ru
Новости
  • 28.08.2019

    Публикация работ конкурса эссе 2019 года

    Подробнее
  • 11.08.2019

    Опубликованы работы Лауреатов конкурса эссе 2019 г.

    Подробнее
  • 17.06.2019

    Всероссийский молодежный конкурс эссе 2019

    Подробнее
  • 25.03.2019

    Tворческий конкурс НАТО 70 лет/Эстония 15 лет в НАТО

    Подробнее

09.08.2015

Aргументы представителей российской науки международного права, обосновывающие агрессию против Украины и аннексию Крыма Российской Федерацией

Aргументы представителей российской науки международного права, обосновывающие агрессию против Украины и аннексию Крыма Российской Федерацией

Собраны воедино теоретические изыскания российских авторов - юристов-международников о событиях 2013-2015 гг

Информационная война, которую Российская Федерация, хоть и отрицая это, активно ведет против Украины с 2013 года, с событий, касающихся заключения Соглашения об ассоциации между Украиной и Европейским Союзом, стала важной составляющей общей стратегии РФ по отношению к нашему государству на современном этапе. Совершая основные действия – препятствование европейской интеграции Украины, оккупацию и аннексию Крыма, агрессию на территории Донецкой и Луганской областей и оккупацию частей этих регионов, Россия демонстрирует понимание необходимости международно-правовой аргументации собственных действий и для своего населения, и для международного сообщества, в частности политиков, политологов, представителей международно-правовой доктрины, да и просто жителей иностранных государств. Очевидно, что речь идёт о комплексной работе по легитимации действий России, которой присуща полинаучность, то есть привлечение не только представителей науки международного права, но и конституционного, уголовного, административного права, а также политологов, историков, социологов и даже экономистов, культурологов и психологов.

Российские исследователи выдвинули значительный массив аргументов, призванных доказать законность действий России в Крыму, по отношению к Донецкой или Луганской областям Украины (или так называемым «ДНР» и «ЛНР») и Украине в целом. Среди работ представителей российской правовой науки – работы С.Бабурина,[1] Г.Вельяминова,[2] О.Деревянко,[3] В.Зорькина,[4][5] А.Ибрагимова,[6] В.Кряжкова,[7] С.Марочкина,[8] О.Хлестова,[9] В.Томсинова,[10][11][12] В.Толстых,[13][14][15][16] К.Сазоновой,[17] К.Толкачёва,[18] и других.

Отдавая должное попыткам этих и других учёных обосновать свою позицию современными международно-правовыми подходами, необходимо отметить, что, к сожалению, они часто просто повторяют и обосновывают тезисы представителей власти и официальной пропаганды. Тотальная зависимость аргументации, используемой российскими исследователями, от этих установок становится особенно очевидной при тщательном анализе научных работ: авторы пересказывают известные штампы власти и государственных СМИ о «фашистах», «бандеровцах», «преследовании по языковому признаку», «насилии по отношению к депутатам – противникам новой власти», «еврейских погромах», «антироссийском заговоре Запада», и другие подобные как якобы непреложную истину, и, вопреки научным подходам, не подкрепляют свои заявления никакими конкретными фактическими данными. Далее, уже на основе этих «истин», анализируются положения международного права. Содержание правовых норм, в свою очередь, искажается, извращается, вырывается из контекста. Значительное влияние на работы исследователей имеют положения изданных МИД РФ «Правовых обоснований позиции Российской Федерации по Крыму и Украине» и других официальных документов.

Следует признать, что приведение сколько-нибудь убедительных фактов крайне усложнено самой российской властью: например, изданная Министерством иностранных дел РФ «Белая книга нарушений прав человека и принципа верховенства права на Украине (ноябрь 2013 – март 2014)», которая должна была бы подтвердить все те серьезные обвинения в адрес «Майдана» и новой власти, которые якобы и стали причиной действий России в Крыму, многочисленными фактами, содержит слухи о словесных угрозах националистов по отношению к крымчанам, нигде так и не прозвучавших, и три (!) ссылки на локальные «события»,[19] которые с момента издания «Белой книги», то есть за полуторалетний период, так ничем и не подтвердились.

Обращаясь к общим тенденциям, отметим также, что к сожалению, российские исследователи, при рассмотрении событий 2014 – 2015 гг. с позиций международного права, часто прибегают к геополитическим размышлениям, вроде предложения Западу разделить мир на сферы влияния (С.Бабурин[20] называет это «распределением территориальных зон геополитической ответственности»), при которых судьбу Украины должна определять Россия; обращаются к «теориям заговора», как В.Томсинов в своей работе, претендующей на комплексность международно-правового анализа событий в Крыму, выделивший в качестве отдельных разделов такие как ««Украинский кризис» как война Запада против России» или «Международное право как инструмент идеологической борьбы на международной арене»;[21] применяют неправовые конструкты, такие как «историческая справедливость возвращения Крыма России» (открытое письмо президента Российской ассоциации международного права А.Капустина от имени этой организации).[22] Не отрицая возможности применения методов других областей знаний в правовых исследованиях и использования в правовом анализе категории справедливости как таковой, отметим, что в условиях наличия четких норм международного права, регулирующих отношения в соответствующих сферах, и договорных, и обычных, подобные подходы порождают сомнения в юридической обоснованности позиции России, что и заставляет обращаться к неправовым аргументам.

Ошибочным подходом является и анализ событий 2013 – 2015 гг. с точки зрения других юридических наук – конституционного права, ввиду отсутствия универсального конституционного права и очевидного вмешательства в сферу внутреннего регулирования, а также уголовного, административного и других отраслей права. То же касается исследований представителей различных отраслей науки в целом – политологии, истории, социологии и даже экономики, психологии, культурологии, исследований, также призванных обосновать действия РФ (работы А.Бондарчука,[23] Е.Бородинова,[24][25][26] И.Бочарникова,[27] П.Белова,[28] Н.Бугая,[29] И.Вепревой и Н.Купиной,[30] С.Глазьева,[31] А.Гушера,[32] А.Манойло,[33][34] Р.Николаенко,[35] С.Цатуряна,[36] Н.Шевченко[37] и других), ведь очевидно, что тема может и должна быть раскрыта в плоскости межгосударственных отношений и международного права. Известны негативные примеры применения методов политологии и социологии к международно-правовым вопросам, а в случае российских авторов речь, видимо, идёт также и о санкционированных государством попытках «взять количеством» аргументов, пусть и неправовых, в случае, когда правовые не найти.

Подтверждением проблем, связанных с работами представителей разных сфер науки, является обусловленная спецификой этих сфер крайняя свобода в обращении с информацией. Некоторые исследователи прибегают к аргументам, которые даже сложно анализировать, как, к примеру, доктор исторических наук Н.Бугай, утверждающий о покупке иностранными энергетическими компаниями пяти областей Украины,[38] или академик РАН, экономист и советник президента РФ С.Глазьев, рассматривающий ЕС как фашистское образование.[39] К сожалению, подобные «открытия» совершаются и учеными-юристами, в том числе и специалистами в международном праве; речь идет, к примеру о характеристике отношений Украины и Крыма, с международно-правовой точки зрения, как «мирной аннексии», то есть о применении подхода, ранее международному праву не известного.

Таким образом, аргументы и публикации представителей различных наук важны как источник аргументов в научном споре или анализе, но следует исходить из того, международное право дает исчерпывающие и полные ответы на поставленные вопросы. Не вызывает сомнений, что методологически верный анализ – международно-правовой, поскольку отношения по рассматриваемым вопросам (международная правосубъектность; применение государством силы на территории другого государства; соотношение норм о территориальной целостности государств и самоопределения народов; невмешательство во внутренние дела) регулируются именно международным правом.

Большой массив научных и псевдонаучных работ российских авторов по проблематике конфликта с Украиной вызывает закономерные вопросы о целях такого «комплексного подхода». Кроме пропагандистских, речь, прежде всего в контексте международно-правовых исследований, может идти о подготовке, пусть и к не близкому, судебному разбирательству и отработка аргументов на будущее как стороны спора или стороны уголовного производства.

Несмотря на очевидные недостатки подходов, демонстрируемых российской наукой при исследовании обстоятельств конфликта с Украиной, представляется очевидным, что надлежащий международно-правовой анализ событий 2013 – 2015 гг. невозможен без тщательного рассмотрения представленных россиянами основных аргументов в аспекте соответствия нормам и принципам международного права, практике их применения, современным доктринальным подходам. Каждый аргумент заслуживает отдельного и подробного анализа, который бы позволил согласится с ним или обоснованно опровергнуть.

 

[1] Бабурин С. Ялтинские договоренности великих держав в 1945 г. и их уроки для международного права // Вестник Омского университета. Серия «Право». 2015. - № 2 (43). - С. 54–57.

[2] Вельяминов Г. Воссоединение Крыма с Россией: правовой статус // Государство и право. — 2014. — № 9. — С. 12–18.

[3] Деревянко О.Г. Сравнительный конституционно-правовой анализ проведения АТО РФ на Северном Кавказе и Украиной в Луганской и Донецкой областях // Вестник Международного юридического института. — № 4 (51), 2014. – С. 52-59.

[4] Зорькин В. Право силы и сила права // Российская газета. – 28.05.2015.

[5] Зорькин В. Право – и только право // Российская газета. – 23.03.2015.

[6] Ибрагимов А. Воссоединение Крыма и Севастополя с Российской Федерацией в призме

международного права и мировой политики // Юридический вестник ДГУ. – 2014. – № 4. – С. 75 – 77.

[7] Кряжков В. Крымский прецедент: конституционно-правовое осмысление // Сравнительное конституционное обозрение. – №5. – 2014.

[8] Марочкин С. Взаимодействие правовых систем как общий вектор разития (отношение международного сообщества к принципу верховенства права: намерения и реальность) // Российский юридический журнал. - № 5 (98). - 2014. – С. 15 – 25.

[9] Хлестов О. Украина: право на восстание // Международный правовой курьер [Электронный ресурс]. — Режим доступа: www.inter-legal.ru/ukraina-pravo-navosstanie

[10] Томсинов В. «Крымское право» или юридические основания для воссоединения Крыма с Россией // Вестник Московского университета. Серия 11 «Право». — 2014. — № 2. — С. 3–32.

[11] Томсинов В. Международное право с точки зрения воссоединения Крыма с Россией // Законодательство. — 2014. — № 7.

[12] Томсинов В. Крымское право или Юридические основания воссоединения Крыма с Россией // Зерцало-М. – 2015. – 132 с.

[13] Толстых В. Л. Воссоединение Крыма с Россией: правовые квалификации // Евразийский юридический журнал. — 2014. — № 5 (72). — С. 40–46.

[14] Толстых В. Л. Three Ideas of Self-Deterrnination in International Law and the Reunification of Crimea with Russia // Zeitschrift für ausländisches öffentliches Recht und Völkerrecht = Heidelberg Journal of International Law (HJIL) : ZaöRV. – 2015. - № 1. – С. 119-140 .

[15] Толстых В. Л. Воссоединение Крыма и России: факты, квалификации, риторика // Новосибирский Юристъ : газ. Новосиб. юрид. ин-та (фи-ла) ТГУ. - 2015. - № 2-3 (92-93). - С. 5; 7.

[16] Tolstykh V. Reunification of Crimea with Russia: A Russian Perspective // Chinese Journal of International Law. – 2014. - № 13 (4). – P. 879-886

[17] Сазонова К. Международное право и украинский конфликт: что было, что будет, чем сердце успокоится // NB: Международное право.– 2014. — № 1. — С. 1–15.

[18] Толкачев К. Б. «Крымский вопрос» и современное право: к дискуссии о легитимности референдума // Евразийский юридический журнал. — 2014. — № 5.

[19] Белая книга нарушений прав человека и принципа верховенства права на Украине (ноябрь 2013 – март 2014) // Министерство иностранных дел Российской Федерации. – 2014. – 81 с. – С. 16, 17, 19.

[20] Бабурин С. Ялтинские договоренности великих держав в 1945 г. и их уроки для международного права // Вестник Омского университета. Серия «Право». 2015. - № 2 (43). - С. 54–57.

[21] Томсинов В. Крымское право или Юридические основания воссоединения Крыма с Россией // Зерцало-М. – 2015. – 132 с.

[22] Открытое письмо в Исполнительный совет Ассоциации международного права // Российская ассоциация международного права [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.ilarb.ru/html/news/2014/5062014.pdf.

[23] Бондарчук А. Лицо и сущность украинского фашизма // NB: Международные отношения. — 2015. – № 1. – С.144-152.

[24] Бородинов Е. Территориальный раскол и конфликт элит в Украине // Тренды и управление. – 2014. – № 1. – C. 51–62.

[25] Бородинов Е. Анализ особенностей государственного переворота на Украине // Международные отношения. – 2014. – № 2. – C. 244–253.

[26] Бородинов Е.Н. Анализ крымской внешнеполитической операции // NB: Международные отношения. — 2015. - № 1. – С.81-88.

[27] Бочарников И.В. Украинский кризис как элемент пояса стратегического окружения России // NB: Международные отношения.-2014.-4.-C. 7-32.

[28] Белов П.Г. Украина: некоторые особенности и перспективы геополитического конструирования // Пространство и время. - 2(16). – 2014.

[29] Бугай Н. Украина: деструктуризация власти // Историческая и социально-образовательная мысль. Toм 7 №3, 2015. – С. 13 – 25.

[30] Вепрева И., Купина Н. «Крымские» санкции: культурный сценарий и его развороты // Известия Уральского федерального университета. Сер. 2, Гуманитарные науки. — 2014. — № 3 (130). — С. 161-170.

[31] Глазьев С. Как не проиграть в войне // Мировой кризис - хроника и комментарии: http://worldcrisis.ru/crisis/1584472

[32] Гушер А.И. Экспертная оценка политико-экономической ситуации в Украине // Международные отношения.-2014.-3.-C. 326-331.

[33] Манойло А. Вооруженный мятеж в Украине может стать для России последним тревожным звонком // NB: Международные отношения. – 2014. – № 2.

[34] Манойло А. В. Вооруженный мятеж в Украине: волна цветных революций идет на Россию // NB: Международные отношения. – 2014. – № 3 – C. 27–35.

[35] Николаенко Р.А. Косовский прецедент во взаимоотношениях ведущих держав Запада и России: история и современность // Голос минувшего. Кубанский исторический журнал. – 2014. – № 1–2.

[36] Цатурян С. Украина 2014: техника и предварительные итоги государственного переворота // Тренды и управление. – 2014. – № 1. – C. 42-50.

[37] Шевченко Н. Российско-украинские отношения в контексте трансформации ценностей глобального мира // Историческая и социально-образовательная мысль. Toм 6 №6, Часть 2, 2014. – С. 34 - 38.

[38] Бугай Н. Украина: деструктуризация власти // Историческая и социально-образовательная мысль. Toм 7 №3, 2015. – С. 17.

[39] Глазьев С. Как не проиграть в войне // Мировой кризис – хроника и комментарии: http://worldcrisis.ru/crisis/1584472

Олександр Задорожній, юрист, завідувач кафедри міжнародного права Інституту міжнародних відносин Київського національного університету імені Тараса Шевченка

Источник: http://espreso.tv/blogs/2015/08/09/