ru
Новости

01.06.2017А. Ярмоленко, г. Москва

Конкурс 2017 - «Европейская безопасность: основные вызовы и перспективы»

Ярмоленко Анна
студентка 1 курса магистратуры
«Зарубежное регионоведение»
МГИМО (У) МИД России
г. Москва 

Европейская безопасность: основные вызовы и перспективы 

В последние несколько лет страны Европы сталкиваются с беспрецедентным количеством вызовов и угроз в различных сферах. Теракты  в крупных европейских городах, рост напряженности в отношениях с Россией, миграционный кризис - все это говорит о том, что система европейской безопасности переживает нелучшие времена. В то же время анализ высказываний и заявлений ведущих европейских политиков показывает, что четкого плана по выходу из сложившейся ситуации у них нет. Так, председатель Европейского совета Дональд Туск в ходе Мюнхенской конференции по безопасности, проводившейся в феврале 2017 г., призвал к поддержанию мирового порядка, “основанного на международных нормах, в котором грубая сила не определяет все”[i]. Однако до сих пор нет ясности относительно того, в чем конкретно, по мнению европейских лидеров, заключаются методы, отличные от “грубой силы”, которые можно было бы применить для решения накопившихся проблем в сфере безопасности. Отсутствие такого понимания и плана действий представляет собой, по сути, одну из самых серьезных угроз для всей системы европейской безопасности.

Для того, чтобы понять, как обеспечить безопасность в Европе, необходимо проанализировать, с какими именно вызовами сталкивается сейчас регион. На сегодняшний день все их можно разделить на две группы.

К первой относятся противоречия на межгосударственном уровне.  В первую очередь сюда можно отнести осложнение отношений между Россией и государствами-членами НАТО. После начала украинского кризиса НАТО осудило действия России, а сотрудничество между Альянсом и Российской Федерацией было заморожено. В итоговой декларации Уэльского саммита НАТО было заявлено, что “наступил поворотный момент”, поскольку агрессия России на Украине является “фундаментальным вызовом <их> видению… Европы”[ii]. Прочие вызовы, такие как ситуация на Ближнем Востоке, конвенциональные угрозы и др. перечислялись в блоке “а также”. Основным направлением деятельности Альянса провозглашалось сдерживание России, и, как следствие, в повестке дня НАТО произошло смещение фокуса с кризисного регулирования и борьбы с “нетрадиционными” угрозами в пользу коллективной обороны и выполнению обязательств в рамках статьи 5. Саммит в Уэльсе показал, что НАТО всерьез рассматривает возможность агрессии России против стран-участниц Альянса. Особо обеспокоенными казались страны Центральной и Восточной Европы. Так, например, после присоединения Крыма к России аналитики активно обсуждали так называемый “нарвский парадокс”. Ситуация в эстонском городе Нарва очень похожа на ситуацию в Крыму: около 83% населения – русские[iii]. В случае, если бы город был присоединен к России, перед НАТО встал бы непростой выбор: начинать ли действия по выполнению ст.5 о коллективной обороне и тем самым начинать войну между ядерными державами или игнорировать ситуацию и оставаться в стороне, что в свою очередь означало бы несостоятельность Организации и в скором времени привело бы к ее распаду. Чтобы обозначить позицию Альянса и развеять опасения союзников, Барак Обама произнес речь, получившую название “Обращение к народу Эстонии”, в которой он поздравил страны Балтии с 10-й годовщиной вступления в НАТО и подчеркнул, что они стали неотъемлемой частью блока:   “Десять лет назад скептики задавались вопросом, справятся ли ваши страны с этой задачей. И сегодня им достаточно лишь взглянуть на наши учения, где наши войска становятся еще сильнее – вместе, плечом к плечу. Они могут посмотреть на Афганистан, где солдаты наших стран жертвовали собой, чтобы защитить нас… Нет сомнений – страны Балтии сделали наш союз более сильным”[iv].

Помимо истерии Европы относительно “российской угрозы”  существует еще одна серьезная проблема на межгосударственном уровне, которая напрямую не является угрозой безопасности, однако рискует подорвать сплоченность НАТО. Эта проблема связана со сменой американской администрации и позицией президента Дональда Трампа относительно будущего Организации. Во-первых, Д.Трамп выступает в пользу увеличения оборонных бюджетов европейских стран в рамках Альянса и достижения ими поставленной на Уэльском саммите цели в 2% военных расходов от ВВП к 2024 году. Во-вторых, американский президент видит главной задачей НАТО борьбу с терроризмом, однако по данному вопросу с ним солидарны далеко не все члены Альянса.

Ко второй группе угроз относятся так называемые новые, трансграничные угрозы, такие как терроризм, проблемы связанные с миграцией, киберпреступность, наркотрафик и т.д. Об остроте упомянутых проблем красноречиво говорят цифры: только за 2015 год в страны ЕС прибыло по разным оценкам от 1 до 1,8 миллионов беженцев и нелегальных мигрантов. В свою очередь беженцы, во-первых, являются серьезной нагрузкой на социально-ориентированные экономические системы стран Европы, а во-вторых, они являются источником различного рода конфликтов в обществе и причиной роста националистических настроений и ксенофобии. Кроме того, под видом беженцев в Европу могут проникать радикальные исламисты.

Очевидно, что описанные проблемы невозможно решить в рамках Евросоюза или НАТО, и европейская безопасность сейчас во многом зависит от ситуации на Ближнем Востоке. Более того, радикальный исламизм и терроризм невозможно победить только лишь силовыми методами, поскольку это, в первую очередь, идеология. Люди, живущие в состоянии военного конфликта, не имеющие ни возможностей получить образование, ни шансов найти работу, люди, которым, по большому счету, нечего терять, чрезвычайно подвержены радикальным идеям. Поэтому борьбу с терроризмом необходимо проводить еще и в сфере укрепления государственности на Ближнем Востоке. Необходимо, чтобы в каждой стране региона было правительтсво, способное контролировать ситуацию на своей территории, реально улучшить жизни людей, обеспечить их рабочими местами, а также дать им возможность получать светское образование.

Кроме того,  необходимость принятия таких мер становится все более актуальной на фоне прогнозов об изменении климата на Ближнем Востоке. Так, газета Нью-Йорк Таймс опубликовала результаты исследований Джереми С.Пола из Университета Лайола Меримаунт и Элфатиха А.Б. Элтахира из Массачусетского технологического института, согласно которым в результате глобального потепления через 40 лет регион Ближнего Востока станет практически непригодным для жизни[v]. Логично предположить, что это спровоцирует новую волну беженцев, стремящихся попасть в Европу, которая во много раз превзойдет по своим масштабом тот миграционный кризис, с которым Европа сталкивается сейчас. Такие драматические прогнозы еще раз подчеркивают необходимость укрепления государственности и присутствие сильных правительств в странах региона, которые могли бы решать, например, проблемы орошения и доступа жителей к водным ресурсам, которые в ближайшее время могут крайне остро встать перед Ближним Востоком.

В результате систематизации угроз, с которыми сталкивается Европа сегодня, становится ясно следующее:

1)                     новые, трансграничные угрозы представляют гораздо большую опасность для европейской безопасности, поскольку с ними приходится сталкиваться уже здесь и сейчас, в отличие от эфемерной “российской угрозы”;

2)                     не выработано и не согласовано плана действий относительно решения трансграничных угроз, особенно касающихся терроризма и нелегальной миграции.;

3)                     всеобъемлющее решение трансграничных угроз (не только силовыми методами, но и путем укрепления государственности) возможно только при международном сотрудничестве всех акторов, отвечающих за обеспечение европейской безопасности: стран Европы, США и России;

4)                     метод решения “традиционных” межгосударственных разногласий довольно очевиден и давно известен – это метод переговоров. Нельзя утверждать, что это простой процесс. Без сомнения, учитывая накопившийся объем противоречий, договориться бедет непросто. Однако в данном случае участников конфликта можно усадить за стол переговоров, заслушать позиции каждого из них и пытаться найти компромисс, в то время как переговоры с террористами, например, не представляются возможными по ряду причин. 

Таким образом, логичным кажется вывод о том, что ввиду реальности и возрастающих масштабов трансграничных угроз, странам НАТО и России необходимо стараться преодолеть взаимные разногласия и сосредоточить взаимные действия на выработке совместного плана действий по борьбе с терроризмом и по налаживанию ситуации на Ближнем Востоке. Для этого, в первую очередь, необходимо разморозить практическое сотрудничество в рамках Совета Россия – НАТО по линии военного сотрудничества.



[i] Remarks by President Donald Tusk after his meeting with Vice President of the United States Mike Pence – European Council. 20.02.2017. Режим доступа: http://www.consilium.europa.eu/en/press/press-releases/2017/02/20-tusk-remarks-meeting-us-vice-president-pence/ 

[ii] Заявление по итогам встречи на высшем уровне в Уэльсе – НАТО. 05.09.2014. Режим доступа: http://www.nato.int/cps/ru/natohq/official_texts_112964.htm?selectedLocale=ru

[iii] Доклад «Нарва в цифрах» - официальный сайт города Нарва. Режим доступа: http://web.narva.ee/files/11630.docx

[iv] Обращение президента Обамы к народу Эстонии –Посольство США в Эстонии. 03.09.2014 года https://ee.usembassy.gov/ru/обращение-президента-обамы-к-народу-э/

[v] J. Schwartz. Deadly Heat Is Forecast in Persian Gulf by 2100 – The New York Times. 26.10.2015 https://www.nytimes.com/2015/10/27/science/intolerable-heat-may-hit-the-middle-east-by-the-end-of-the-century.html?_r=0

 

blog comments powered by Disqus