ru
Новости
  • 11.08.2019

    Опубликованы работы Лауреатов конкурса эссе 2019 г.

    Подробнее
  • 17.06.2019

    Всероссийский молодежный конкурс эссе 2019

    Подробнее
  • 25.03.2019

    Tворческий конкурс НАТО 70 лет/Эстония 15 лет в НАТО

    Подробнее
  • 24.12.2018

    Развитие международного научно-исследовательского сотрудничества в сфере исследований актуальных проблем формирования архитектуры Европейской безопасности.

    Подробнее

13.04.2016

Россия как партнер в европейской политике

 

Доклад Федерального института восточно-европейских и международных исследований   
(Berichte des Bundesinstituts fur ostwissenschaftliche und internationale Studien - BIOst)

 

Россия как партнер в европейской политике[1]

Генрих Фогель

Heinrich Vogel  (Hrgs.)

8 - 1996

_________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Краткое изложение

Предисловие.

Крах коммунизма и развал Советского союза пробудили надежду на возможность создания сообщества европейских государств, в котором Россия играла бы новую роль в качестве современного демократического государства и, в конце концов, преодолела бы свою традиционную замкнутость. Предполагалось, что государственные и экономические реформы, начатые президентом Ельциным, будут развиваться динамично. Что, в результате, сделает необратимым процесс открытия России Западу. Жестокость, с которой московское руководство подавило стремление Чечни выйти из состава РФ и игнорирование реакции шока со стороны западных партнеров, результаты выборов в Госдуму, политика президента, ориентированная исключительно на то, чтобы удержать власть в своих руках, обращение российских государственных деятелей, занимающихся внешней политикой, к категориям не существующего уже статуса великой державы - все это подвергает серьезному испытанию доверие европейских соседей. Усиливаются сомнения по поводу возможности нового партнерства европейских государств с Россией, а начинающееся разрушение иллюзий таит в себе угрозу преувеличенной интерпретации и чрезмерно обостренной реакции. Свидетельства тому можно найти как в российской, так и западной публицистике. Прием России в Совет Европы не привел ни к каким изменениям в данной ситуации; испытательный срок идет. Задача данного исследования, проведенного группой ученых из Федерального института восточно-европейских и международных исследований - это рассмотрение на фоне продолжительной нестабильности  внутренних структур и политических процессов в России причин подобных явлений. А также свободы действий российских политиков и прилагаемых западными государствами усилий для осуществления перехода от трудного сотрудничества к настоящему партнерству.

Источниками настоящего исследования послужили, прежде всего, опубликованные в России документы и аналитические материалы, а также многие работы по отдельным аспектам данной проблематики, изданные Федеральным институтом.

Выводы 

  1. Современная риторика российской внешней политики  отражает экстремально сложное положение внутри страны. В исторической перспективе, по-видимому, будет развиваться тенденция возврата от многовекового централизма к локализму, находящемуся на грани саморазрушения. Пока еще не решено, удастся ли удержать новое самосознание регионов в рамках крепких федеральных структур. Однако, во всяком случае, нельзя упускать из виду возрастающее стремление к восстановлению крепкого, сплоченного внутри государства и возрождению статуса великой державы на международной арене. Это стремление глубоко закрепилось в ностальгии прежней элиты, - которая в значительной степени осталась таковой и сегодня. Однако на самом деле оно восходит к еще более отдаленному периоду и проявляет себя в мышлении 19-го века (политическое равновесие между государствами и соотношение сил). Данные категории, - какими бы устаревшими оно не были, -  не исключают возможности неантагонистического сотрудничества с Западом. Однако это отношение было бы более сложным, если бы были одобрены приобретающие в последнее время все большую значимость представления о специфической исторической миссии России и ее превосходстве в культурном аспекте.
  2. С 1993 года внешняя политика России маневрировала в сторону возрастающего противоречия с внешним миром. Список актуальных проблем включает в себя конфликт в Югославии как выражение отношения к НАТО, контроль договора об обеспечении безопасности в Европе, ратификация договора СТАРТ-2, отказ России пересмотреть спорный вопрос о Курильских островах в интересах нормализации отношений с Японией. Довольно самоуверенно ведет себя Россия по отношению к государствам СНГ; она готова даже в открытую вступить в конфликт, когда речь заходит о политических интересах, касающихся энергетической политики, как, например, в Каспийском море. Задолго до снятия с поста бывшего министра иностранных дел российская внешняя политика возвращалась к старым синдромам, комплексам и стереотипам (намек на инобытие России, приписывание Западу стратегии окружения и изоляции в отношении России). Такого рода представления лежат в основе категорий и геополитической аргументации, используя которые в России продолжают сегодня вести дебаты о национальных вопросах. Вражда между "представителям Атлантического союза"  и "евразийцами" осталась в прошлом, националисты и "реалисты" закрепили свои позиции.
  3. Настаивание на самостоятельности, на соблюдении дистанции в отношении с Западом едва ли оспаривается, в то время, как, с другой стороны , укрепляется консенсус относительно приоритетной цели российской внешней политики: "активное и полноправное участие России как великой державы в установлении порядка на международной арене". (Козырев,1993). Менталитет, сосредоточенный на завоевании престижа, традиционная неспособность пойти на компромисс значительно осложняют отношения России с внешним миром, и всего лишь несколько голосов в Москве обращают внимание на связанную с этим опасность самоизоляции. Отсутствие четкого разделения власти и определенного, установленного образа действий приводит к тому, что важные решения в сфере внешней политики принимаются в узком кругу, к которому принадлежат не только уполномоченные конституцией органы и должностные лица. На сам процесс принятия решения оказывают влияние находящиеся за кулисами группы лиц, "обрабатывающие" членов парламента в пользу того или иного законопроекта (здесь следует назвать: органы безопасности, энергетический комплекс, военная промышленность, финансовое управление). Из данного наблюдения нельзя сделать вывод о наличии продуманных стратеги в сфере внешней политики. Во многих случаях различные аппараты власти подавали противоречивые сигналы, когда дело касалось внешней политики. В связи с этим есть основание для того, чтобы усомниться, способна ли вообще, российская внешняя политика к выработке последовательной стратегии.
  4. Однако, существует очевидное противоречие между стремлением играть роль великой державы и отрезвляющей действительностью со всеми вытекающими экономическими и финансовыми затруднениями. В сложившейся напряженной ситуации, сопровождающейся  внутренними конфликтами, российская внешняя политика в будущем могла бы стать более оппортунистической и менее соизмеримой, даже если установлены региональные приоритеты: в фокусе принимаемых Россией активных попыток по оказанию влияния находятся отношения с партнерами по СНГ. При этом в течение некоторого времени должны доминировать двусторонние отношения, т.к. продолжительные разногласия внутри СНГ препятствуют заключению реально выполнимых многосторонних соглашений. Сверх этого непосредственного подготовленного этапа российская внешняя политика продолжает следовать опыту, приобретенному в советский период: основным соперником остаются США, что очевидно не только из дебатов по поводу подписания важных договоров о разоружении. Вовлечение России в Боснийский конфликт представляет собой дальнейшую попытку пополнить ее досье. Что касается вопроса о контроле энергетических ресурсов Средней Азии, то Ближний Восток несколько отошел здесь на задний план. Готовность же России к сотрудничеству с Ираком, Ираном, и Индией (ценой конфликта с США) и ее сближение с КНР, скорее, можно мотивировать заинтересованностью в краткосрочных поставках экспорта, нежели размышлениями в течение длительного времени.
  5. Границы приближения к осознанию внешней политики и характера поведения в советскую эпоху могут быть достигнуты там, где речь идет о безвозвратно изменившихся основах российского общества, которое стало более открытым в экономическом и информационно-политическом плане. То есть здесь имеются в виду интересы новой экономической элиты и общества как целого. Специфический пост- советский плюрализм придает российской политике и экономике определенную степень стабильности. В тоже время, существуют очевидные тенденции укрепления системы, характеризующейся развитием монопольных структур и интервенциализмом. Самый большой потенциал неопределенности- это относится и к развитию внешней политики- заключается  в том, что избранный демократическим путем президент, именем порядка сокращающий до минимума или подчиняющий себе другие демократические органы, может рассчитывать на одобрение в широких кругах общественности. Не исключена возможность появления альянса антидемократически -  популистских сил с новым руководством, готовым к авторитарному господству, которое, однако, могло бы переоценить свои собственные силы в области внешней политики.
  6. Состояние экономических и военных ресурсов России свидетельствует о том, что она не смогла бы играть роль великой державы, способной действовать в глобальных масштабах. В данном контексте ресурсы определяются не только чисто экономическими факторами (производственная мощность, имеющееся в распоряжении сырье, источники энергии), но и политическими (функционирующая должным образом политическая и правовая система, способность центральных властей отстаивать свои права в борьбе с диссидентствующими группировками, преследующими свои интересы). Последствия ампутации традиционных поставок и источников финансирования в результате распада Советского Союза так и не удалось преодолеть. В процессе сокращения производства, наблюдаемого в экономике и продолжающегося с 1990 года, скапливаются последствия спада производства, обусловленного преобразовательными реформами, и непоследовательной, противоречивой политики стабилизации. Инвестиционная задолженность не может быть ликвидирована  в короткий срок. В связи с этим не может быть аннулирован технический износ инфраструктур и производственного оборудования.
  7. На ближайшее время экономического потенциала России хватит для укрепления силовой позиции лишь в региональных рамках. Вопреки недавним прогнозам нельзя ожидать сенсационного поворота в развитии всеобщего производства. По абсолютной величине валового продукта страны Россия могла бы, пожалуй, в ближайшее время занять место среди экономики среднеразвитых стран, таких, как, например, Франция или Бразилия. Российская экономика держится на плаву за счет уникальных по своему объему запасов природных ресурсов, (выступающих в качестве средства получения международных кредитов). Высокотехнологический потенциал страны не располагает, однако, достаточным ассортиментом изделий высшего качества, способных составить конкуренцию на мировом рынке. Т.о., одних ресурсов недостаточно для осуществления подъема экономики и требующейся широкой модернизации производства. Поскольку предвидится истощение запасов сырья, то альтернативы могут быть найдены в реинтеграции  энергетических и  человеческих ресурсов СНГ. Однако такая стратегия, конечно, была бы связана со значительной степенью риска в области внешней политики; поэтому существует надежда, что российской руководство отдаст все же предпочтение реформам в области внутренней политики и попытается достигнуть мирового прогресса в сфере обрабатывающей   промышленности и бытового обслуживания. Только таким путем России удалось бы привлечь к себе внимание крупных иностранных инвестиций.
  8. Пока что Россия претендует на выдающуюся роль в международной политике, на все еще довольно впечатляющий военный потенциал и, таким образом, следуя традиции политики советского государства в послевоенный период, выступает как "одномерная власть", т.е. без экономической и технологической основы. Развал Советского Союза повлек за собой сокращение военных структур непосредственно в результате разделения вооруженных сил, а косвенной причиной послужил экономический спад. Российская Федерация остается сегодня крупнейшей военной державой в Европе и Азии, однако удержать эту позицию она сможет только при ясном смещении акцента в пользу военного и оборонного бюджета. Материально и технически все это выполнимо; тем самым  Россия может сохранить способность осуществления ядерного удара и в то же время поддержать статус  ядерной супердержавы. То, что осталось от Советской армии, которая была создана для всеохватывающей, потенциально ядерной войны, не подходит в плане обучения, вооружения и структуры для улаживания военных конфликтов, которые можно ожидать сегодня. На осуществление так широко обсуждаемой реформы по перевооружению обычных вооруженных сил в мобильные, боеспособные подразделения не выделяются финансовые средства. Даже само планирование данной реформы идет непоследовательно. Научные исследования, необходимые для развития новых систем оружия также поставлены под сомнение вплоть до первой декады будущего столетия, что, в итоге, может повлечь необратимые последствия в отношении оснащения российских вооруженных сил. Через некоторое время Россия, вероятно, может утратить способность развивать и производить системы высокотехнологичного  оружия. В результате это может привести к тому, что она станет импортировать оружие.
  9. Даже если желания российской элиты все еще направлены сегодня на восстановление Россией статуса великой державы на международной арене, то они были бы более близки к реальности при рациональном подходе и использовании возможности интеграции в систему международных альянсов. В сфере внешней политики блеф, такой, как, например, в последнее время угроза возврата к старой политической системе или приход к власти авантюристов а-ля Ж., не может бесконечно повторяться.  Поэтому для определения направления российской внешней  политики и политики безопасности позиция Запада может иметь решающее значение. Запад должен помочь российским политикам отказаться от того, чтобы принимать желаемое за действительное, и от старых представлений об угрозе со стороны Запада. До поры до времени в российской политике, вероятно, наряду друг с другом должны существовать различные и даже противоречивые подходы и начинания: тоталитаризм и свобода, рыночная экономика и интервенционизм, настаивание на централизованной власти и стремление к региональной автономии, традиционная позиция великой державы и прагматическая реалистическая политика.
  10. Возможности влияния Запада на российскую политику и на развитие российской модели, сочетающей в себе демократию и плюрализм, ограничены. Во что бы то ни стало соседи России по Европе заинтересованы в становлении мощной государственной власти. Наиболее важно, конечно, чтобы Москва оставалась верной основному демократическому консенсусу (государство, основанное на законности, уважении прав человека, а также создание многопартийной системы, предусматривающей выборы на свободной, демократической основе), чтобы укрепить веру в то, что существует противовес для сохранения равновесия даже перед соблазном возврата к авторитарной системе. Пока основы российской государственности не закреплены еще должным образом, необходимо подвергать явной критике серьезные нарушения совместно утвержденных принципов.  С одной стороны, отношение Запада станет более соизмеримым для России. С другой стороны, это повысит чувство ответственности российского политического руководства, т.к. более ответственно рассчитывается сумма расходов прибыли в результате своих же собственных действий. Наряду с официальным уровнем дипломатических актов и экономической взаимозависимости, необходимо широко развивать сотрудничество с Россией и на региональном уровне на основе общественных контактов и контактов в сфере культуры. Только так в российском общественном мнении может укрепиться сознание того, что величие и влияние страны измеряется модернизацией отечественного производства, ее экономической конкурентоспособностью, способностью к сотрудничеству на политическом уровне, а не количеством располагаемых данным  государством военных дивизий (выделено - ред.). Как некогда мощная военная держава, Россия несет особую ответственность за осуществление конверсии и дальнейшее развитие крупных проектов по разоружению (СТАРТ-2, химическое оружие, "Открытое небо"), а также за предотвращение распространения ядерного оружия и технологии производства ядерного оружия. Возникавшие до сих пор осложнения не должны быть интерпретированы как принципиальный поворот к конфронтационной политике времен холодной войны. В частности, участие России в улаживании конфликта в Югославии позволяет надеяться на продолжение сотрудничества с Западом.
  11.  Партнерские  отношения с Россией, которые должны стать гарантией безопасности в мире, и к которым так стремится Запад, принимают форму акта, преследующего две цели. России, в соответствии с присущей ей выдающейся значимостью в сфере политики, будет выделена роль государства, разделяющего ответственность за соблюдение нового порядка сохранения мира в Европе. И в то же время речь идет о принятии стран Восточной Европы в евроатлантические структуры. Лихорадка, вызванная обсуждением данной темы, дает неверное представление о том факте, что для вступления последующих кандидатов в НАТО потребуется длительный срок. Накал дискуссий объясняется предвыборной борьбой кандидатов в Госдуму РФ, когда они прорабатывали данную проблему с целью создания себе некоего патриотического профиля. В качестве возможных вариантов для разрешения проблемы предлагаются: укрепление ОБСЕ как средства предотвращения конфликтов и сохранения мира (при этом, однако, не возвышая данную организацию над НАТО или ЕС); явное растягивание сроков возможного приема новых членов в НАТО;  заключение договора между НАТО и Россией о сотрудничестве в военно-технической сфере прежде, чем будут предприняты последующие шаги в связи с принятием новых членов; явный отказ от размещения ядерного оружия и зарубежных войск на территории новых членов блока;  укрепление отношений ЕС со странами Восточной Европы, Балтийского региона, Украиной и, не в последнюю очередь, настаивание на расширении последовательных действий по обеспечению политики безопасности, не касаясь сферы военных проблем.
  12.  Россия, как гравитационный центр всякого рода развитий в рамках евроазиатского региона. Может обходиться и без вступления в такие западные союзы, как НАТО и ЕС, и, скорее, она даже не заинтересована в этом варианте, поскольку в этом случае пришлось бы отказаться от своего сувиренитета. С другой стороны, возможности, обеспечивающие тесную экономическую связь в течении длительного времени (например, за счет создания зоны свободной торговли), порождают довольно сильные стимулы для того, чтобы делать страну открытой и продолжать осуществление реформ. Создание стабильности в Европе в течении длительного времени зависит, скорее, больше от экономических и политических, нежели военных аспектов. Отсюда очевиден и характер будущих отношений России с европейскими объединенными сообществами. Непосредственной целью данных отношений должно стать систематическое расширение сотрудничества, которому в настоящее время все еще присущи такие черты, как ненадежность и в некотором роде избирательность. Решение срочных проблем регионального характера ( например, таких как ненадежность в эксплуатации атомных электростанций, организованная преступность, возмещение России долгов со стороны государств СНГ) не терпит отлагательств. Целью западной политики остается переход от сотрудничества к доверительности и крепким партнерским отношениям. Добиться согласования интересов внешней политики и политики безопасности можно только на основе взаимного соглашения в отношении основных ценностей и принципов политической демократии, на основе совместимости экономических систем и тесной экономической связи. Поэтому решающим фактором является готовность российского руководства серьезно отнестись к заинтересованности Запада в обеспечении стабильности во всей Восточной Европе. Не злоупотреблять своим главенствующим положением по отношению к государствам СНГ и нормализовать контакты со своими соседями - государствами Балтии и Восточной Европы. Россия будет играть выдающуюся позитивную роль только тогда, когда откажется от образа мышления, не соответствующего статусу великой державы. От предъявления претензий на особые привилегии и действий, противоречащих принятым международным обязательствам.


[1] Сокращенный перевод с немецкого: Татьяна Пипкова, Анна Волкова (Ассоциация "Евроконтакт"), 1996, г. Волгоград

 

blog comments powered by Disqus