ru
Новости
  • 16.12.2019

    Визит в штаб-квартиру НАТО

    Подробнее
  • 28.08.2019

    Публикация работ конкурса эссе 2019 года

    Подробнее
  • 11.08.2019

    Опубликованы работы Лауреатов конкурса эссе 2019 г.

    Подробнее
  • 17.06.2019

    Всероссийский молодежный конкурс эссе 2019

    Подробнее

22.07.2010Яценко Антон Павлович, Волгоград

Яценко Антон Павлович
исполнительный директор
Волгоградского областного общественного учреждения
«Региональное информационное агентство «21 век»» 

 

Императивы и пределы сотрудничества России и НАТО в Афганистане

Не смотря на то, что эпоха «холодной войны» стала историей внешняя политика государств, включая сферу безопасности, по-прежнему будет определяться их национальными интересами, формирующимися в диалектике общего и особенного. Понимание этой диалектики не даёт оснований для надежд на полное единство взглядов и действий России и НАТО на мировой арене, однако и не позволяет впадать в беспросветный пессимизм относительно возможности объединения усилий в борьбе с общими угрозами. И Афганистан вполне может стать таким полем взаимодействия.

Современные проблемы безопасности, к основным из которых относятся терроризм, распространение ядерных вооружений, рост наркобизнеса и наркомании, пиратство, загрязнение окружающей среды, уязвимость электронных систем управления и т. д. носят исключительно сложный, комплексный и глобальный характер. Поэтому на их решение требуются экономические, политические и другие ресурсы, которыми не располагают развитые страны и их региональные альянсы. Этим обусловливаются императивы объединения ресурсов как рациональной цели любого сотрудничества. (Д.Медведев: «Нам нужно подумать и о том, чтобы создать глобальный фонд, для того чтобы заниматься страхованием или перестрахованием экологических рисков, потому что в некоторых случаях денег может не хватить даже у самых богатых компаний и даже у больших стран.») [1]

Потребность в объединении ресурсов для нейтрализации всё более мощных угроз существованию цивилизации, в конечном счете, стала решающим фактором преодоления конфронтационного идейно-политического раздела мира периода «холодной войны».  Важнейшим направлением трансформации характера межгосударственных отношений стали отношения России и НАТО.  Результаты этого процесса развития партнёрства нашли отражение как в международно-правовых актах, таких как: основополагающий акт о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности между Российской Федерацией и Организацией североатлантического договора, Римская декларация, так и в реализации совместных проектов и операций.

Неспособность государств, особенно стран «третьего мира», противостоять угрозам и вызовам нашего времени, обеспечить достойные условия жизни подавляющего большинства граждан в сочетании с размыванием национально - государственного суверенитета и иными объективными процессами и последствиями глобализации обернулись  в ряде регионов мира эффектом эрозии государства как основного института организации общества и управления им. Занять место в общественной жизни ослабевших или исчезающих государственных структур устремились неформальные движения и течения фундаменталистской ориентации, выступающие против ценностей глобальной модернизации и её лидеров. И это стало самым серьёзным вызовом, для политической устойчивости миро – хозяйственной системы. Это особенно ярко видно на примере Афганистана как одного из failed states. Страна стала крупнейшей в мире фабрикой по производству опиумного сырья и  центром терроризма. Талибы не скрывают намерений на создание всемирного халифата, в том числе на территории России; в повестке дня появляется вопрос о перспективах политического режима соседнего ядерного Пакистана; аналогичный вопрос возникает относительно устойчивости режимов в азиатских республиках СНГ; от того, насколько влиятельными станут Талибан и ему подобные движения исламского толка, во многом зависит развитие ситуации на российском Северном Кавказе; наконец, судьба Афганистана как исламской страны небезразлична миллионам российских мусульман. Нетрудно видеть, что все эти реальные и потенциальные вызовы и угрозы затрагивают жизненно важные интересы России. (С.В.Лавров: «Россия заинтересована в повышении эффективности международных усилий по урегулированию ситуации в Афганистане и вокруг него») [2]

Таким образом, объективное совпадение интересов по  предупреждению развития негативных сценариев, уже наносящих сегодня и могущих нанести в будущем ощутимый ущерб интересам национальной безопасности, диктует НАТО и России целесообразность сотрудничества. Союз Россия- НАТО (СРН) был учрежден 28 мая 2002 года на Римской встрече в верхах Россия-НАТО, в соответствии с декларацией «Отношения Россия-НАТО: новое качество». Римская декларация руководствуется целями и принципами Основополагающего акта о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности 1997 года, который остается официальным базисом отношений Россия-НАТО.

Очередным шагом в сторону развития сотрудничества явились оформленные в апреле 2008 года в Бухаресте договорённости  об упрощённом порядке наземного транзита через Россию невоенных грузов для нужд сил натовской коалиции в Афганистане. Переведён на постоянную основу проект сотрудничества в подготовке национальных кадров для борьбы с наркотрафиком. Обсуждался вопрос об использовании возможностей Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ).  

Во время первого визита в Москву в декабре 2009 года генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен заявил, что ключевым моментом в 2010г., по его мнению, является сотрудничество альянса с Россией по обсуждению темы Афганистана[3]. Было также отмечено, что в альянсе заинтересованы в закупках у России вертолетов, а также топлива и запчастей для них и обучении афганских пилотов. 

Успешное проведение заседания Совета Россия-НАТО на уровне министров иностранных дел в Брюсселе 4 декабря 2009 года позволило закрепить приоритетность этого направления взаимодействия: подготовительный комитет СРН взял на себя непосредственное руководство проектом подготовки кадров наркополицейских, в рамках группы по оперативному взаимодействию и оборонному сотрудничеству создана подгруппа по Афганистану. Совместный анализ проблемы Афганистана стал составной частью указания министров иностранных дел России и стран НАТО[4].

Вместе с тем не будет преувеличением констатировать, что на сегодняшний день процесс развития направлений, форм и методов практического российско-натовского сотрудничества в Афганистане, видимо, достиг своих естественных пределов.   

Следующим логичным шагом могло бы стать участие российских вооружённых сил в операции «Несокрушимая свобода»[5], однако Россия не спешит его делать. Несоответствие такого шага национальным интересам России хорошо понимают как в Москве, так и в столицах стран-участниц альянса. Во-первых, пока до конца неясно, каких результатов хотят достичь натовские союзники в Афганистане. Если при Дж. Буше-мл. двумя главными задачами политики США в Афганистане были военная победа над талибами и создание в стране жизнеспособного демократического режима, то  в инаугурационной речи Б. Обама назвал новую цель– « постепенно выковывать с трудом давшийся мир». По существу, Вашингтон взял курс на выход из вооруженного конфликта путем нахождения какой-либо формулы «замирения» с талибами[6]. Во-вторых, «у нас дружественные отношения с Афганистаном. Зачем нам это портить?»[7]. В-третьих, военная активность России в Афганистане не укладывается в рамки ее стратегических целей -  не утратить своего влияние в регионе Центральной Азии, государственные элиты которой, опасаясь за прочность собственных авторитарных режимов, с одной стороны, не хотят экспансии талибов, а с другой, - обеспокоены афганскими операциями НАТО. Москва никак не хочет рисковать отношениями с государствами ЦА, которые важны как в геополитическом, так и в геоэнергетическом смыслах[8]. В-четвёртых, особого энтузиазма участия в военных операциях против талибов не испытывают  и сами страны НАТО, предпочитая ограничиваться операциями по стабилизации и гражданским строительством. Так, по данным опроса, проведённого в конце 2008-начале 2009 гг. Германским обществом внешней политики и исследовательской группой dimap среди 240 представителей политической, экономической и творческой элиты ФРГ, две трети опрошенных высказались против увеличения контингента бундесвера в Афганистане, 60% поддержали идею переговоров с лидерами талибов[9]. Фактически Вашингтон и Исламабад реализуют проект создания «новых талибов», которых впоследствии допустят в коалиционное правительство[10].  Однако полной уверенности в успехе этого сценария нет. И тогда России, возможно, самой придётся договариваться со «студентами». С учётом возможности такой перспективы вступать с ними сейчас в боевые схватки было бы неразумным. Не менее важными обстоятельствами для выстраивания российской тактики по отношению к афганской проблеме является и специфика её современной внутренней социально-политической обстановки. Для успеха объявленной модернизации необходима предельная концентрация ресурсов и высокий уровень легитимности власти, чего нельзя достичь, проводя дорогостоящие военные операции с почти неизбежными людскими потерями. К тому же у России есть свой внутренний фронт борьбы с терроризмом. Такая аргументация российской позиции относительно Афганистана не исключает критики, однако, на наш взгляд, прагматический подход к взаимодействию с партнёрами не является российским know how. Достаточно вспомнить историю с открытием второго фронта во Второй мировой войне в условиях, когда союзник (СССР) истекал кровью, бросая на борьбу с врагом последние силы и резервы.      

Более того, тактика борьбы сил НАТО в Афганистане со всем комплексом угроз также исходит из основополагающего принципа минимизации затрат и потерь. Недавно глава Федерального агентства по контролю за оборотом наркотиков Виктор Иванов, после встреч с полномочными представителями стран НАТО в Брюсселе, подверг альянс жесткой критике за отказ уничтожать посевы опиумного мака в Афганистане, на чем настаивала Россия[11].

Официальный представитель НАТО Джеймс Аппатурай мотивировал этот отказ несколькими причинами. Он подчеркнул, что эта мера нецелесообразна, поскольку движение «Талибан» располагает большими запасами опия на своих складах и может торговать наркотиками несколько лет, даже не пополняя эти запасы. Разовую акцию по уничтожению маковых полей в альянсе считают бессмысленной и необдуманной, ведь борьба с посевами ухудшает отношения с местными жителями, к тому же, НАТО не может допустить того, чтобы население одной из беднейших стран мира осталось без средств к существованию и не получило ничего взамен.

Вышеизложенное не означает, что наблюдаемое состояние российско-натовского взаимодействия в Афганистане является некоей оптимальной моделью на все времена. Многое может измениться в зависимости от того, как будет развиваться там обстановка после планируемого вывода коалиционных войск  в 2011-2012 годах, от трансформации позиций других региональных игроков, от общей динамики отношений России и Североатлантического альянса.

 



[1] Экология и экономика не противоречат друг другу. Нормальная экономика – экологичная экономика http://kremlin.ru/transcripts/7970

[2] Стенограмма выступления и ответов на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Афганистана Р.Д.Спантой, Кабул, 16 марта 2009 года http://www.mid.ru/brp_4.nsf/0/EC5D23FAE3525AD6C325757C00379486

[3]Госдума: НАТО призывает РФ ввести войска в Афганистан. http://top.rbc.ru/politics/17/12/2009/355079.shtml

[4] Алексеев А. Россия и НАТО: поиски нового качества отношений//Европейская безопасность: события, оценки, прогнозы. Вып.19 (35), 2010. С. 2-3.

[6] Сушенцов А. «Афганское замирение по Бушу и Обаме //Международные процессы. №1 – 2009. С. 93-100.

[7] Из заявления заместителя председателя ГД РФ. Цит. по:  Госдума: НАТО призывает РФ ввести войска в Афганистан. http://top.rbc.ru/politics/17/12/2009/355079.shtml

[8] Багдонас А. Почему Россия не включается в военную кампанию НАТО в Афганистане// «Geopolitika»

(Литва). http://www.inosmi.ru/politic/20100315/158618403.html

[9] Арзаманова Т. Миссия Бундесвера в Афганистане // Европейская безопасность: события, оценки, прогнозы. Вып.19 (35), 2010. С. 9.

[10] Серенко А. Исламабад выводит на политическую сцену «новых талибов». http://www.afghanistan.ru/doc/16697.html

[11] http://www.afghanistan.ru/doc/16442.html

blog comments powered by Disqus