ru
Новости

10.04.2012Шацкая Валерия Игоревна, г. Санкт-Петербург

 Шацкая Валерия Игоревна
 студентка 5 курса факультета международных отношений
Северо-Западного института Российской академии
народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ
г. Санкт-Петербург

 Россия-НАТО: проблема создания совместной ПРО

Данное эссе включает три части: анализ проблемной ситуации, её углубленное исследование и полученные при этом предварительные результаты.

I. Принятие военно-политическим руководством США решения о создании третьего позиционного района ПРО в Европе (ЕвроПРО) и начало его реализации вызвали неоднозначную реакцию в мировом сообществе. Сторонники США утверждают, что эта программа будет способствовать повышению уровня международной безопасности. Россия и другие страны усматривают в этой программе прямую угрозу их интересов. В связи с вышеизложенным представляется актуальным вопрос: насколько убедительными являются аргументы той и другой стороны?

В чем же заключаются основные разногласия между Россией и НАТО в вопросе ПРО?

В первую очередь, они вызваны разными подходами к данной проблеме. Исторически сложилось, что наращивание оборонительных средств неотъемлемо связано с наращиванием стратегических средств нападения и наоборот. Однако на данный момент ни одна из существующих в США и РФ систем ПРО не может гарантировать полное уничтожение всех ракет противника. Поэтому вопрос совершенствования ПРО имеет значение как в политическом, так и в военном отношении.

В военно-стратегическом отношении ЕвроПРО является компонентом создаваемой глобальной ПРО в дополнение к ПРО ТВД стран НАТО, ПРО территории США и элементам ПРО США в других регионах, что позволит Вашингтону решать важные стратегические задачи. Кроме того, США реализуют так называемую концепцию «быстрого глобального удара». Основной её целью является создание системы, способной в течение 4-6 часов нанести в любом месте удар обычным оружием с эффектом аналогичным ядерному оружию (ЯО).

Таким образом, фактически Соединенные Штаты нарушают стратегический баланс, поскольку: во-первых, наращивают потенциальные возможности ПРО независимо оттого, против кого она направлена; во-вторых, создают стратегическую военную инфраструктуру в непосредственной близости от границ РФ.

Вследствие этого легко понять недоумение России: если создаваемая ЕвроПРО направлена против Ирана и КНДР, то почему к её созданию не привлекают страну, уже обладающую системой ПРО? Отказ от этого послужил поводом для недавнего заявления секретаря Совета Безопасности РФ Н.Патрушева о том, что ПРО США «явно нацелена против России и Китая»[1].

Вторая причина разногласий в вопросе ЕвроПРО – недоверие России устным политическим заявлениям США и НАТО, вызванное неоднократным невыполнением их прежних обещаний, например, – не продвигать НАТО на Восток. Поэтому нельзя исключать враждебных действий и в этом вопросе. К тому же в февральском (2010 г.) обзорном докладе МО США заявлено, что «…руководство США будет и в дальнейшем реализовывать политический курс, направленный на устранение любых договорных ограничений на американские системы противоракетной обороны»[2]

Третьей, также политической причиной служит несовпадение оценок России и США в части ракетно-ядерных вызовов НАТО. По мнению России, угроза со стороны Ирана сильно завышена, так как он пока не обладает технологиями создания баллистических ракет дальнего действия, и в ближайшие 15 – 20 лет эти ракеты там не появятся[3]. Однако согласно одной из оценок Национального разведывательного Совета США, в 2012 – 2015 годах у Ирана ожидается появление достаточного количества высоко обогащенного урана и плутония для производства ядерного оружия[4].

В то же время, по мнению РФ, создание совместной с НАТО ПРО не только укрепило бы отношения России с членами Альянса, но и позволило бы России, США и НАТО в целом выступить гарантами стратегической стабильности в регионе. В связи с этим, Россия готова: во-первых, к поиску взаимопонимания имеющихся проблем; во-вторых, к принятию любых мер в политической и военно-технической областях для того, чтобы не допустить возрастания угроз своей национальной безопасности.

А вот при отсутствии консенсуса в вопросе ПРО неизбежно продолжение как затяжного переговорного процесса без принятия устраивающих Россию решений, так и развертывания ЕвроПРО. В результате Россия будет поставлена перед следующими, например, фактами: создание этой системы без ее участия; несоблюдение сторонами обязательств по разоружению и ограничению ядерных вооружений; угроза провокаций локальных и региональных конфликтов; угроза безопасности РФ. Всё это может вынудить ее принять ответные меры, чреватые возрастанием военно-политического противостояния НАТО и России на международной арене.

II. Для получения более аргументированных оценок и рекомендаций потребовалось моделирование ситуации с созданием ЕвроПРО. При этом исходили из того, что продвижение национальных интересов России в данной сфере международных отношений требует соответствующего теоретико-пропагандистского обеспечения и эффективной информационной поддержки.

Одним из первых шагов в осуществлении подобной целенаправленной деятельности, связанной с созданием ЕвроПРО, должно быть более углубленное описание и совместное исследование интересов различных геополитических игроков с целью их деления по значимости или сложности продвижения[5]. Например, – на легко, допустимо, средне и трудно достижимые уровни.

Вторым шагом должна быть классификация интересов и претензий по степени взаимовлияния на соответствующие субъекты. При этом среди них логично выделить – совместные, совпадающие, непересекающиеся, расходящиеся и конфронтационные. Следующим шагом в данном направлении может стать, например, характеристика сильных и слабых сторон субъектов, заинтересованных в создании и использовании ЕвроПРО. Подобное уместно сделать со стратегиями согласования интересов, поделив их, допустим, на: партнерские, конкурентные и ультимативные.

С учетом подобной классификации технология решения выявленных и поделенных таким образом проблем может включать следующие основные этапы: а) идентификация и классификация проблемных ситуаций по выделенным уровням сложности; б) урегулирование более простых проблем по нормам международного права; в) решение/устранение остальных проблем путём привлечения более серьёзных механизмов и аргументов.

Руководствуясь только что приведенными соображениями, был осуществлен системный анализ ситуации с ЕвроПРО. Идея проведенного моделирования проиллюстрирована на рисунке – древовидной диаграмме влияния соответствующих причинно-следственных связей. Ветвями её левой части были цепочки всевозможных событий-предпосылок к созданию исследуемой здесь системы, а правой – сценарии, образованные сочетаниями обусловленных этим последствий и издержек. Появление и нежелательное развитие моделируемой ситуации имитируется здесь возможностью прохождения сигнала от каких-либо исходных предпосылок левой части диаграммы к центральному событию (ввод ЕвроПРО в эксплуатацию), а от него – к одной из совокупностей конечных исходов ее правой части. 

1

  Рисунок – Укрупненная модель создания и влияния ЕвроПРО

 

 Поясним, что основными условиями ввода в эксплуатацию ЕвроПРО считались создание соответствующей структуры (А) и обеспечение ресурсами (Б), необходимыми для её функционирования, а такими же сценариями – инерционный (С), характеризуемый имитацией Россией угроз/озабоченностей и более активный (D), связанной с обретением союзников на Востоке и Западе.

Системный (качественный и количественный) анализ построенной подобным способом модели осуществлен с помощью данных о возможностях наступления исходных предпосылок левой части и о размерах издержек и времени до проявления всех конечных исходов – правой. Эти сведения были получены методом экспертного оценивания с использованием соответствующей универсальной шкалы (см. таблицу).

Лингвистическое значение оценок параметров риска:

 

Число

мера возможности

мера результата:

размер ущерба

время до проявления

Совершенно невозможно

Практически невозможно

Допустимо, но маловероятно

Отдаленно возможно

Необычно, но возможно

Неопределенно возможно

Практически возможно

Вполне возможно

Наиболее возможно

Достоверно возможно

Абсолютно достоверно

Очень, очень низкий

Очень низкий

Низкий

Ниже среднего

Средний

Выше среднего

Серьезный

Очень серьезный

Высокий

Очень высокий

Очень, очень высокий

Бесконечно долго

Почти бесконечно долго

Исключительно медленно

Очень медленно

Медленно

Неопределенно быстро

Быстро

Очень быстро

Исключительно быстро

Почти мгновенно

Практически мгновенно

0,0

0,1

0,2

0,3

0,4

0,5

0,6

0,7

0,8

0,9

1,0

 

Учитывая сложность модели, её количественный анализ проведен с привлечением компьютерного комплекса[6], что позволило оценить не только меру возможности ввода в эксплуатацию ЕвроПРО и обусловленные этим средние издержки России, но также вклад всех учтенных факторов и результативность альтернативных мероприятий по снижению только что названных параметров риска.

III. Так как результатом количественного анализа модели стала близкая единице вероятность развёртывания ЕвроПРО в ближайшее пятилетие и низкая эффективность любого противодействия этому, то рациональным в этих условиях поведением России могут быть лишь адекватные системные ответы по сокращению нежелательных издержек. Главным содержанием подобной контрстратегии должно стать концептуальное оружие, а формой его применения – ранжированная система компромиссов, призванных препятствовать или блокировать невыгодные России действия контрпартнера.

Разрабатываемая система компромиссов должна опираться на приведенную выше классификацию, а способы оценки их эффективности – на результаты моделирования. Из них, в частности, следует перспективность поиска союзников России среди тех, против кого создается ЕвроПРО – по декларациям их разработчика или реально, с учетом некоторой перспективы.

Всё это позволит России существенно увеличить число степеней свободы стратегического маневра и обеспечить следующие практические выигрыши: а) выбор наиболее эффективных стратегических ответов – симметричный простой или сложный комплексный, б) возможность скрытного использования опережающих адекватных стратегических ответов. Все это способно снизить риски, связанные с противодействием тех субъектов, против которых направлен подобный стратегический ответ, в том числе и за счет рациональной организации взаимодействия между уровнями такого ответа по времени.

Таким образом, создание системы ПРО территории США вместе с её возможным усилением ЕвроПРО является важнейшей военно-политической проблемой современности. Ее решение с учетом изложенных выше (предварительных) оценок будет способствовать развитию добросовестных союзнических отношений сторон и их объединению перед лицом другой угрозы – ядерного терроризма. Всякое затягивание данного процесса чревато ростом напряженности в отношениях России и НАТО, вплоть – до подрыва стратегической стабильности в мире.



[1]Николай Патрушев назвал основные угрозы для России [Электронный ресурс]//Независимое военное обозрение.- URL: http://www.ng.ru/nvo/news/2012/02/17/1329451226.html (дата обращения 28.02.12)

[2] Обзорный доклад министерства обороны США по программе ПРО: пер. с англ. Кубышкин А.В., Степанов В.М.. – ФГУП «Институт стратегической стабильности», февраль 2010. – С.9

[3] Чудо-Юдо-ЕвроПРО, или Cтратегическое партнёрство по-американски [Электронный ресурс] // Портал МГИМО - URL: http://www.mgimo.ru/news/experts/document177746.phtml ( дата обращения 18.12.2011)

[4] Iran: Nuclear Intentions and Capabilities. – National intelligense estimate. - November, 2007. – 9 p.

[5]Шульц В.Л., Кульба В.В., Шелков А.Б., Кононов Д.А. и др. Информационное управление в условиях активного противодействия. М.: Наука. 2011. – 187 с.

[6] Можаев А.С. АРБИТР. Программный комплекс автоматизированного структурно-логического моделирования и расчета надежности и безопасности систем //  Свидетельство об официальной регистрации № 2003611101. М.: РОСПАТЕНТ РФ, 2003.

 

 

blog comments powered by Disqus