ru
Новости

06.06.2017В. Нежданов, г. Тюмень

Конкурс 2017 - «Европейская безопасность: основные вызовы и перспективы»

Нежданов Владимир
Тюменский государственный университет,
магистр первого года обучения по специальности
«Международные отношения: мировая политика»
г. Тюмень 

Эволюция европейской безопасности
в контексте масштабирования китайских проектов в Евразии
 

Проблема европейской безопасности является краеугольным камнем в период изменения и перебалансировки либеральной системы международных отношениях. Это вызвано тем, что как для США, так и для России безопасность в Европе, а также сохранение текущего баланса сил является залогом выживания нации. Вместе с этим европейские государства играют значительную роль в современных международных отношениях, обладая как значительным политическим весом, так и представляя собой экономический, инновационный и образовательный центр. Определенным вызовом на данном этапе становится возвышение и укрепление Китая, который предлагает инфраструктурные, экономические и политические проекты, направленные на создание взаимосвязей между Азией, Северной Африкой и Европой. Таким образом во втором десятилетии XXI века Китай становится третьей значительной силой в Европе, включая её не только в евразийский контекст своего проекта, но шире в контекст комплексной взаимозависимости Восточного полушария в рамках незападной инициативы развития. Такие изменения, при углублении европейского участия в инициативе КНР, поведут за собой необходимость пересмотра подходов к определению европейской безопасности, сверке позиций с незападными акторами. Вместе с этим для России и США появится новый конкурент в регионе, который разделяет иные подходы к определению международных отношений в виду иного философского, исторического и научного опыта. Наконец, инфраструктурные проекты Китая в Европе могут привести к изменению важнейших транспортных и торговых маршрутов, что потребует изменения логистики осуществления безопасности, а также военного присутствия.

Вопросы современной системы безопасности в Европе традиционно базируются на философском, историческом и религиозном опыте Европы и США. При этом изучение и применение базовых представлений о безопасности заложено в узких специализированных вопросах, а также в традиционном представлении о дихотомии в европейской философии. Вместе с этим на современном этапе Европа и США столкнулись с изменением структуры либерального миропорядка, который устанавливал условное лидерство Европы и США в международных отношениях. В итоге в рамках вопросов безопасности для Европы появились сферы, которые в большей степени непонятны традиционному описанию вопросов безопасности. Угрозы, исходящие из арабо-мусульманского мира, Африки, а также экономический и военный рост Азии привнесли в европейскую сферу проблемы незападных акторов. Определенным вызовом здесь является «ложный друг» аналитика, исследователя и политика, который заключается в идентичном с европейским переводом термина на арабский или китайский язык. При этом коннотации, исторический, философский и религиозный опыт незападного актора вкладывает иные значения в привычный европейцу термин. В итоге растет риск неверной трактовки и недопонимания в сферах собственной безопасности.

Вместе с этим Китайская Народная Республика сегодня продвигает инициативу «Один пояс - Один путь», подразделяемую на «Экономический пояс шелкового пути» (ЭПШП) и «Морской шелковый путь 21 века». Данная инициатива находит отклик в Европе в виде желания присоединиться к инициативе. На данный момент определенного уровня развития достигла группа «16+1», объединяющая 16 стран Центральной и Восточной Европы и Китай в рамках развития ЭПШП[i]. При этом Китай также заинтересован в развитии плотных отношений со странами европейского Средиземноморья. На сегодняшний день у КНР нет структуры подобной «16+1» для Южной Европы, однако КНР активно продвигает свои идеи в таких странах как Греция, Мальта, Кипр, Италия, Испания и Португалия[ii]. Развитие инициативы «Один пояс - Один путь» накладывает определенные вопросы, касающиеся европейской безопасности. Во-первых, инициатива «Один пояс - Один путь» создает не просто режим торговли или инвестиционного сотрудничества между странами, но предлагает развитие инфраструктурных и транспортных связей в Восточном полушарии. На сегодняшний день свой интерес в инициативе выразили более 60 стран, население которых примерно равняется 63% населения планеты[iii]. Таким образом первый вызов касается вопросов антитеррористической безопасности, а также визового и таможенного режимов. Вместе с этим заметим, что определенные вызовы таит в себе сфера экономики. Инвестиции Китая в инфраструктурные проекты, интенсификация товарооборота, рост взаимозависимости могут поставить под вопрос самостоятельность и независимость инфраструктурных и транспортных систем в Европе, которые по факту являются гарантами безопасности на континенте.

Учитывая вызовы безопасности Европы в связи с изменением системы международных отношений, отдельной проблемой становится описание и понимание вопросов безопасности, политики и экономики для Европы и неевропейских акторов. Ярким примером разницы во взглядах является уже упомянутый Китай, идеи безопасности, экономики и политики для которого отличны и не равны идеям, принятым в Европе, несмотря на идентичный перевод. В качестве примера возьмем термин «экономика», который по-китайски значит «цзинцзи». Европейский подход к экономике понимает её как хозяйственную деятельность общества, а также совокупность отношений, в рамках производства, распределения, обмена и потребления. Китайский термин «цзинцзи» переводимый словарями как «экономика» означает «гармонизацию и вспомоществование», другими словами упорядоченную гармонизацию мира и тем самым помощь народу. Этот термин используется с 1868 г. в Японии и лишь позже в Китае, является привнесенным. На разницу терминов и понимания их смысла обратил внимание еще Чан Кайши, отметив, что китайская экономика много шире, чем на Западе[iv]. Таким образом на сегодняшний день определение проблемы безопасности в Европе даже на уровне экономики требует дополнительного изучения проблемы со стороны незападных акторов, которые все шире представлены в общемировом контексте.

Учитывая вышеописанное можно предположить, что современная эволюция европейской безопасности во многом должна стать менее европоцентричной как геополитически, так и интеллектуально для выживания в XXI веке. Данный принцип можно считать справедливым как для теоретизации и выработки решений в рамках незападных экономических инициатив, так и в рамках расширения сферы ответственности Европы. С одной стороны китайская инициативы «Один пояс - Один путь» во многом означает не просто путь из Европы в Китай, но создание постоянных связей Азии, Европы, Ближнего Востока и Северной Африки. Таким образом Средиземноморье становится важной связующей инициативы, создает более плотные контакты между Южной Европой и Северной Африкой, добавляет в средиземное море национальные интересы ядерного Китая. С этой точки зрения необходимо понимание теоретических и ментальных отличий для выработки верного решения. Вместе с этим проблемы безопасности начинают выходить за рамки Европы, создавая необходимость решения проблем выживания европейских наций во всей Евразии. По этой причине необходимо создание диалога между крупнейшими акторами Восточного полушария для координации идей и систем безопасности. Бесспорно, что еще год назад КНР называл ШОС естественным режимом безопасности инициативы ЭПШП, однако сегодня КНР не видит возможности дальнейшего развития ШОС по причине вхождения в него Индии и Пакистана[v]. Европе и НАТО необходима детальная проработка концепций безопасности в Евразии, поскольку возможность совершения ошибки резко возросла. Вырос и риск крупномасштабной войны между государствами в Азии.

Наконец, необходимо заметить, что даже в XXI веке центральное значение для обеспечения безопасности играют связи и естественные ландшафты. Определенным вызовом здесь может стать все та же инициатива «Один пояс - Один путь». Уже сегодня Китай широко инвестирует в греческие морские порты, планируется строительство новых скоростных железных дорог, соединяющих приморские европейские страны с сухопутными, вместе с этим существует проект строительства канала на чешской территории, который мог бы соединить Одер, Эльбу и Дунай, таким образом создав возможность речной трансконтинентальной связи между Черным, Балтийским и Северным морем[vi]. Эти инициативы требуют изучения и понимания возможных угроз уже на уровне проектирования, поскольку могут значительно изменить транспортный облик Европы, а вместе с этим и её защищенность.

В итоге можно вывести следующие рекомендации для обеспечения безопасности в Европе в XXI веке:

1)    Изучение незападного опыта описания и развития систем безопасности. Обращение к изучению китайских и исламских наработок по международным отношениям с целью расширения понимания места и роли Европы в Большой Евразии.

2)    Создание политического, экономического, военного и культурного диалога в Евразии для обеспечения безопасности новых транспортных коридоров и установления постоянного диалога с неевропейскими акторами, имеющими национальные интересы в Европе либо регионе, близком к Европе.

3)    Заблаговременное изучение и, при необходимости, изменение инициатив незападного развития инфраструктуры в Европе. Необходимость учета всех факторов и рисков при изменении сложившегося ландшафта и природы, а также инфраструктуры. 

Список использованной литературы. 

1)    Титаренко М.Л. (ред). Китайская философия, энциклопедический словарь / Москва, изд-во Мысль 1994. С. 652

2)    Янь Сюэтун. «Не понимаю, почему Россия не настаивает на формировании альянса с Китаем» // Коммерсантъ.Мир, 17.03.2017. [Электронный ресурс]. URL: http://www.kommersant.ru/doc/3243633 (Дата обращения: 24.03.2017)

3)    Angela Stanzel, Agatha Kratz, Justyna Szczudlik & Dragan Pavlićević. China’s investment in influence: the future of 16+1 cooperation // European Council on Foreign Relations, 14.12.2016 [Электронный ресурс]. URL: http://www.ecfr.eu/publications/summary/chinas_investment_in_influence_the_future_of_161_cooperation7204 (Дата обращения: 24.03.2017

4)    Frans-Paul van der Putten, John Seaman, Mikko Huotari, Alice Ekman, Miguel Otero-Iglesias. Europe and China’s New Silk Roads / A report by the European Think-tank Network on China (ETNC), December 2016. P. 73

5)    习近平提战略构想:“一带一路”打开“筑梦空间” // Газета Женьмин Жибао онлайн, 11.08.2014 [Электронный ресурс]. URL: http://politics.people.com.cn/n/2014/0811/c1001-25439028.html (Дата обращения: 24.03.2017)



[i] Angela Stanzel, Agatha Kratz, Justyna Szczudlik & Dragan Pavlićević. China’s investment in influence: the future of 16+1 cooperation // European Council on Foreign Relations, 14.12.2016 [Электронный ресурс]. URL: http://www.ecfr.eu/publications/summary/chinas_investment_in_influence_the_future_of_161_cooperation7204 (Дата обращения: 24.03.2017

[ii] Frans-Paul van der Putten, John Seaman, Mikko Huotari, Alice Ekman, Miguel Otero-Iglesias. Europe and China’s New Silk Roads / A report by the European Think-tank Network on China (ETNC), December 2016. P. 73

[iii] 习近平提战略构想:“一带一路”打开“筑梦空间” // Газета Женьмин Жибао онлайн, 11.08.2014 [Электронный ресурс]. URL: http://politics.people.com.cn/n/2014/0811/c1001-25439028.html (Дата обращения: 24.03.2017)

[iv] Титаренко М.Л. (ред). Китайская философия, энциклопедический словарь / Москва, изд-во Мысль 1994. С. 652

[v] Янь Сюэтун. «Не понимаю, почему Россия не настаивает на формировании альянса с Китаем» // Коммерсантъ.Мир, 17.03.2017. [Электронный ресурс]. URL: http://www.kommersant.ru/doc/3243633 (Дата обращения: 24.03.2017)

[vi] Frans-Paul van der Putten, John Seaman, Mikko Huotari, Alice Ekman, Miguel Otero-Iglesias. Europe and China’s New Silk Roads / A report by the European Think-tank Network on China (ETNC), December 2016. P. 73

 

blog comments powered by Disqus