гражданских и  военных объектов, поскольку в ином случае антиракетные комплексы могли бы стать мишенью для северокорейских управляемых РСЗО KN-09, чья дальность действия такая же, как и у антиракет THAAD – до 200 км. С другой стороны, антиракетные комплексы являются объектами одиночного вооружения, не способные противостоять залповым ракетным пускам и имеющие ограниченный круг типов атакующего вооружения, которому они могли бы противостоять. Вдобавок ко всему, у радаров AN / TPY-2 весьма ограничен угол покрытия – от 10 до 60 градусов по азимуту [4], из-за чего остаётся высокая вероятность пропустить ракету, запущенную из «слепой зоны» - например, не с самой территории КНДР, а из прилегающей к полуострову морской акватории. Однако проводимые ранее испытания против ракет ближнего радиуса действия  показали, что не смотря на неполное покрытие южнокорейского государства, противоракетная система может достаточно эффективно  защищать от одиночных ударов ракетами ближней дальности центральные и южные регионы РК [5],  в то время как север страны продолжит находится под плотным защитным охватом установленных ранее антиракетных комплексов системы «Patriot», а морская акватория продолжит быть под контролем судовых РЛС.

Не смотря на проходящие обсуждения, Китай и Республика Корея продолжали сохранять конфронтационную  полярность мнений в данном вопросе,  однако произошедший в Южной Корея внутриполитический кризис и новые президентские выборы дали старт новым процессам, которые смогли снизить градус китайско-корейских противоречий. Получивший президентский пост новый лидер страны Мун Чже Ин, являющийся сторонником восстановления межкорейского диалога и сотрудничества, в рамках реализации своей предвыборной программы инициировал проведение независимой экологической экспертизы THAAD на предмет влияния на здоровье и окружающую среду исходящего радиоэлектронного излучения, в результате чего размещение систем оказалось приостановлено на текущем этапе. А учитывая то, что подобная экспертиза влияния РЛС на Гавайских островах заняла почти два года, можно предположить, что и в этом случае процесс растянется на неопределённо длительное время. Безусловно, данное обстоятельство, встреченное одобрительно южнокорейскими «контрагентами», позволит снизить текущий градус напряжения в отношениях между странами и, возможно, за выигранное время найти точки соприкосновения новым, приемлемым для всех региональных акторов договорённостям. 

      Учитывая увеличение северокорейской военной активности и потенциальной угрозы, а также американское влияние на политику безопасности Южной Кореи, вряд ли можно предположить, что в обозримом будущем может быть поднят вопрос о денонсации соглашения о размещении  THAAD. Теме не менее в детали этого размещения можно внести некоторые коррективы, которые бы помогли достичь хотя бы частичного консенсуса в данной проблеме. Это, например, установление  ориентировочных и привязанных к конкретным условиям  в регионе сроков размещения  комплексов. Это развитие Республикой Корея собственных противоракетных систем, которые могли бы в дальнейшем заменить американские THAAD и по сути вернуть  статус-кво в ситуацию американо-китайского геополитического противостояния. Это установление прозрачности в вопросе связи THAAD с глобальной сетью противоракетной обороны США и, возможно, даже допуск китайских представителей к центру управления  размещёнными в Корее американскими комплексами.

     Кроме того, как китайские, так и зарубежные специалисты предлагают рассмотреть возможность  внесения   технических изменений для уменьшения  фактора влияния комплексов на безопасность Китая. Например, некоторые эксперты рекомендовали Южное Корее заменить радары X-диапазона THAAD радаром Green Pine, который  уже приобретён у Израиля. Однако необходимо будет оценить выгоды и осуществимость этих изменений. Поскольку использование радара Green Pine, вероятно, потребует от Израиля обмена базовыми алгоритмами радара с Соединенными Штатами и с Южной Кореей.  В этом случае странам также необходимо  будет совместно провести исследование  на техническую совместимость между радаром Green Pine и системой управления и контроля THAAD [6].  

В конечном итоге стоит отметить, что в данном вопросе  стабильные и дружественные двусторонние отношения с Южной Кореей Китаю просто необходимы, как и партнёрские с США, если он надеется сохранить влияние на формирование политики  Сеула, касающейся не только THAAD, но и других аспектов безопасности Корейского полуострова и региона в целом. Нынешние санкционные меры, постепенно ниспадающие после последних корейских решений, вряд ли будут иметь своё повторение в будущем в более жёстком формате. А при таких обстоятельствах как раз и складываются наиболее благоприятные условия для проведения конструктивных переговоров и выработке приемлемого для всех сторон решения. 

________________________________________________________

1. 사드보복 中선양 롯데·교민들 긴장·불안…"대응 방법이 없다" http://www.yonhapnews.co.kr/international/2017/03/04/0601400000AKR20170304036300097.HTML?template=2085

2. Официальный сайт Министерства Иностранных дел КНР http://www.fmprc.gov.cn/mfa_eng/zxxx_662805/t1340525.shtml

3. China Warns THAAD Deployment Could Destroy South Korea Ties «in an Instant».http://thediplomat.com/2016/02/china-warns-thaad-deployment-could-destroy-south-korea-ties-in-an-instant/

4. Военное обозрение: система ПРО США. https://topwar.ru/92958-sistema-pro-ssha-chast-2-ya.html

5. Mostly missile defense (and some space surveillance), mostly from a technical perspective: THAAD Flight Tests Since 2005. 
https://mostlymissiledefense.com/2014/01/27/thaad-flight-tests-since-2005-january-27-2014/.

6. China and South Korea’s Path to Consensuson THAAD. http://carnegietsinghua.org/2016/10/13/china-and-south-korea-s-path-to-consensus-on-thaad

 

blog comments powered by Disqus