ru
Новости
  • 28.08.2019

    Публикация работ конкурса эссе 2019 года

    Подробнее
  • 11.08.2019

    Опубликованы работы Лауреатов конкурса эссе 2019 г.

    Подробнее
  • 17.06.2019

    Всероссийский молодежный конкурс эссе 2019

    Подробнее
  • 25.03.2019

    Tворческий конкурс НАТО 70 лет/Эстония 15 лет в НАТО

    Подробнее

29.04.2016Марина Зосимова, Иваново

Текст Марины Зосимовой

Зосимова Марина,
Студентка 4 курса
Исторического факультета,
направления «Международные отношения»
Ивановского государственного университета,
г. Иваново

События последних двух лет – это и кризис на Украине, и активизация террористической деятельности в государствах Европы, и беспрецедентный наплыв беженцев, отчетливо продемонстрировали недостаточную эффективность и, более того, кризис существующей системы европейской безопасности. Состояние нынешней «натоцентричной архитектуры европейской безопасности» [3]. во многом определяются состоянием отношений России-НАТО, а на текущий момент эти взаимоотношения так же, как и диалог России и Евросоюза, оставляют желать лучшего.

Сегодняшняя фаза кризиса, которая началась в феврале-марте 2014 (с началом событий на Украине), является закономерным результатом развития отношений между Россией и США с их союзниками после окончания холодной войны. Несмотря на попытки выстраивать отношения в дружественном ключе, о чем свидетельствует привлечение России к деятельности Североатлантического альянса (в 1997 году был создан Совместный Постоянный Совет Россия-НАТО, функционирование которого обеспечивало механизм для взаимных консультаций [7], в 2002 году – Совет Россия-НАТО [8], который до недавнего времени оставался эффективной площадкой для координации действий между Российской Федерацией и Организацией Североатлантического договора), стороны так и не договорились об общем понимании основополагающих категорий. Так, например, понятие «неделимой безопасности», которое, согласно Основополагающему акту 1997 года и Римской декларации 2002 года, является одним из принципов отношений России и НАТО, определенно трактуется сторонами по-разному.

Кроме того, между Российской Федерацией и Соединенными Штатами – центральным игроком НАТО, существует фундаментальное несовпадение взглядов на устройство нынешнего мирового порядка [2].  и на определение таких категорий, как «суверенитет», «легитимность», «вмешательство во внутренние дела» и т.д. Стороны так и не пришли к согласию по поводу того, каким стал мир после окончания холодной войны – однополярным или полицентричным; по-разному определяется и место Росси в новом миропорядке. Действия США в Югославии, Ираке, Ливии продемонстрировали расхождения и в определении границ государственного суверенитета и поводов для применения концепции «ответственность по защите/обязанность защищать» (the responsibility to protect). Совокупность этих противоречий и привела к текущему кризису в отношениях России и Североатлантического альянса, поводом к которому стала ситуация на Украине.

Нынешнее состояние архитектуры европейской безопасности характеризуется отходом от основных принципов взаимоотношений между Российской Федерацией и Организацией Североатлантического договора. Так, например, заявляется, что Россия и НАТО не рассматривают друг друга как противников [7]. Но в то же время, в обновленной стратегия европейского командования вооруженных сил США говорится о том, что реваншистски настроенная Россия, наряду с массовой миграцией, кибер-атаками, затянувшимися негативными последствиями мирового финансового кризиса и недостаточным финансированием военных и оборонных нужд государств, является одним из факторов, ставящих под угрозу систему европейской безопасности и угрожающих глобальной безопасности и стабильности и представляет собой угрозу для союзников и партнеров США в различных регионах [14]. В новой же доктрине национальной безопасности Российской Федерации наращивание силового потенциала НАТО, активизация военной деятельности стран блока, дальнейшее расширение Альянса, а также приближение его военной инфраструктуры к российским границам рассматриваются как угрозы национальной безопасности России [10].

Таким образом, НАТО стремится к наращиванию своих сил в Европе, особенно в Восточной ее части [12], с целью «сдержать российскую агрессию» [14], исходя из того, что сокращение американского присутствия в Европе снизило способность США гарантировать условия безопасности. Кроме того, Североатлантический альянс продолжает оказывать поддержку Украине, Грузии и Молдове, а также официально пригласил Черногорию начать переговоры о том, чтобы стать 29-м членом НАТО [1].

Россия же видит воспринимает подобные действия как нарушение принципа неделимой безопасности (который для российской стороны заключается в неприемлемости действий, направленных на обеспечение собственной безопасности за счёт безопасности других участников международных отношений) и угрозу своей национальной безопасности и реагирует соответственно. Так, в российском МИДе заявили, что видят решение о начале переговоров с Черногорией о ее вступлении в Организацию Североатлантического договора как откровенно конфронтационный шаг, чреватый дополнительными дестабилизирующими последствиями для системы евроатлантической безопасности и что новый виток экспансии альянса напрямую затрагивает интересы Российской Федерации и вынуждает к соответствующей реакции [4]. Одной из таких ответных мер может стать размещение оперативно-тактических ракетных комплексов «Искандер-М» в Калининградской области на постоянной основе.

Такое положение является наглядной иллюстрацией «дилеммы безопасности», когда любое действие противоположной стороны воспринимается как угроза собственным интересам. Подобная ситуация характеризовала период холодной войны. Однако, существенным отличием нынешней ситуации от ситуации того времени является отсутствие гонки вооружений (Члены НАТО не стремятся к постоянному увеличению расходов на оборону. Большая же часть европейских государств-участниц организации не выполняют требование 2%, закрепленное в Стратегической концепции 2010 года [15]), так как несмотря на периодическую эскалацию напряженности между Россией и НАТО, Альянс все же не стремится переходить к полномасштабной конфронтации с ядерной державой [14]. Об этом свидетельствует такие факты, как отказ членов Организации Североатлантического договора поставлять летальное наступательное вооружение на Украину и отсутствие вооруженных сил НАТО и воинских формирований членов Альянса в стране; заявления представителей Европейского Союза [11] и Североатлантического альянса [13] о невозможности вступления Украины в соответствующие структуры в ближайшее время.

Кроме того, инцидент с российским бомбардировщиком Су-24, сбитым Турцией, продемонстрировал, насколько реальна опасность военного столкновения НАТО и РФ. После данного происшествия Вашингтон сделал выбор в пользу более глубокого взаимодействия с Москвой, нежели просто исполнение меморандума о предотвращении военного стол­кновения [9]. Желание избежать открытой конфронтации запустило процесс политического урегулирования конфликта в Сирии, итогом которого стала договоренность Соединенных Штатов и России по соглашению о прекращении огня в САР. Стоит также упомянуть, что генсек НАТО Йенс Столтенберг заявил, что  Североатлантический альянс не стремится к "конфронтации с Россией" и что во избежание повторения военных инцидентов с РФ и для налаживания политического диалога на данный момент ведется изучение возможности созыва заседания Совета Россия-НАТО [5].

 Подводя итог, стоит отметить, что нынешний кризис в отношениях России и НАТО носит системный характер и обусловлен фундаментальным несовпадением взглядов сторон на устройство мирового порядка и на существующие правила игры. В сложившейся ситуации имеются как возможности для сотрудничества (например, в урегулировании сирийского и украинского конфликтов), так и риски эскалации напряженности между Альянсом и Россией (яркий пример – действия Турции в конце ноября 2015 г.). На данный момент не наблюдается каких-либо значительных практических шагов со стороны НАТО (не считая заявлений представителей Альянса о возможном возобновлении заседаний Совета РФ-НАТО), нацеленных на реставрацию прежних отношений. Но есть тенденция и к избеганию конфронтации в отношениях с Россией. Вероятнее всего, подобный «status quo» сохранится, как минимум, до президентских выборов в США, а дальнейшее развитие диалога Североатлантического альянса с Россией во многом будет определяться курсом новой американской администрации. Но, вне зависимости от политики следующего главы Соединенных Штатов, конструктивные отношения НАТО с Россией не будут возможны до тех пор, пока стороны не придут к общему пониманию устройства миропорядка и не выработают приемлемые для всех «правила игры».

Список источников и литературы:

  1. Годовой отчет Генерального секретаря. 2015. С.7. Эл. ресурс: [URL: https://vk.com/doc217249443_437261450?hash=c6b79b747a1fbfe6d0&dl=5cc4d8e665eab57054]. Дата обращения: 20.03.2016.
  2. Д. Суслов. Глобальные аспекты новой конфронтации России и США. 11.11.2014. Эл. ресурс: [URL: http://www.globalaffairs.ru/number/Vserez-i-nadolgo-17102]. Дата обращения: 19.03.2016.
  3. И. Истомин. Эскалация взаимного сдерживания России и НАТО: перспективы регионального военно-политического баланса, 01.03.2016. Эл. ресурс: [URL: http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=7334#top-content]. Дата обращения: 19.03.2016.
  4. Комментарий Департамента информации и печати МИД России в связи с приглашением Черногории начать переговоры о вступлении в НАТО. 02.12.15. Эл. ресурс: [URL: http://www.mid.ru/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/1963259]. Дата обращения: 20.03.2016.
  5. НАТО изучает возможность созыва Совета Россия-НАТО. 09.02.2016. Эл. ресурс: [URL: http://ria.ru/world/20160209/1371877363.html]. Дата обращения: 19.03.2016.
  6. Основополагающий акт о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности между Российской Федерацией и Организацией североатлантического договора. 27.05.1997. Эл. ресурс: [URL: http://www.nato.int/cps/ru/natohq/official_texts_25468.htm]. Дата обращения: 19.03.2016.
  7. Основополагающий акт о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности между Российской Федерацией и Организацией североатлантического договора. 27.05.1997. Эл. ресурс: [URL: http://www.nato.int/cps/ru/natohq/official_texts_25468.htm]. Дата обращения: 19.03.2016.
  8. Отношения Россия-НАТО: Новое качество. Декларация глав государств и правительств Российской Федерации и государств-членов НАТО. 28.05. 2002. Эл. ресурс: [URL: http://www.nato.int/cps/ru/natohq/official_texts_19572.htm]. Дата обращения: 19.03.2016
  9. Регионализация и хаос во взаимозависимом мире: глобальный контекст к началу 2016 года. Январь 2016. Эл. ресурс: [URL: https://vk.com/doc280183192_437236398?hash=3db877bf9a6eca9ae8&dl=4876b86b47dfc5ae95]. Дата обращения: 19.03.2016.
  10. Указ Президента РФ «О стратегии национальной безопасности Российской Федерации» от 31.12.2015. Эл. ресурс: [URL: http://static.kremlin.ru/media/events/files/ru/l8iXkR8XLAtxeilX7JK3XXy6Y0AsHD5v.pdf]. Дата обращения: 20.03.2016.
  11. Юнкер исключил вступление Украины в ЕС и НАТО в ближайшие 25 лет. 04.03.2016. Эл. ресурс: [URL: http://www.forbes.ru/news/314217-yunker-isklyuchil-vstuplenie-ukrainy-v-es-i-nato-v-blizhaishie-25-let]. Дата обращения: 20.03.2016.
  12. NATO Expected to Approve Expansion of Troop Deployments on Eastern Flank. 05.02.2016. [URL: http://www.wsj.com/articles/nato-expected-to-approve-expansion-of-troop-deployments-on-eastern-flank-1454680933]. Access date: 20.03.2016.
  13. NATO Secretary General said that Ukraine can only submit an application for joining NATO after it conducts all the necessary reforms. 24.12.2014. [URL: http://sputniknews.com/politics/20141224/1016170820.html]. Access date: 20.03.2016.
  14. United States European Command Theater Strategy. October 2015. [URL: https://www.google.ru/url?sa=t&rct=j&q=&esrc=s&source=web&cd=2&ved=0ahUKEwiykuugu8_LAhWEZpoKHYf3AqAQFgghMAE&url=http%3A%2F%2Fwww.eucom.mil%2Fmedia-library%2Fdocument%2F35147%2Fuseucom-theater-strategy&usg=AFQjCNEiQYkAL3d_yO23Rvpl-8YgtsTbcg&sig2=Fl7YqeAIm2qDIu2Zvggk8Q&bvm=bv.117218890,d.bGs]. Access date: 20.03.2016.
  15. Defence Expenditures of NATO Countries (2008-2015). January 2016. [URL: http://www.nato.int/nato_static_fl2014/assets/pdf/pdf_2016_01/20160129_160128-pr-2016-11-eng.pdf#page=3]. Access date: 20.03.2016.

 

 

blog comments powered by Disqus