ru
Новости
  • 28.08.2019

    Публикация работ конкурса эссе 2019 года

    Подробнее
  • 11.08.2019

    Опубликованы работы Лауреатов конкурса эссе 2019 г.

    Подробнее
  • 17.06.2019

    Всероссийский молодежный конкурс эссе 2019

    Подробнее
  • 25.03.2019

    Tворческий конкурс НАТО 70 лет/Эстония 15 лет в НАТО

    Подробнее

29.04.2016Маргарита Ващенко, Благовещенск

«Кризис системы европейской безопасности: возможности для взаимодействия или риск конфронтации?»

Ващенко Маргарита
Студентка 3 курса
Факультет международных отношений
Амурского государственного университета
г. Благовещенск

За время существования современной системы европейской безопасности отношения между странами блока НАТО и Россией с ее союзниками переживали взлеты и падения. Сейчас мы являемся свидетелями весьма серьезного усиления противоречий после начала Украинского кризиса. И все это происходит на фоне глобальных проблем, представляющих опасность для всего живого, активизации террористов и прочих угроз, которые требуют незамедлительных скоординированных действий всего мирового сообщества. Целью моей работы стало рассмотрение такого аспекта отношений России и НАТО, как кибербезопасность, так как она является одним из новых вызовов для такого технологически развитого региона мира как Европа и современного человечества в целом.

В XXI веке эта проблема актуальна как никогда, так как мы все чаще сталкиваемся с тем, что вещи, которые мы привыкли видеть в фильмах о будущем, можно увидеть в вечерних новостях. Однако вместе с прогрессом в мирной сфере, к сожалению, идет активная разработка всевозможных вредоносных технологий. Считавшиеся неприоритетными, угрозы информационной безопасности всегда отходили на второй план. В настоящее время эти проблемы стали обсуждаться значительно шире как внутри государств, так и на межправительственном уровне.

В чем состоит опасность киберпреступлений? Во-первых, им подвержены все системы, которые управляются автоматизировано. К таким системам относятся все высокотехнологичные производства, а также такие объекты как АЭС, ГЭС, космодромы и так далее. В теории, кибертеррористы способны проникнуть в систему атомной электростанции и повредить ее. Звучит угрожающе и неправдоподобно, но прецеденты были. Одной из последних крупных атак на атомный объект стало нападение в декабре 2014 г на электростанцию, принадлежащую корпорации KHNP, которая занимает 5-е место в мире по выработке атомной энергии. В результате этой атаки неустановленными преступниками была украдена часть информации, касающаяся как самого объекта, так и самих работников данного предприятия. К счастью, незаконная деятельность была замечена и остановлена на стадии, предшествующей заражению компьютеров внутренней сети АЭС, поэтому ущерба ядерным установкам причинено не было.[1]

Во-вторых, киберпреступления не связаны с применением обычного оружия, что создает дополнительные сложности с поисками нападавших. Зачастую они так и остаются неустановленными.

В-третьих, в киберконфликтах может участвовать множество негосударственных акторов, которые находятся под юрисдикцией различных государств, что затрудняет применение к ним каких-либо санкций.

В-четвертых, ввиду относительной новизны данной проблемы, значительной доработки или адаптации требует международное законодательство, так как большинство этих положений разрабатывались в то время, когда войны в информационном пространстве мало кто мог себе представить. [2]

Кроме того, особенность киберпреступлений состоит в том, что защита от них требует постоянной доработки. Это превращается в настоящую гонку за разработками преступников, так как безопасность всех важных систем сегодня вовсе не гарантирует того, что в ближайшем будущем не будут придуманы способы обхода этой защиты.

Всё вышеперечисленное не может не побуждать к диалогу на различных уровнях, включая межправительственные площадки. В плоскости Россия – НАТО данная проблема также не осталась без внимания. Работа велась как на уровне отдельных государств (например, двусторонняя договоренность президентов России и США в 2013 году о мерах доверия в сфере безопасности информационно - коммуникационных технологий (ИКТ) и их использования), так и в рамках таких организаций как СРН и ОБСЕ вплоть до 2014 года. Однако потом международная обстановка в Европе значительно ухудшилась ввиду Украинского кризиса, совместная работа по этому направлению была фактически остановлена, и стороны стали решать эту проблему по-отдельности.

Так, в НАТО этот вопрос рассматривался осенью 2014 г. на саммите в Уэльсе, где была разработана доктрина киберобороны. Важнейшим решением саммита стало то, что отныне действия в киберпространстве, нанесшие урон (гибель людей, разрушение инфраструктуры) стране-участнице Организации, подпадают под Статью 5 Вашингтонских соглашений, и влекут за собой вооруженный ответ НАТО, не ограничивающийся киберпространством.

Случаи, к которым можно применить данные решения уже имели место. В 2007 году Эстония подверглась трехнедельной кибератаке, из-за которой была парализована работа сайтов государственных учреждений, газет и другие. На час прекратил работу сайт одного из крупных банков. Согласно недоказанной версии Таллинна, виновниками данного инцидента стали хакеры из России. Причиной тому послужило перенесение Бронзового Солдата - памятника Воину-освободителю от немецко-фашистских захватчиков из центра Таллинна на военное кладбище и сопутствующие демонтажу массовые беспорядки. [3]

После этого инцидента Эстония стала инициатором договоренностей по части информационной безопасности, и сейчас позиционирует себя как одного из ведущих экспертов НАТО в этой области. С 2008 г. в Таллинне действует Центр защиты от кибертерроризма, обладающий статусом Международной военной организации. Кроме того, там прошло несколько крупных учений НАТО по кибербезопасности. Например, в 2015 году в учениях участвовало более 400 экспертов из 16 стран-участниц организации.[4]

В 2015 году министр обороны США Эштон Картер призвал НАТО усилить кибербезопасность с целью защиты от России. Наша страна и КНР на данный момент считаются основными странами, от которых исходят киберугрозы. Например, специалисты говорят о том, что во всех учениях в области информационной безопасности, проходящих в НАТО, в сценариях фигурирует нападение со стороны «некой страны», под которой имеется в виду Россия или Китай.[5]

В России также ведется работа по этому направлению. Так, в том же 2014 году была разработана военная доктрина, в которой подчеркнуты  потенциальные угрозы со стороны НАТО.  Предполагается дальнейшая работа по сотрудничеству в данной сфере с государствами других объединений, таких как ШОС и БРИКС.

На данный момент, к сожалению, как на политическом, так и на экспертном уровнях все реже звучат призывы к сотрудничеству и конструктивному диалогу с целью совместного решения накопившихся проблем киберпространства, и все чаще идет речь о возможной кибервойне и необходимости взаимного сдерживания в этой сфере. В этом заметна основная тенденция отношений России - НАТО последнего времени, которая заключается в том, что разногласия, появившиеся после Украинского кризиса, мешают полному и конструктивному диалогу по важнейшим на данный момент проблемам мирового сообщества.

В контексте кибербезопасности есть масса вариантов выхода из существующего кризиса, однако для их реализации обязательно условие относительной международной стабильности, которая способствовала бы полноценному диалогу.

На мой взгляд, первостепенной задачей является разработка соответствующего законодательства, которое регулировало бы поведение разнообразных акторов в киберпространстве на основе организаций, в которых учитывалось бы мнение различных стран, например, ООН или ОБСЕ. Данный шаг позволил бы препятствовать киберпреступности и кибертерроризму и устранять их последствия более успешно.

По моему мнению, полезным шагом в решении проблем информационной безопасности стало бы усиление сотрудничества между странами НАТО и Россией в плане пресечения киберпреступлений, поиску и наказанию преступников. Это создаст условия для развития и охраны правопорядка и безопасности в интернет-пространстве. При этом необходимо широко освещать данные мероприятия и подключать общественность для повышения уровня взаимного доверия.

Наконец, необходимо проведение совместных учений по реагированию на угрозы. Это позволило бы участникам таких учений объединить свои усилия и реагировать на новые вызовы более оперативно и эффективно. Совместные усилия в этой области принесут ощутимые результаты в обеспечении общемировой информационной безопасности.

Итак, в настоящее время мы все являемся свидетелями очередного ухудшения отношений и кризиса системы европейской безопасности. Однако есть известное мнение, что наступление кризиса – хороший повод решить накопившиеся проблемы. Может быть, в современных условиях страны Запада и Востока смогут прийти к пониманию, и фаза обострения международной обстановки окажется далеко позади, а насущные проблемы современности будут решены таким образом, что никто не останется в проигрыше.     



[1] Лукацкий, А. Кибербезопасность ядерных объектов [Электронный ресурс] / А. Лукацкий // Журнал Индекс Безопасности, №4 (115) 2015. – Режим доступа: http://www.pircenter.org/media/content/files/13/14513827960.pdf (дата обращения: 27.02.2016)

[2] Гаврилова, М. Применение международного права в киберпространстве [Электронный ресурс] / М. Гаврилова, О. Демидов, А. Козик, А. Стрельцов // Журнал Индекс Безопасности. – №4 (115) 2015. – Режим доступа: http://www.pircenter.org/media/content/files/13/14513439760.pdf (дата обращения: 01.03.2016)

[3][3] Юрченко, Г. НАТО беспокоит кибербезопасность [Электронный ресурс] / Г. Юрченко. – Режим доступа : http://www.belvpo.com/ru/11718.html (дата обращения: 01.03.2016)

[4] Казаковцев А.В. НАТО и кибербезопасность [Электронный ресурс] / А.В. Казаковцев // Вестник Волгоградского Государственного Университета. – №2. – 2012. – Режим доступа : http://cyberleninka.ru/article/n/nato-i-kiberbezopasnost (дата обращения: 27.02.2016)

[5] Макаренко, Г. Пентагон обновил стратегию кибербезопасности с учетом российской угрозы [Электронный ресурс] / Макаренко, Г. // РБК. –  Режим доступа : http://www.rbc.ru/politics/24/04/2015/553a180f9a7947416a95da37 (дата обращения: 10.03.2016)

 

blog comments powered by Disqus