ru
Новости
  • 28.08.2019

    Публикация работ конкурса эссе 2019 года

    Подробнее
  • 11.08.2019

    Опубликованы работы Лауреатов конкурса эссе 2019 г.

    Подробнее
  • 17.06.2019

    Всероссийский молодежный конкурс эссе 2019

    Подробнее
  • 25.03.2019

    Tворческий конкурс НАТО 70 лет/Эстония 15 лет в НАТО

    Подробнее

08.06.2017Д. Соловьев, г. Москва

Конкурс 2017 - «Европейская безопасность: основные вызовы и перспективы»

Соловьев Дмитрий,
студент 1 курса магистратуры
программы «Мировая политика»
направления «Международные отношения»
МГИМО МИД России,
г. Москва 

Европейская безопасность: основные вызовы и перспективы
Новое обострение старых проблем? 

Спустя 26 лет после падения «железного занавеса», задавшего в свое время тенденции послевоенного развития, система европейской безопасности оказалась в очень уязвимом состоянии. Европейский союз столкнулся с рядом обострившихся внутренних проблем, что уже привело его к частичному расколу по целому ряду вопросов. В Великобритании к власти пришло правительство консерваторов, чьей основной задачей стала инициализация процедуры выхода из ЕС. Одновременно конфликт, вспыхнувший на востоке Украины, привел к обострению отношений между европейскими странами и Россией. Обстановка в Европе в значительной мере накаляется и может привести к непредсказуемым последствиям.

В качестве наглядного свидетельства назревших проблем можно привести рост популизма, зафиксированного в последние годы[1].Необходимость существования Европейского Союза как института евроинтеграции ставилась под вопрос еще с момента подписания Маастрихтского договора в 1993 году. Так называемое движение «евроскептиков» негативно воспринимало идею создания в будущем единого общеевропейского пространства. И, несмотря на относительные успехи этого объединения, число его противников начало неизменно расти после провала идеи общеевропейской конституции в 2007 году[2]. Спустя десять лет можно видеть, как подобная популистская риторика находит некоторый отклик в общественном сознании граждан.  В качестве примера приводят результаты британского референдума по вопросу выхода из ЕС (51,9% проголосовало за)[3], рост левого (а не правого, как принято считать в журналистской среде) популизма во Франции (Национальный фронт во главе с Марин Ле Пен), популярность правых Австрии (кандидат от Австрийской партии свободы на президентских выборах 2016 проиграл с разрывом в несколько десятых процента)[4].

Стоит ли рассматривать подобный «популистский сдвиг» в качестве отклонения в рамках допустимой нормы? По большей части, да, так как на данный момент не существует реальных оснований считать, что европейский проект начал безвозвратно затухать. Влияние евроскептиков действительно возросло, однако даже Brexit способствовал росту поддержки дальнейшей евроинтеграции[5]. Все вышеупомянутые девиации являются важным сигналом как для европейских политиков, так и для внешних партнеров ЕС (в частности, России) о необходимости пересмотра механизмов, существующих в Европейском союзе. Одним из таких стала неоднозначная миграционная политика. Отсутствие ограничений на перемещение в пределах зоны Шенгена привело к тому, что многократно увеличившийся поток беженцев из арабских стран способствовал повышению террористической угрозы во всей Европе, что повлекло за собой теракты в Париже, Брюсселе и даже в Лондоне (учитывая тот факт, что Великобритания не согласует свое законодательство с Шенгенским соглашением).

Миграционные проблемы еще больше обострили противоречия между членами ЕС по вопросам экономического развития. Наплыв беженцев привел к росту нагрузки на социально-экономическую сферу ЕС, в особенности на приграничные страны–«фронтиры» - Грецию и Италию. Плачевное (по меркам ЕС) состояние экономик некоторых других стран (например, Испании и Португалии, а также некоторых государств Центральной и Юго-Восточной Европы) вызывает объяснимое недовольство наиболее мощных и развитых членов Союза (в первую очередь Германии), на чьи плечи и ложится решение возникающих финансовых проблем.

Логично предположить, что в условиях риска внутренней нестабильности наиболее прагматичным шагом в отношениях с ближайшими соседями является интенсификация сотрудничества. Однако вектор развития отношений между странами Европы и России приобрел диаметрально противоположный характер и стал краеугольным камнем европейской системы безопасности. Если семь лет назад после вооруженного конфликта в Южной Осетии России и НАТО удалось возобновить сотрудничество в сфере безопасности[6], то политический кризис на Украине и продолжающееся вооруженное противостояние между украинской армией (ВСУ) и силами самопровозглашенных республик ДНР и ЛНР (2014 г. – н.в.) привело к намного более затянувшемуся обострению отношений. В апреле 2014 года было полностью заморожено сотрудничество по линии Совета Россия–НАТО (СРН). На Варшавском саммите НАТО, проведенном в июле 2016 года, Альянсом было очерчено несколько, по их мнению, ключевых проблем в отношениях с Россией[7]:

  • дестабилизирующие действия на Украине;
  • провокационная деятельность вблизи границ НАТО;
  • военное вмешательство в Сирии.

В то время, как российское присутствие в Сирии носит больше политический характер в контексте европейской безопасности, война на Украине непосредственно влияет на обстановку в Европе. Возникшая точка нестабильности грозит перерасти в еще один замороженный конфликт наподобие ситуации в Приднестровье.

Украинский конфликт имел достаточно внутренних предпосылок: острая социально-экономическая ситуация, довольно низкий уровень жизни, влияние исторического прошлого. Однако, принимая во внимание основную предысторию конфликта, нельзя игнорировать роль других государств в его развязывании. Минские соглашения, заключенные в 2014 – 2015 гг. при посредничестве с активным участием Франции, Германии и России, так и не были полностью имплементированы ни одной из противоборствующих сторон, что подтверждается недавними обострениями на линии соприкосновения в начале февраля текущего года[8]. Вместе с тем очевидно нежелание европейских стран оказать влияние на нынешнее правительство Украины в вопросе соблюдения Минских соглашений. С другой стороны, несмотря на то, что наблюдателями ОБСЕ не было зафиксировано присутствие российских военных на украинской территории, нельзя отрицать факт разного рода поддержки самопровозглашенных республик со стороны России. Присоединение Крыма лишь подтвердило непреклонную позицию России в украинском вопросе. Все вышеперечисленное значительно снижает шансы достижения компромисса.

В контексте конфликта на Украине становится все труднее нейтрализовать сформировавшийся стратегический дисбаланс между Россией и странами НАТО. Рост напряженности в приграничных районах подталкивает обе стороны к активным мерам. В ответ на наращивание военной группировки НАТО, Россия в октябре 2016 приняла окончательное решение о размещении ОТРК «Искандер» в Калининградской области[9], что в свою очередь привело к обвинениям в «агрессивных намерениях» в адрес России. Таким образом, ни одна из сторон не готова пойти на уступки, что влечет за собой дальнейшее нарастание напряженности в Прибалтике. По всей видимости, пока выход из украинского тупика не будет найден, единственной формой реального взаимодействия между Россией и НАТО будет планомерный рост частоты и масштабов проводимых военных учений.

Отсутствие значимого прогресса по вышеизложенным проблемам способствует росту недоверия между Россией и странами Европы и повышает уровень региональной напряженности.

Побочным эффектом ситуации вокруг Украины стал вновь обострившийся вопрос энергетической безопасности, который затрагивает всех участников европейского рынка энергоресурсов: экспортеров, транзитеров и импортеров. Для России, как для главного поставщика углеводородов в страны Европы, возможность срыва поставок ресурсов из-за обострения российско-украинских отношений может привести к снижению доверия со стороны европейских потребителей как к поставщику. В свою очередь напряженность отношений с Европой затрудняет реализацию альтернативных инфраструктурных проектов (Северный поток[10], Южный поток[11]) и приводит к обвинениям в «ресурсном национализме»[12]. Эти противоречия вновь актуализировали дилемму, перед которой стоят европейцы: диверсифицировать поставки, затрачивая больше средств, или идти на вынужденное, но взаимовыгодное сотрудничество с Россией.

Таким образом, существующие на сегодняшний день вызовы европейской безопасности имеют в своей основе системный характер. Для решения этих проблем устранение отдельных «симптомов» будет явно недостаточным. Ситуация требует принятия решительных действий, направленных на трансформацию существующих механизмов взаимодействия между всеми участниками европейской системы безопасности. На примере украинского кризиса видно, как конфликт локального характера оказал огромное влияние на состояние всей архитектуры безопасности. Недостатки институциональных механизмов Европейского союза проявили себя под воздействием внешнего импульса в лице потоков мигрантов. Энергетическая сфера подверглась «секьюритизации», чем поставила под угрозу всю систему энергетической безопасности в Европе. И до тех пор, пока во главе угла будет стоять  мышление в рамках «классической геополитики» вместо взаимовыгодного сотрудничества, перспективы создания единого европейского пространства безопасности остаются весьма туманными.



[1] Munich Security Report 2017 [Electronic resourse] - Mode of access: https://www.securityconference.de/en/discussion/munich-security-report/munich-security-report-2017/

[2] Standard Eurobarometer 84 Autumn 2015 Report: Public opinion in the European Union [Electronic resourse] - Mode of access: https://ec.europa.eu/commfrontoffice/publicopinion/index.cfm/Survey/index#p=1&yearFrom=1974&yearTo=2015

[3] Official result of the EU Referendum is declared by Electoral Commission in Manchester [Electronic resourse] - Mode of access: http://www.electoralcommission.org.uk/i-am-a/journalist/electoral-commission-media-centre/news-releases-referendums/official-result-of-the-eu-referendum-is-declared-by-electoral-commission-in-mancheste

[4] Итоги выборов президента Австрии признаны недействительными [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.bbc.com/russian/news-36683287

[5] Europeans Face the World Divided [Electronic resourse] - Mode of access: http://www.pewglobal.org/2016/06/13/europeans-face-the-world-divided/

[6] Военные России и НАТО возобновили сотрудничество [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://ria.ru/defense_safety/20100126/206382941.html

[7] Relations with Russia [Electronic resourse] - Mode of access: http://www.nato.int/cps/ru/natohq/topics_50090.htm?selectedLocale=en   

[8] Посол Апакан призвал к немедленному прекращению насилия в районе Авдеевка-Ясиноватая-Донецкий аэропорт [Электронный ресурс] – Режим доступа:  http://www.osce.org/ru/ukraine-smm/296681

[9] Министры обороны НАТО обсудят переброску «Искандеров-М» под Калининград [Электронный ресурс] – Режим доступа:  https://www.gazeta.ru/army/news/9202433.shtml

[10] США помешают планам Путина реализовать проект газопровода «Северный поток-2» [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://news.eizvestia.com/news_economy/full/513-ssha-pomeshayut-planam-putina-realizovat-proekt-gazoprovoda-severnyj-potok-2

[11] Владимир Путин: Россия в нынешних условиях не может продолжать реализацию «Южного потока» [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://russian.rt.com/article/62268

[12] Трансатлантическая энергетическая безопасность и украинский кризис: нет худа без добра? [Электронный ресурс] – Режим доступа:  http://www.nato.int/docu/review/2014/NATO-Energy-security-running-on-empty/Transatlantic-energy-security-Ukraine-crisis/RU/index.htm

 

blog comments powered by Disqus