ru
Новости
  • 11.08.2019

    Опубликованы работы Лауреатов конкурса эссе 2019 г.

    Подробнее
  • 17.06.2019

    Всероссийский молодежный конкурс эссе 2019

    Подробнее
  • 25.03.2019

    Tворческий конкурс НАТО 70 лет/Эстония 15 лет в НАТО

    Подробнее
  • 24.12.2018

    Развитие международного научно-исследовательского сотрудничества в сфере исследований актуальных проблем формирования архитектуры Европейской безопасности.

    Подробнее

29.04.2016Марина Бондаренко, Владивосток

«Кризис системы европейской безопасности: возможности для взаимодействия или риск конфронтации?»

Марина Бондаренко
3 курс,
Школа региональных и международных исследований,
направление Международные отношения,
Дальневосточный Федеральный Университет (ДВФУ),
г. Владивосток

С момента окончания холодной войны и распада социалистического лагеря, в условиях оспариваемой американской гегемонии и неопределенности относительно мирового порядка, европейское пространство постоянно сталкивалось с проблемой обеспечения своей собственной безопасности во всех смыслах. Кризисные ситуации, просматривающиеся сегодня, на мой взгляд, не являются чем-то беспрецедентным и экстраординарным. Подобные вооруженные конфликты, этноконфессиональные противоречия, сепаратистские настроения, террористические угрозы и прочие вызовы безопасности в силу своей неисчерпаемости наличествуют на европейском континенте постоянно. И то, что сегодня называют кризисом системы евробезопасности, правильнее было бы именовать очередным рецидивом после относительно продолжительной ремиссии в течении хронического, перманентного упадка (а возможно и полной несостоятельности) всей архитектуры безопасности европейского пространства. В подтверждение вышесказанного стоит лишь обратиться к истории единой Европы, которая знает достаточно примеров, способных подтвердить, что европейский регион – далеко не образец мира и стабильности, а значит перманентный упадок, прерывающийся на более сложные проблемы был всегда.

Рассуждая о состоянии евробезопасности, необходимо учитывать тот контекст, внутри которого осуществляется эта самая безопасность, ведь, очевидно, что она не существует в вакууме, и, в следствие чего, претерпевает воздействия извне и сама влияет на окружающий контекст. В частности, речь идет о таком контексте, как международная безопасность, которая охватывает все регионы, пространства и континенты. В поле этой глобальной структуры, европейская безопасность занимает одну из ключевых позиций, а значит, все то, что происходит в Европе, так или иначе оказывает существенное влияние на стабильность в сопряженных и отдаленных регионах мира, и наоборот. Таковая глобальная взаимозависимость помогает протестировать и с высокой точностью определить степень эффективности и состоятельности региональных механизмов в предоставлении адекватного и своевременного ответа на угрозы собственной безопасности. Современное положение дел на европейской территории, к сожалению, в очередной раз оголило неспособность существующих структур сообразно реагировать на возникающие вызовы. По сути, Европа снова с крахом провалила тест.

Но можно ли винить в несостоятельности архитектуры одну лишь Европу? Безусловно, нельзя. Тем и хорош глобальный контекст, что виновников хватает со всех сторон. Европа – давний союзник США и потому довольно часто их безопасности рассматриваются в совокупности, как единое целое. В этом смысле большая часть ответственности за происходящее в Европе взваливается на Америку, для которой спокойная Европа – залог неугрожаемости собственной национальной безопасности. После свершившегося Украинского кризиса, на первое место в военно-политической повестке США вновь выдвинулась старушка Европа. НАТО во главе с США, усмотрев старую-новую угрозу, принялись усиливать военный контингент преимущественно в странах Восточной Европы, наиболее опасающихся российской агрессии в их отношении[1]. Выходит, что европейская безопасность это, по сути, важнейшая часть безопасности евроатлантической, что, в свою очередь, увеличивает число игроков, ответственных за обеспечение мира и стабильности в обозначенном регионе.

В условиях постоянного упадочного состояния (описанного мной выше) системы безопасности европейского (а шире – евроатлантического) региона стоит наметить те больные места, которые и препятствуют формированию относительно спокойного, стабильного и мирного региона в лице Европы.

Первое и, пожалуй, главное больное место – концептуальная несогласованность. Теории мировой политики и международных отношений – это, безусловно, западные теории, сформированные и основанные на западном понимании общемировых тенденций. Приобретши общемировую известность и признание, эти теории стали перениматься соседними государствами, которые, однако, научились самостоятельно, в силу национальной специфики иначе трактовать основополагающие категории данных парадигм. В конечном итоге это привело к существенной разнице в понимании таких понятий, как «безопасность», «национальный интерес», «агрессор» и др. Результаты подобной несогласованности налицо: Россия очень трепетно относится к попыткам западных стран налаживать тесные связи с постсоветским пространством, а национальные интересы США распространились на весь земной шар. Отсюда вытекает нескончаемая конфронтация и непонимание целей друг друга. Закончится ли она, достигнем ли мы взаимопонимания? Вопрос риторический.

Второе больное место – мышление категориями времен холодной войны. Об этом довольно много пишут исследователи-международники, что указывает на действительное существование проблемы. Холодная война завершилась порядка 20 лет назад, мировая система претерпела существенные изменения, один из центров некогда внушительной мощи канул в лету, а отношения по линии Россия – Запад остаются на прежнем уровне «когда необходимо – партнер, в остальных случаях злейшая угроза». Причем формула эта действует в обоих направлениях. НАТО продолжает существовать, несмотря на самоликвидацию оппонента. А зачем? А чтобы сдерживать амбиции новой России, той, что стала довольно активно заниматься защитой своих национальных интересов за пределами своих исторических границ. Россия находится в топе угроз для НАТО, и это более чем показатель.

Видение России же не сильно отлично. Формирование образа врага в лице НАТО и США федеральными российскими СМИ в последние несколько лет приобрело интенсивнейший характер. Что это, если не реалии времен Хрущева или Брежнева? Все это можно списать на ответную реакцию, но ведь так было всегда.

Как видим, условий для налаживания сотрудничества довольно мало. Тем более, что подорваны отношения практически во всех сферах. Расхождение в позициях по поводу различных проблем мешает налаживанию конструктивного диалога, а непонимание взаимных намерений говорит о несовершенности работы дипломатических представительств и многочисленных международных организаций.

Нехватка эффективного диалога – главная подрывная составляющая в обеспечении безопасности в евроатлантике[2]. Односторонность действий еще не приводила к мирным урегулированиям конфликтов и безболезненным решениям серьезных проблем. В этом ключе стоит вспомнить войны в Ираке или перевороты в ряде ближневосточных государств. Необходим диалог, старый добрый (или злой) диалог, который поможет выявить точки, где интересы сторон хоть немного совпадают или соприкасаются, ибо полного совпадения интересов сторонам не достичь никогда, поскольку полное совпадение интересов означает, что одна из сторон находится в огромной зависимости от другой.

Странам Запада пора понять, что без России и без учета ее интересов вылечить хронический упадок системы безопасности Европы будет довольно затруднительно (или вовсе невозможно). Россия – это часть Европы, а значит ее интеграция в дела этого региона (не в ЕС) будет способствовать непосредственному укреплению стабильности в нем. России же стоит понимать, что жесткое антагонистическое восприятие Запада, как чего-то чуждого в определенных сферах (в экономике или культуре) не станет двигателем на пути к продуктивному сотрудничеству. Смена риторики на более мягкую, но не на «прогибающуюся» поможет в деле поиска общности интересов и решения насущных, злободневных проблем.

Подводя итог, отмечу, что в проявившемся рецидиве виновны все стороны: и США, и Европа, и Россия. Формулирование общих концепций взаимодействия, общепринятых ключевых понятий, определяющих внешние политики сторон и решительный поиск общих интересов путем установления многостороннего диалога – вот те малейшие меры, способные перевернуть сложившийся общемировой статус-кво.

 Источники

  1. F. Stephen Larrabee, Peter A. Wilson, John Gordon IV, The Ukrainian Crisis and European Security // RAND Corporation. URL: http://www.rand.org/content/dam/rand/pubs/research_reports/RR900/RR903/RAND_RR903.pdf (дата обращения: 10. 03. 2016)
  2. Игорь Иванов, Мюнхенский диагноз // Российский совет по международным делам (РСМД). URL: http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=7282#top-content (дата обращения: 16. 03. 2016)

 

 

 

blog comments powered by Disqus