ru
Новости

05.06.2017М. Фролов, г. Москва

Конкурс 2017 - «Европейская безопасность: основные вызовы и перспективы»

Фролов Михаил
студент 3 курса
ф-т Политологии
 МГИМО (Университет)
г. Москва

Европейская безопасность: основные вызовы и перспективы

Обеспечение безопасности Европы на современном этапе становится определяющим фактором для стабильного развития региона. При этом необходимо заметить, что изучение европейской безопасности в условиях усиления взаимозависимости не ограничивается лишь вызовами, с которыми столкнулся Евросоюз, а включает в себя анализ проблем, охватывающих весь европейский континент, неотъемлемой частью которого является и Россия.

Актуальность поставленной темы не подлежит сомнению: «кейгановский» мир в Европе[1], основанный на принципах солидарности, этики и ненасилия, пошатнулся, и перспективы его скорого восстановления выглядят весьма туманно. Ставя целью работы представить общую картину европейской безопасности, автор исходит из существования нескольких общих блоков вызовов и угроз, при этом не отрицается их взаимообусловленность: внутренние проблемы ЕС, внешние вызовы для ЕС и Европы в целом, кризис отношений по линии Запад - Россия.

Европейский союз, традиционно считавшийся оплотом безопасности в Европе, вошел в период турбулентности, что по праву можно назвать системным кризисом.  Представляется, что системность современных вызовов ЕС была заложена в процессе формирования объединения, и, пройдя через своего рода инкубационный период, проявилась на  современном этапе, будучи спровоцированной рядом событий последних нескольких лет. Так, единство союза, а значит, и возможности обеспечения безопасности,  оказались нарушены референдумом в Великобритании, где граждане выступили за выход страны из ЕС. Однако можно утверждать, что такой исход стал закономерным итогом оформления членства Великобритании на «особых» условиях, согласно которым Лондон на деле сохранял больше суверенитета, чем другие члены ЕС. На фоне миграционного кризиса «островная психология» части населения под воздействием  популистских лозунгов Давида Кэмерона взяла верх. И хотя Brexit не спровоцировал мгновенную цепную реакцию, как того опасались многие европейцы, напряженность по поводу возможных дальнейших расколов в ЕС, в особенности на фоне укрепления правопопулистских настроений, не снижается. Смежной проблемой, отражающей системный характер кризиса, является трудность достижения согласованности среди членов. Как известно, принятие Греции, Португалии, а также восточноевропейских государств в состав объединения произошло не согласно установленным экономическим критериям, а скорее по политическим причинам – следованию идее единой Европы. Такой шаг стал своего рода бомбой замедленного действия, выразившейся в экономической нестабильности данных  государств, стремлении выстраивать собственную линию отношений подчас в разрез с официальной позицией ЕС (вспомнить хотя бы отношение Греции, Венгрии к антироссийским санкциям). Такие противоречия между странами не позволяют выработать общий конструктивный подход к вопросам безопасности. Так, в 2016 г. представители МИДа Италии, следуя логике вновь ставшего актуальным проекта «Европа разных скоростей», предложили создать так называемую шенгенскую зону в сфере безопасности, которая включала бы в себя ведущие страны группировки[2]. Иными словами, делается ставка на делимость безопасности внутри ЕС, что  нарушает принципы Общей внешней политики и политики безопасности - одной из «опорных колонн», установленных еще в 1992 г. подписанием Маастрихтского договора[3].

Не менее тревожными для европейской безопасности являются внешние вызовы. Так, террористические акты в Германии, Бельгии и во Франции наглядно продемонстрировали несовершенность системы безопасности ведущих европейских стран и  недостаточность координации контртеррористических действий. Массовый приток мигрантов и беженцев, вызванный войной в Сирийской республике и сохраняющейся нестабильностью в других государствах Ближнего и Среднего Востока и Африки, получил формальное одобрение ведущей страны ЕС – Германии, проводящей политику «открытых дверей», но в результате поставил под вопрос стабильность самого европейского региона. Проникновение радикальных элементов в Европу придало проблеме беженцев секьюритизированный характер, что означало переход к решительным действиям. Последние, однако, имели несколько разнонаправленный характер: с одной стороны, страны впервые за многие годы задумались о создании единой европейской армии, что отчетливо было отражено в  немецко-французском проекте «Сильная Европа в небезопасном мире» (Ein starkes Europa in einer unsicheren Welt)[4]  в 2015 г., но, с другой стороны, было отмечено стремление ряда стран проводить собственную миграционную политику  исходя из национальных интересов, а не интересов всей интеграционной группировки.

Как уже было отмечено, третьим вызовом для европейской безопасности является кризис отношений между ведущими акторами на европейской арене – Западом в лице НАТО и Евросоюза и Россией. Не случайно в подготовленном в рамках Давосского форума докладе о глобальных рисках усилению геополитических противоречий отводится одно из ведущих мест[5]. Экономические санкции, открытая информационная демонизация, усиление военного присутствия в Прибалтийском регионе представляют собой лишь некоторые из ключевых характеристик, на которых строится взаимодействие указанных сторон. Это приводит к падению уровня доверия и не способствует конструктивному сотрудничеству в области безопасности.  Еще в 1990 г. была принята Парижская Хартия для Новой Европы, провозгласившая неделимость безопасности. Однако, с точки зрения российского МИДа, разделительные линии в Европе сохраняются, и не в последнюю очередь  причиной этому является сохранение институтов «холодной Европы», чья деятельность не вписывается в архитектуру современных отношений в Европе[6]. Инициатива заключения договора о европейской безопасности, выдвинутая Россией еще в 2008 г.[7], оказалась нереализованной и не позволила продвинуться по пути создания единого пространства безопасности в Европе. Запад по-прежнему строит взаимоотношения с Москвой по принципу «мы и они», порой, возводя ее в разряд системного противника, представляющего угрозу безопасности. Однако, осознавая действительную роль Российской Федерации в европейских отношениях, нельзя не согласиться с высказыванием председателя Совета Федерации ФС РФ В.И. Матвиенко, что «…без России выстроить эффективную систему европейской безопасности невозможно»[8].

Таким образом, Европа сегодня столкнулась с целым комплексом вызовов в области безопасности, что не только усиливает необходимость изучения их сущности, но и ставит вопрос определения возможных  перспектив развития. Следует полагать, что характер будущей архитектуры европейской безопасности, с одной стороны, будет зависеть от сложившегося status quo после завершения череды выборов в Европе и завершения процедуры выхода Великобритании из ЕС. Только тогда станет ясно, пойдут ли страны Европейского союза на углубление сотрудничества в сфере безопасности. С другой стороны, определяющим фактором безопасности Европы будет модель взаимоотношения России и западных стран. Представляется, что на сегодняшний день выстраиваемая НАТО и ЕС линия взаимоотношений с Москвой не только не вписывается в либеральную парадигму, основанную на приоритете сотрудничества, но и все дальше отходит от реалистического подхода, которому традиционно помимо преследования собственных интересов  свойственно сугубо рационально-прагматичное поведение. Отказываясь от взаимовыгодного диалога, Запад скорее склонен приписывать России образ оппонента, нежели партнера, с которым возможно лишь не вполне конкретизированное избирательное партнерство (selective engagement)[9] без стратегической составляющей. Не строя иллюзий, можно полагать, что в среднесрочной перспективе вряд ли стоит надеяться на позитивный сценарий развития отношений и кардинальное изменение существующего modus vivendi. Соответственно, проблема «разделенной» безопасности в Европе, по всей вероятности, сохранится без положительных изменений. Тем не менее нельзя говорить об отсутствии пространства для диалога. Так, в рамках ОБСЕ еще в 1992 г. был учрежден Форум по сотрудничеству в области безопасности, который по сегодняшний день бесспорно может служить площадкой для многостороннего обсуждения вопросов военной безопасности, выяснений позиций сторон, укрепления доверия и снижения конфликтности[10]. Наряду с этим, американским экспертным сообществом высказываются предложения по формированию иной архитектуры европейской безопасности, предполагающей создание зоны нейтральных государств, среди которых Украина, Беларусь, Молдавия, Грузия, Финляндия и Швеция[11]. Однако качественно изменить ситуацию сможет лишь осознание государствами необходимости вынести за скобки спорные вопросы и сменить подход к взаимоотношениям с точки зрения «игры с нулевой суммой» (которая зачастую приобретает форму «игры с отрицательной суммой», когда проигрывают все) на принцип, основанный на возможности извлечения взаимной выгоды от сотрудничества. Только тогда станет возможным строительство «общего дома» европейской безопасности.

Список источников и литературы:

[1] Р.Кейган О рае и могуществе: Америка и Европа в новом мировом порядке//Россия в глобальной политике.-02.09.2003.- Режим доступа: http://www.globalaffairs.ru/book/n_1576

[2]P.Gentiloni EU needs ‘Schengen for defense’//Politico.-15.09.2016.-Mode of access: http://www.politico.eu/article/italian-foreign-minister-eu-needs-schengen-for-defense-paolo-gentiloni-islamic-state-migrants-security/

[3] Treaty on European Union//Office for Official Publications of the European Communities.-1992.- Mode of access: https://europa.eu/european-union/sites/europaeu/files/docs/body/treaty_on_european_union_en.pdf

[4] Ein starkes Europa in einer unsicheren Welt//Auswärtiges Amt.-27.06.2016.-Zugangsquelle: https://www.auswaertiges-amt.de/DE/Europa/Aktuell/160624-BM-AM-FRA_ST.html

[5]The global risks report 2017//World economic forum.-2017.-p.21.-Mode of access: http://www3.weforum.org/docs/GRR17_Report_web.pdf

[6] Выступление и ответы на вопросы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе 53-й Конференции по вопросам безопасности. – Мюнхен. – 18.02.2017.- Режим доступа:http://www.mid.ru/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2648249

[7] Проект Договора о европейской безопасности//Президент России.-29.11.2009.-Режим доступа: http://kremlin.ru/events/president/news/6152

[8]Давыденко А. Без России выстроить эффективную систему европейской безопасности невозможности// Фонд Горчакова.- 28.03.2017.- Режим доступа: http://gorchakovfund.ru/news/20432/

[9] A Global Stategy for the European Union’s Foreign and Security Policy.-June 2016.-p.33.-Mode of access: http://www.eeas.europa.eu/archives/docs/top_stories/pdf/eugs_review_web.pdf

[10] Forum for Co-operation//Organization for Security  and Co-operation in Europe.-Mode of access: http://www.osce.org/forum-for-security-cooperation

[11] Steven Pifer A European security architecture that won’t work//Brookings Institution.-01.03.2017.-Mode of access: https://www.brookings.edu/blog/order-from-chaos/2017/03/01/a-european-security-architecture-that-wont-work/ 

 

blog comments powered by Disqus