ru
Новости
  • 16.12.2019

    Визит в штаб-квартиру НАТО

    Подробнее
  • 28.08.2019

    Публикация работ конкурса эссе 2019 года

    Подробнее
  • 11.08.2019

    Опубликованы работы Лауреатов конкурса эссе 2019 г.

    Подробнее
  • 17.06.2019

    Всероссийский молодежный конкурс эссе 2019

    Подробнее

27.11.2017

ИЗ ОТВЕТОВ НА ВОПРОСЫ С.В.ЛАВРОВА В ХОДЕ ВСТРЕЧИ С ПРОФЕССОРСКО-ПРЕПОДАВАТЕЛЬСКИМ СОСТАВОМ И СЛУШАТЕЛЯМИ АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ ДИПЛОМАТИЧЕСКОЙ АКАДЕМИИ, БАКУ, 20 НОЯБРЯ 2017 ГОДА

ИЗ ОТВЕТОВ НА ВОПРОСЫ С.В.ЛАВРОВА В ХОДЕ ВСТРЕЧИ С ПРОФЕССОРСКО-ПРЕПОДАВАТЕЛЬСКИМ СОСТАВОМ И СЛУШАТЕЛЯМИ АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ ДИПЛОМАТИЧЕСКОЙ АКАДЕМИИ, БАКУ, 20 НОЯБРЯ 2017 ГОДА

В Совете Россия-НАТО также были одобрены принцип неделимости безопасности и тезис о том, что НАТО не будет размещать на постоянной основе существенные боевые контингенты на территории новых членов. Это было во время одного из очередных расширений НАТО. Когда положение было одобрено, мы предложили договориться, что считать существенными боевыми контингентами, потому что в то время НАТО периодически направляла бригады, свои воинские подразделения в те или иные страны Восточной Европы, которые недавно стали членами Североатлантического альянса. Они категорически уходили также от этой работы, утверждая, что то, что есть сейчас, нельзя считать существенным. Иными словами, политические декларации оставались пустыми словами. Тогда, в 2009 г. мы предложили проект Договора о Евроатлантической безопасности, в котором кодифицировали политическое, провозглашенное в торжественной атмосфере президентами и премьерами обязательство, записав, что все мы обязуемся не укреплять свою безопасность за счет безопасности других. Если у кого-то возникает ощущение, что это происходит, он имеет право созвать официальный механизм и обсуждать, урегулировать возникающие озабоченности. Одно это послужило поводом для очень нервной реакции НАТО, которая категорически от этого отказалась. Более того в Альянсе отметили, что Договор направлен на распространение юридических гарантий безопасности на все страны ОБСЕ. Мы это подтвердили. Однако в ответ услышали, что так не будет, потому что только НАТО останется органом, предоставляющим юридические гарантии безопасности, а все остальные могут пользоваться политическими.

Вопрос: В начале сентября, выступая перед студентами МГИМО (У) и Дипломатической Академии, Вы сказали, что предлагали Западу юридически обязывающую договоренность о единой и неделимой безопасности на пространстве Евразии и Евроатлантики. Если бы Запад принял эту договоренность, то конфликты в Приднестровье, Нагорном Карабахе, Косово были бы урегулированы, а украинского кризиса и вовсе не было бы. Что такое в вашем понимании единая и неделимая безопасность? Это внеблоковый статус буферных государств? Ставится ли в зависимость урегулирование конфликтов с отношением России и Запада?

С.В.Лавров: Я имел в виду тот принцип, который в период эйфории в начале 90-х годов был озвучен западным миром. Принцип неделимости безопасности был торжественно продекларирован Западом совместно с другими странами, которые входят в Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе. Было торжественно провозглашено, что никто не должен укреплять свою безопасность в ущерб безопасности других. Это произошло в Париже в 1990-м году на саммите ОБСЕ, под этим подписались президенты и премьер-министры. Когда наступили нулевые годы, стали происходить события, которые шли в откровенное противоречие с принципом неделимости безопасности. Первое касается решения США о выходе из Договора по ПРО и начале создания системы ПРО в Европе под предлогом угроз со стороны Ирана, которые оказались надуманными.

Мы сразу предложили начать диалог по этой проблеме, дали свои выкладки, которые показывали те риски, которые несет развертывание ПРО в отношении Российской Федерации. Нам говорили только то, что это не направлено против нас, и никак не отвечали на профессиональные замечания наших военных, которые приводили баллистические, географические и прочие доводы. Профессионального диалога не было вообще. Тогда мы отметили, что они обязались не укреплять свою безопасность за счет безопасности других, а здесь мы чувствовали себя ущемленными. На что получили ответ, что это не против нас и не нужно волноваться.

Параллельно с упомянутым процессом в ОБСЕ в созданном Совете Россия-НАТО также были одобрены принцип неделимости безопасности и тезис о том, что НАТО не будет размещать на постоянной основе существенные боевые контингенты на территории новых членов. Это было во время одного из очередных расширений НАТО. Когда положение было одобрено, мы предложили договориться, что считать существенными боевыми контингентами, потому что в то время НАТО периодически направляла бригады, свои воинские подразделения в те или иные страны Восточной Европы, которые недавно стали членами Североатлантического альянса. Они категорически уходили также от этой работы, утверждая, что то, что есть сейчас, нельзя считать существенным. Иными словами, политические декларации оставались пустыми словами. Тогда, в 2009 г. мы предложили проект Договора о Евроатлантической безопасности, в котором кодифицировали  политическое, провозглашенное в торжественной атмосфере президентами и премьерами обязательство, записав, что все мы обязуемся не укреплять свою безопасность за счет безопасности других. Если у кого-то возникает ощущение, что это происходит, он имеет право созвать официальный механизм и обсуждать, урегулировать возникающие озабоченности. Одно это послужило поводом для очень нервной реакции НАТО, которая категорически от этого отказалась. Более того в Альянсе отметили, что Договор направлен на распространение юридических гарантий безопасности на все страны ОБСЕ. Мы это подтвердили. Однако в ответ услышали, что так не будет, потому что только НАТО останется органом, предоставляющим юридические гарантии безопасности, а все остальные могут пользоваться политическими, о судьбе которых я вам только что рассказал.

В то же время мы положили на бумагу свое видение того, что такое существенные боевые силы, которые не должны размещаться на постоянной основе на территории новых членов, все расписали по подразделениям, вооружениям, количеству людей и техники. Передали это в НАТО для начала диалога. Они категорически отказались даже разговаривать. То, что сейчас размещается в Восточной Европе, размещается под предлогом «российской угрозы». Они придумали, что российско-белорусские учения «Запад 2017» - это подготовка для агрессии против Прибалтики, что Россия хочет завоевать Белоруссию и никогда не выведет войска. Естественно ничто из этого не реализовалось. Наблюдатели были приглашены белорусской стороной при нашей поддержке. Все оказалось «липой». Тем не менее, те американские, канадские, немецкие, британские контингенты, которые подтянули под предлогом нейтрализации учений «Запад-2017», сейчас там остаются. Нам было сказано, что это непостоянное размещение, а ротационное, но оно будет регулярным. Нет никакой разницы находится ли постоянно на этой территории бригада или батальон, или просто будут меняться люди, личный состав.

Евроатлантическая безопасность должна быть безопасностью от Атлантики до Тихого океана и должна быть равной. Это означает, что не должно быть ситуации, когда одним предоставляют четкие юридические гарантии, а другие должны довольствоваться обещаниями, которые никто не собирается выполнять.

Источник: https://missiontonato.mid.ru/-/iz-otvetov-na-voprosy-s-v-lavrova