ru
Новости
  • 28.08.2019

    Публикация работ конкурса эссе 2019 года

    Подробнее
  • 11.08.2019

    Опубликованы работы Лауреатов конкурса эссе 2019 г.

    Подробнее
  • 17.06.2019

    Всероссийский молодежный конкурс эссе 2019

    Подробнее
  • 25.03.2019

    Tворческий конкурс НАТО 70 лет/Эстония 15 лет в НАТО

    Подробнее

15.06.2015

Буракова Анастасия, г. Санкт-Петербург

Буракова Анастасия

Магистр 2 курса
факультета политологии
кафедра международных политических процессов
Санкт-Петербургского Государственного Университета
г. Санкт-Петербург

Политический кризис на Украине, начавшийся в 2013 году с уличных акций, выражения недовольства действиями и решениями верховной власти, со временем перерос в театр боевых действий и арену противостояния различных региональных игроков. В сложившейся ситуации совершенно очевидно, что на восстановление партнерских, доверительных отношений между Россией и Западом потребуется большое количество времени и сил.

Естественно, от разрешения Украинского кризиса, прекращения военных действий на юго-востоке Украины до нормализации отношений и возможного партнерства предстоит сделать значительное количество шагов и преодолеть взаимные претензии и противоречия в целях, методах и средствах обеспечения национальной безопасности. Однако, одними из важнейших вопросов является следующие: возможно ли (в перспективе) восстановление сотрудничества на основе существующих международных институтов? И возможно ли восстановление сотрудничества в рамках совета «Россия - НАТО» для обеспечения региональной безопасности при условии возобновления его деятельности?

Для ответа на эти вопросы необходимо проанализировать шаги, сделанные в противоположные стороны друг от друга, от совместных проектов и программ. Один из них – создание соответствующего информационного фона, в терминологии средств массовой информации – «информационной войны». В Западной Европе и Соединенных Штатах Америки общественное мнение представляет собой значительную и влиятельную политическую силу. Высокий уровень политической активности в разные периоды если не предопределял исход, то существенно влиял на урегулирование тех или иных международных конфликтов. В частности, существенное влияние институтов гражданского общества на разрешение кровавой оккупации Восточного Тимора Индонезией и концентрация внимания международных организаций на проблеме, геноцида в Руанде, войны в Персидском заливе, многотысячные протесты против войны в Ираке в США и Европе и т.д.

Общественное мнение и массовый протест в России отличен от того же явления в странах Запада. Ввиду несформированности гражданского общества и низкого уровня политического участия, общественное мнение в России носит, скорее, характер «навязанного сверху». Общественно мнение не выступает в качестве самостоятельной субстанции, а является политическим инструментом для обеспечения и поддержания рейтинга верховной власти.

Одним из последствий Украинского кризиса стала массивна пропаганда, как в Западных, так и в Российских СМИ, безусловно, влияющая на формирование общественного мнения и взгляде на возможности партнерства (в том числе, на базе Совета Россия – НАТО).

Итак, одним из условий восстановления сотрудничества и построения системы общей безопасности на континенте, является платформа «информационного фона», формирующая общественное мнение.

Согласно опросам «Россия и НАТО сегодня», проведенным ВЦИОМ 25.01.2012 года[i], 48% имеют верное представление о блоке НАТО, описывая его в нейтральных тонах - «военный блок» (37%),  «международный союз» (11%).  Каждый десятый россиянин по умолчанию считает НАТО «агрессивной организацией». 10% называют блок американской организацией, а 4% - миротворческой. За последние два года доля людей, считающих НАТО агрессивной организацией,  снизилась с 15 до 9%, а доля людей,  высказывающих нейтральные суждения, напротив, выросла с 42 до 48%.

Опрос, проведенный Фондом Общественного мнения в начале 2015 года, свидетельствует о значительных трансформациях в сознании рядового россиянина[ii]. Более половины опрошенных - 54%,  полагают, что существует реальная угроза масштабной войны между Россией и НАТО. 37% респондентов заявили, что такой угрозы не существует, 9% затруднились ответить.

Для оценки информационного фона, влияющего на общественное мнение, был проведен контент-анализ наиболее популярных новостных ресурсов на предмет упоминания ряда «клише», способствующих построению ассоциативного ряда у жителей России. За точки отсчета были взяты следующие периоды – 2012 год (в качестве периода до начала Украинского политического кризиса) и 2014 год (как год активного соперничества СМИ различного толка на информационном поле).

По данным проекта «Медиалогия», наиболее популярными средствами массовой информации в рейтинге «газеты» и «интернет-ресурсы» являются следующие:

Интернет-ресурсы

    Газеты

СМИ

ИЦ

СМИ

ИЦ

1

Rbc.ru

83 314,81

Известия

196 236,91

2

Lenta.ru

75 958,58

КоммерсантЪ

156 278,50

3

Gazeta.ru

69 388,08

Ведомости

115 223,20

[iii] Источник: Рейтинги СМИ. Информационно-аналитическая система «Медиалогия». 2014-2015. URL: mlg.ru

Был проведен анализ некоторых из приведенных выше ресурсов на предмет упоминания в одной статье сочетания слов «НАТО - угроза», «НАТО - враг» до начала украинского кризиса (2012 год) и в период его обострения (2014 год).

Результаты распределились следующим образом:


Rbc.ru

2012

2014

НАТО; угроза

6 000

17 000

НАТО; враг

464

2 000

 

Lenta.ru

2012

2014

НАТО; угроза

9 000

11 000

НАТО; враг

3 000

7 000

 

Gazeta.ru

2012

2014

НАТО; угроза

2 000

5 000

НАТО; враг

158

648


 

Kommersant.ru

2012

2014

НАТО; угроза

5 000

25 000

НАТО; враг

732

2 000


Vedomosti.ru

2012

2014

НАТО; угроза

412

1 000

НАТО; враг

18

232

 


 




В результате количественного анализа было выявлено, что упоминания НАТО в сочетании с понятиями «угроза» и «враг», в подавляющем большинстве наиболее читаемых СМИ увеличилось в некоторых изданиях в 1,5 раза (Lenta.ru) до 5 раз (kommersant.ru). Так же на формирование общественного мнения в российском обществе оказывают статьи, оценивающие учения стран НАТО в качестве подготовки военного сценария против России[iv], характеризующие выход России из Договора об обычных вооруженных силах в Европе как необходимую защиту от возможной войны с Альянсом[v] и подобные эмоционально окрашенные новостные сводки.

Таким образом, за время Украинского кризиса и военного противостояния на юго-востоке соседнего государства в российском обществе под воздействием средств массовой информации сформировалось преимущественно негативное отношение в НАТО. В связи с особенностями политической культуры, при условии урегулирования кризиса и окончания боевых действий, восстановить утраченное партнерство на базе Совета Россия – НАТО, равно как и в рамках любых других консультаций на базе Альянса, станет значительно сложнее. Уже укорененная «идея» о безусловной враждебности, планах по нападению на Россию, контрпродуктивной позиции и прочих идеологических «клише» времен холодной войны, будет выступать дополнительным фактором стеснения дипломатических сил России для восстановления и продолжение сотрудничества.

Стоит упомянуть о предыдущих кризисах, которые негативно сказывались на отношениях как России и НАТО, так и на попытках создания системы Европейской безопасности в целом. Первый кризис был связан с предполагаемым расширением НАТО, когда глава МИД РФ (на момент 1994 года) в знак протеста против расширения Альянса отказался подписать документы о сотрудничестве и взаимодействии, а большинство государственных деятелей и представителей силовых структур напрямую связывали данные действия с угрозой для национальной безопасности России[vi].

Следующий виток кризиса во взаимоотношениях пришелся на 1999 год, в связи с расхождением позиции по операции НАТО в Югославии. Тогда из штаб-квартиры Альянса был отозван постоянный представитель РФ, приостановлено участие в программе «Партнерство ради мира», а так же деятельность представительств НАТО в Москве. Противостояние так же сопровождалось крупными военными учениями[vii].

После восстановления отношений и почти десятилетнего периода сотрудничества, в 2008 году наступил новый значимый кризис в отношениях России и НАТО. Ему предшествовали неудачи в переговорах по Договору об обычных вооружениях в Европе, перспектива (пусть и не ближайших лет) принятия в ряды Альянса Грузии и Украины, и ряд других вопросов, по которым фундаментальные интересы России со странами-членами организации не могли быть согласованы. Вследствие конфронтации на фоне конфликта в Южной Осетии и Абхазии,  было заморожено сотрудничество по научными, гуманитарным, образовательным вопросам. Также заморожены военные контакты, в том числе, участие в операции «Активные усилия», а так же в программе «Партнерство ради мира»[viii]. После непродолжительно периода восстановления, партнерство в ряде сфер, включая борьбу с терроризмом и пиратством, совместную операцию в Афганистане, вопросы противоракетной обороны и т.д.

Сегодня мы наблюдаем новый кризис отношений России и НАТО. Однако, охлаждение отношений в связи с действиями различных акторов в ходе Украинского кризиса, является наиболее затяжным за всю историю сотрудничества России с Альянсом. Более того, в ходе недавнего изменения военной доктрины РФ, в качестве основных внешних военных опасностей первым пунктом значится: «наращивание силового потенциала Организации Североатлантического договора (НАТО) и наделение ее глобальными функциями, реализуемыми в нарушение норм международного права, приближение военной инфраструктуры стран - членов НАТО к границам Российской Федерации, в том числе путем дальнейшего расширения блока»[ix].

После наступления предыдущих кризисов, российская сторона не раз озвучивала идею о построении архитектуры европейской безопасности не на базе НАТО. Например, в середине 90-х годов, ввиду желания стран центральной восточной Европы вступить в Альянс, выдвигались альтернативные предложения о создании новой организации на безе Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе[x]. Подобный вопрос в кругах российской элиты неоднократно поднимался и в дальнейшем. В 2010 году Институт современного развития так же высказывал мнение о целесообразности создания новой организации, так как интеграция России в НАТО ввиду объективных причин невозможна. По мнению экспертов, это значит, что в рамках существующего взаимодействия выступать в качестве равноправных партнеров РФ и страны Альянса не могут[xi].

В ходе информационной войны в условиях Украинского кризиса в общественном сознании была выстроена ассоциативная модель, в рамках которой НАТО ассоциируется с агрессором и противником. Более того, военная доктрина РФ, претерпевшая изменения ввиду упомянутых событий, укореняет эту модель на государственном уровне. Практически во все кризисные периоды для взаимоотношений России и НАТО происходило свертывание или заморозка совместных программ, действий по поддержанию мира на континенте. Для восстановления сотрудничества и достигнутых результатов требовалось большое количество дипломатических сил и материальных ресурсов. Ввиду сложившейся ситуации и остроты Украинского кризиса, построение архитектуры европейской безопасности в целом видится на основе нейтральных организаций, не исключая отдельных совместных действий по вопросам взаимного интереса.

________________________________________________

[i] Россия и НАТО сегодня. Пресс-выпуск №1936. Всероссийский центр исследования общественного мнения. 25.01.2012 г. Режим доступа: http://wciom.ru/index.php?id=459&uid=112359

[ii]Актуальные темы общественного мнения №13. Угроза войны между Россией и странами НАТО. Фонд общественного мнения. 2.04.2015 г. Режим доступа: http://bd.fom.ru/pdf/d13uvrin15.pdf.

[iii]Источник: Рейтинги СМИ. Информационно-аналитическая система «Медиалогия». 2014-2015. URL: www.mlg.ru

[iv] США отработают в Литве стрельбу по "российским" целям. РИА Новости. 8.04.2015 г. Режим доступа: http://www.rg.ru/2015/04/08/ucheniya-site.html

[v] Порог войны. Холодной. Lenta.ru. 11.03.2015 г. Режим доступа: http://lenta.ru/articles/2015/03/11/terminus

[vi] Юрьева Т. В. Россия и НАТО // Внешняя политика Российской Федерации. М.: МГИМО, РОССПЭН, 2000. 328 с.

[vii] Балканский узел, или Россия и «югославский фактор» в контексте политики великих держав на Балканах в ХХ веке. М.: Звонница-МГ. 2005. 432 с.

[viii] Рогозин, Д. О. НАТО точка Ру / Д. Рогозин. — М.: Эксмо : Алгоритм, 2009. — 288 с.

[ix] Военная доктрина Российской Федерации. Российская газета, 20.12.2014 г. Режим доступа: http://www.rg.ru/2014/12/30/doktrina-dok.html

[x] Козырев А. В. Преображение. М.: Международные отношения, 1994. 336 с.

[xi] Косачев К. И. Ценности ради объединения. Россия, НАТО и новая архитектура безопасности // Россия в глобальной политике. 2010 г. Т.8. №2. С.8–16.

blog comments powered by Disqus