ru
Новости
  • 16.12.2019

    Визит в штаб-квартиру НАТО

    Подробнее
  • 28.08.2019

    Публикация работ конкурса эссе 2019 года

    Подробнее
  • 11.08.2019

    Опубликованы работы Лауреатов конкурса эссе 2019 г.

    Подробнее
  • 17.06.2019

    Всероссийский молодежный конкурс эссе 2019

    Подробнее

23.07.2010Тихомирова Дарья Александровна, Благовещенск

Тихомирова Дарья Александровна
студентка 2 курса факультета международных отношений
Амурского государственного университета

21 век – время, когда слово «глобальный» звучит чаще, чем когда бы то ни было: глобальная сеть, глобальное потепление,  глобальное экономическое пространство, глобальный мировой экономический кризис. Сложность состоит в том, что противостояние столь масштабным вызовам в одиночку не представляется возможным ни одному из субъектов мирового сообщества.  Глобальные вызовы и угрозы требуют соответствующих «глобальных» ответов на них.  В связи с этим проблема управляемости подобных процессов является сегодня одной из самых злободневных. Именно поэтому в формирующемся многополярном мире возникает потребность сотрудничества различных его субъектов. Такое взаимодействие имеет огромное значение для обеспечения международной безопасности и является закономерной и логичной реакцией мирового сообщества на новые угрозы. Поэтому анализ имеющегося сотрудничества и поиск его новых путей в формате Россия – НАТО является важным этапом на пути формирования  эффективной системы международной безопасности.

На необходимость объединения усилий для эффективного реагирования на современные вызовы и угрозы безопасности в «глобализированном и взаимозависимом мире» говорил  президент РФ Дмитрий Медведев, выступая 5 июня 2008 года с инициативой о разработке Договора о европейской безопасности[1].

Как известно, у России и НАТО уже есть опыт военно-политического сотрудничества. Основная цель этого сотрудничества – повысить способность сил России и НАТО работать совместно при подготовке к совместным военным операциям в будущем. Говоря о военно-политическом сотрудничестве России и НАТО, хотелось бы акцентировать внимание на следующих аспектах: борьба с терроризмом, нераспространение ОМУ, ядерное оружие.

Сотрудничество между НАТО и Россией по вопросам борьбы с терроризмом осуществляется в различных формах Среди них – регулярный обмен информацией, углубленные консультации, совместная оценка угроз, планирование использования гражданских служб в случае терактов, диалог на высоком уровне о роли вооруженных сил в борьбе против терроризма, а также изучение выводов и опыта недавних террористических актов и научно-техническое взаимодействие.

В частности, на состоявшемся 20 апреля 2010 года в Брюсселе заседании Совета Россия-НАТО (СРН) активно обсуждалось претворение в жизнь новой программы «Standex», суть которой состоит в том, чтобы улавливать наличие взрывчатых веществ, которые могут находиться на теле террориста-смертника.  Как заявляет Постоянный представитель России при НАТО Дмитрий  Рагозин, этот проект находится «уже не на бумаге» и уже в ближайшем будущем должен принести конкретные плоды. Дмитрий Рогозин также пояснил, что проект «Standex» развивается уже в течение нескольких лет в рамках научного сотрудничества Совета Россия-НАТО[2].

В рамках военно-политического сотрудничества России и НАТО  развивается диалог по растущему количеству вопросов, связанных с нераспространением оружия массового уничтожения. Россия и члены НАТО стремятся подкрепить совместные усилия в области нераспространения. В 2002 г. была создана Специальная рабочая группа СРН по вопросам нераспространения. В работе этого органа участвуют представители министерств иностранных дел России и стран НАТО, а также других заинтересованных ведомств, для обсуждения тенденций и проблем в области распространения и изучения возможностей для сотрудничества. Помимо этого, страны-члены НАТО оказывают России помощь на двустороннем и многостороннем уровне в области уничтожения и обеспечения безопасности ядерных и радиоактивных материалов. Речь идет об отходах, запасы которых накопились в результате прежней деятельности по производству ядерного оружия и использования ядерной энергии для гражданских и военных целей, а также сокращения ядерных вооружений. Кроме того, была создана совместная Консультативная группа Россия-НАТО для оценки последствий химического, биологического, радиологического и ядерного терроризма.

Активная работа ведется в отношении ядерного оружия. В частности, экспертами был разработан глоссарий терминов, организовывались обмены мнениями по вопросам ядерных доктрин и стратегии. Наблюдатели также приняли участие в полевых учениях по реагированию на инциденты с использованием ядерного оружия в России (2004 г.), в Великобритании (2005 г.), Соединенных Штатах (2006 г.) и Франции (2007 г.).

Однако, несмотря на заметное потепление в отношениях России и НАТО, все же потенциал двух мощнейших субъектов мировой политики остается не реализованным в полной мере. Причиной тому является ряд проблем, решение которых позволило бы сделать диалог между Россией и НАТО более конструктивным.

Пожалуй, самой серьезной проблемой является взаимное недоверие сторон. Хотя НАТО и заявляет, что альянс больше не рассматривает Россию как угрозу, эксперты, занимающиеся разработкой рекомендаций для новой стратегии НАТО, считают, что политика Москвы в отношении НАТО непредсказуема и не существует гарантий того, что Россия будет стремиться к сотрудничеству с НАТО в ближайшем будущем. Это недоверие отрицательно сказывается на отношении к совместной противоракетной обороне НАТО-Россия. Москва расценивает это как уловку Запада, направленную на ослабление России, в то время как альянс обеспокоен тем, что обмен чувствительными технологиями может ослабить НАТО.

Более того, Россия и НАТО включают друг друга в списки своих потенциальных угроз. В новой военной доктрине РФ 2010 г. к основным военным угрозам отнесено «стремление наделить силовой потенциал Организации Североатлантического договора (НАТО) глобальными функциями, реализуемыми в нарушение норм международного права, приблизить военную инфраструктуру стран-членов НАТО к границам Российской Федерации, в том числе путем расширения блока»[3].  Свое сожаление по этому поводу высказала и М. Олбрайт, заявив, что НАТО никогда не нападет на Россию, и что Россия не является больше угрозой для НАТО. В интервью в Москве 10 февраля 2010 г. Олбрайт также вспомнила о том, что в своей речи в Москве в декабре прошлого года генеральный секретарь НАТО  А.Ф. Расмуссен  сделала схожее заявление. «Никогда. И мы не думаем, что Россия нападет на НАТО. Мы перестали беспокоиться на этот счет, и России следует тоже перестать беспокоиться на эту тему» [4].

Однако, Дмитрий Медведев, выступая в Киеве 19 апреля 2010 г., заявил: «Вы знаете российскую позицию – нам не нравится идея дальнейшего расширения НАТО. Дело не в том, что мы против НАТО, у нас с НАТО партнерские отношения, но это все-таки военный блок, в котором Россия не участвует. И чем ближе НАТО придвигается к нашим границам, тем нам более дискомфортно»[5].

Данный вопрос и является еще одной причиной, дестабилизирующей отношения России и НАТО. Это касается вступления в альянс государств, которые Россия относит к сфере своих национальных интересов. В частности, Россия обеспокоена тем фактом, что, например, на территории Украины, не являющейся членом альянса, но изъявляющей до недавнего времени желание им стать, с 1995 по 2009 регулярно проходили учения НАТО, носящие, по мнению председателя Совета Федерации С. Миронова, антироссийский характер. По его мнению, на этих учениях могут отрабатываться только военные действия против России. Миронов задается вопросом, к войне с каким предполагаемым противником готовятся вооруженные силы стран НАТО в Черном море, и сам же отвечает на этот вопрос: «из шести черноморских государств три входят в НАТО. Украина участвует в учениях «Си Бриз», а руководство Грузии называет свою страну партнером США. Вывод однозначен: таким противником может быть только Россия, хотя официально это не объявлено»[6].

Безусловно партнерство НАТО и Украины не противоречит «Основополагающему акту» 1997 г. В нем прописано, что положения настоящего документа не дают России или НАТО никоим образом права вето по отношению к действиям другой стороны, а также не ущемляют и не ограничивают права России или НАТО принимать решения и действовать самостоятельно. Соответственно, НАТО имеет право относительно свободно сотрудничать со своими партнерами. Однако, тот факт, что под прикрытием учений «Си Бриз» шел процесс оценки и освоения прибрежных вод Украины, ее полигонов, портов и других военных объектов, идет вразрез с договоренностями России и НАТО о транспарентности военных программ.  Таким образом, озабоченность России по данному вопросу и нежелание НАТО идти на определенные компромиссы, подтверждением чему является заявление Андерса Фог Расмуссена о том, что дверь в НАТО и дальше останется открытой, вносят ложку дегтя в и без того небольшую бочку меда. Мадлен Олбрайт в интервью от 10 февраля 2010 г. в Москве в свою очередь прокомментировала позицию России следующим образом:  «Ни к одной стране нельзя относиться так, как будто она находится «в сфере интересов» другой. Соседи России – это независимые и суверенные государства, как и другие страны»[7]. Таким образом, М. Олбрайт подтверждает слова А.Ф. Расмуссена о намерении расширения НАТО.

Вышеперечисленные проблемы являются камнем преткновения для России и НАТО, а порожденное этими проблемами недоверие мешает углублению сотрудничества во всех обозначенных направлениях, ведь очевиден тот факт, что без доверия партнеру сотрудничество невозможно. Это значит, что без принятия обеими сторонами конструктивных мер, направленных на сглаживание существующих противоречий, дальнейший диалог не имеет смысла.

            В отношении России можно отметить, что ей следовало бы активнее участвовать в процессе нормализации отношений с НАТО и преобразования их из партнерских в дружественные. Это необходимо делать  не только путем ответов на предлагаемые альянсом программы сотрудничества, но и выступать инициатором таких программ, которые бы учитывали национальные интересы России и определяли точки соприкосновения России и НАТО. Анализ потенциальных сторон взаимодействия помог бы определить оптимальные пути сотрудничества обоих субъектов.

Иными словами, Россия должна выступать активным субъектом внешней политики, в том числе и в отношениях с НАТО, а не оставаться в стороне от формирования новой системы международных институтов, когда этот процесс идет полным ходом. Причем для того, чтобы активно осуществлять политику, нужно, прежде всего, определиться с направлением, в котором придется двигаться дальше. Как отмечает В. П. Иноземцев, на протяжении последних 15 лет Россия, по сути, не определила своих внешнеполитических союзников[8]. Для решения этой дилеммы необходимо четко определиться с внешнеполитическими целями и задачами. Только в таком случае возможен выбор стратегических партнеров. Тем более что это не означает отказа от политики «многовекторности». Это обязывает  сделать один из векторов приоритетным и, соответственно, выстраивать с выбранным союзником более тесные отношения. Если предположить, что таким союзником могли бы быть США, то можно себе представить, насколько бы теплее стали отношения Россия – НАТО. Не так давно, выступая в Лондоне на конференции по противоракетной обороне, второй заместитель госсекретаря США по вопросам проверки и соблюдения соглашений Фрэнк Роуз заявил, что США считают необходимым сотрудничество России и НАТО в сфере противоракетной обороны. «США поддерживают усилия по углублению сотрудничества между НАТО и Россией в сфере ПРО, и мы плотно работаем с нашими союзниками по НАТО и Россией над определением путей сотрудничества»[9], – указал Роуз. Более того, он заявил, что ввиду обеспокоенности России по поводу размещения Соединенными Штатами системы ПРО в Европе, самым эффективным способом устранения этой обеспокоенности является совместная работа НАТО и России.

НАТО,  в свою очередь, следует перестать  заявлять, что Россия якобы не доверяет НАТО и все еще действует в соответствии со стереотипами времен «холодной войны», а попытаться доказать, причем реальными действиями, то, что отношения сегодня действительно строятся по-другому и что времена былой вражды ушли в прошлое. Для этого НАТО следует избегать действий, которые объективно могут вызвать негативную реакцию со стороны России, пытаться сглаживать конфликтные моменты путем поиска компромиссных путей решения проблем. Тем более НАТО не стоит забывать, что «партнерские» отношения все-таки предполагают взаимную ответственность сторон и необходимость считаться с интересами партнера в целях сохранения отношений и их перехода на новый, более доверительный  уровень.   Речь идет и о военных учениях на территории Европы, которые проводятся без участия России, речь о которых вел С. Миронов[10], и о намерении принять в альянс новых участников. Ведь если посмотреть на проблему с другой стороны, то можно предположить, что НАТО могла бы пойти на компромисс с Россией в вопросе расширения блока и осуществлять сотрудничество с угодными ей государствами в тех областях, где они имеют общие интересы, без принятия их в альянс, дабы не портить отношения с Россией. Однако, НАТО настойчиво продолжает вести себя так, будто хочет спровоцировать агрессию России.

Таким образом, преодоление этих противоречий поможет России и НАТО выйти на качественно новый уровень. А имеющие уже сегодня положительный вектор отношения, все же должны развиваться в дальнейшем на основе максимальной открытости, компромиссности и толерантности. Это значит, что Россия и НАТО должны осознать, что единство целей и общность интересов, причем не только в военно-политической сфере, но и в других областях, стоят намного выше недопониманий и всего того, что мешает дальнейшему развитию их отношений. Более того, и России, и НАТО, нужно понять, что в мире глобальных кризисов, катастроф и терроризма необходимо проявлять гибкость и даже чем-то жертвовать ради достижения общих задач и безопасности.



[1] Договор о Европейской безопасности [ Электронный ресурс ] // Kreml.org 2004. URL: http://www.kreml.org/other/230084987 ( дата обращения 13. 06. 2010 ).

[2] Совет Россия-НАТО разрабатывает совместные методы борьбы с терроризмом [ Электронный ресурс ] // Российская газета 1998. URL : http://www.rg.ru/2010/04/20/sovet-site-anons.html ( дата обращения 14. 06. 2010 ).

[3] Военная доктрина Российской Федерации [ Электронный ресурс ] // Российская газета 1998. URL : http://www.rg.ru/2010/02/10/doktrina-dok.html ( дата обращения 13. 06. 2010 ).

[4] НАТО не приемлет географически определенные "сферы интересов" [ Электронный ресурс ] // Интерфакс 1991. URL : http://www.interfax.ru/txt.asp?sec=1483&id=122883 ( дата обращения 9. 06. 2010 ).

[5] Дмитрий Медведев: База Черноморского флота никому не мешает [ Электронный ресурс ] // Российская газета 1998. URL : http://www.rg.ru/2010/05/18/flot-anons.html ( дата обращения : 9. 06. 2010 ).

[6] Дьякова Н. А. Роль совместных учений вооруженных сил Украины и НАТО в региональной военной политике США /  Н. А. Дьякова // Россия и Америка в XXI веке. 2010.  № 1 URL : http://www.rusus.ru/?act=read&id=178 ( дата обращения : 6. 60. 2010 ).

[7] Интервью с Мадлен Олбрайт [ Электронный ресурс ]  // Интерфакс 1991. URL : http://www.interfax.ru/txt.asp?sec=1483&id=122883 ( дата обращения : 9. 06. 2010 ).

[8] Иноземцев В. П. A status-quo power. Россия в мировой политике XXI века / В. П. Иноземцев // Россия и современный мир. 2006. № 3. С.  15.

[9] Оборона и безопасность [ Электронный ресурс ]  // Риановости 2006. URL : http://www.rian.ru/defense_safety/20100529/239877517.html ( дата обращения : 9. 06. 2010 ).

[10] См. С. 5.

blog comments powered by Disqus