ru
Новости
  • 28.08.2019

    Публикация работ конкурса эссе 2019 года

    Подробнее
  • 11.08.2019

    Опубликованы работы Лауреатов конкурса эссе 2019 г.

    Подробнее
  • 17.06.2019

    Всероссийский молодежный конкурс эссе 2019

    Подробнее
  • 25.03.2019

    Tворческий конкурс НАТО 70 лет/Эстония 15 лет в НАТО

    Подробнее

26.08.2019

Ахмед Цураев, «Архитектура европейской безопасности и перспективы ее формирования в контексте отношений Россия-НАТО-ЕС»

Цураев Ахмед Рустамович
Студент 3 курса
Института международных отношений
Пятигорского государственного университета
г. Пятигорск 

«Архитектура европейской безопасности и перспективы ее формирования в контексте отношений Россия-НАТО-ЕС»

В январе этого годы Часы Судного дня показали две минуты до полуночи. Это показатель 1953 года, который, я считаю, должен был привести всех мировых лидеров в состояние крайней обеспокоенности. Однако этот прогноз был бы слишком оптимистичен.

Казалось бы, после многовекового опыта противостояний на европейском пространстве, стабильность и мир давно должны были стать ореолом европейской цивилизации. Следует сказать, что европейские страны как никто другой близки к пониманию важности перманентного диалога и сотрудничества. Однако практика показывает, что в современном мире взаимозависимость мировых акторов достигла такого уровня, что процесс принятия основополагающих, фундаментальных решений в области безопасности неотделим от включения в него все увеличивающегося числа сторон и факторов.

Слова о том, что архитектура европейской безопасности сегодня находится в стадии трансформации, сегодня приелись настолько, что не вызывают ничего, кроме зевоты. Состояние неопределенности и непредсказуемости, о котором эксперты говорят уже не первый год, сменилось более четким негативным вектором, говорящем о явной неготовности нынешних лидеров всех задействованных акторов принимать решения на основе взаимных интересов.

По моему мнению, наиболее важной проблемой как была, так и остается, проблема милитаризации европейского пространства. Кризис договоров РСМД и СНВ, о готовности решать и обсуждать который американские и российские лидеры заявляют изо дня в день, не только не приблизился к разрешению, но и усугубился. Поддерживаемый американской администрацией вектор на императивную форму взаимодействия с ядерными державами усугубляется под воздействием встречной жесткости Китая в данном вопросе, во многом вызванном торговым противостоянием держав и откровенно агрессивной стратегией США в вопросе таможенных пошлин на китайскую продукцию.

Завершившаяся работа третьей сессии Подготовительного комитета Обзорной конференции 2020 года по рассмотрению действия Договора о нераспространении ядерного оружия при этом показала, что готовность работать над проблемой ядерной безопасности все еще есть [5]. Рядом стран была высказана неготовность поддержки безусловного и бессрочного продления ДНЯО ввиду его очевидной неэффективности. Здесь следует сказать о влиянии несоблюдения странами НАТО статей I и II ДНЯО, а именно о размещении ядерных вооружений на территории неядерных государств. Это противоречит Договору и ставит под удар незыблемость международных норм в области ядерной безопасности.

Кризис ДРСМД ставит под удар архитектуру европейской безопасности. Общее состояние взаимной напряженности в данном вопросе сопровождается продолжающимися взаимными обвинениями и отсутствием существенной доказательности позиций обеих сторон. Россия обвиняет США в проведении испытаний средств ПРО ракет-мишеней (Нera, LRALT и MRT), сходных по характеристикам с ракетами средней и меньшей дальности [4]. США и НАТО обвиняют Россию в создании новых видов крылатых ракет, дальность которых выходит за рамки договора, а также в проведении их испытаний. Россия не предоставила существенных доказательств в отсутствии подобных испытаний и разработки новых видов вооружений, а США, в свою очередь, отказываются идти на диалог, основанный на взаимном инспектировании [3].

Еще важнее то, что, если в эпоху холодной войны стороны делали акцент на увеличении количества ядерных боеголовок, то сегодня упор сделан на повышение их качества. Все чаще звучат взаимные обвинения в модернизации средств доставки боеголовок, в проведении ядерных испытаний, в использовании искусственного интеллекта и перспективы милитаризации космоса. Именно это во многом является отправной точкой кризиса договора СНВ, который, по сути, развязывает руки обеим державам [6]. Опасность обретения договором статуса ничтожности усугубляется нынешним положением дел в ядерной милитаризации несанкционированных на это стран – Ирана, Северной Кореи – где США и РФ, основываясь на исторической ответственности за ядерный баланс, просто обязаны выступать менторами.

Существует несколько основных позиций, с которыми выступают сторонники сохранения существующего (существующего ли?) баланса ядерных сил. Первая гласит о том, что «ядерной пятерке» следует прийти к консенсусу и выработать новые актуальные механизмы нераспространения и ограничения. Вторая, более реалистичная, настаивает на включение в договорные процессы «новых ядерных стран», список которых еще предстоит установить. Так или иначе, при сохраняющейся неопределенности трудно сказать, создастся ли на европейском пространстве система, свободная от ядерных вооружений. По моему мнению, прогресс в данном направлении невозможен при односторонней инициативе и ограниченности экспертным взаимодействием и требует политической воли и хотя бы минимального доверия.

Сохраняет актуальность уже ставшее традиционным усиление позиций Альянса на юго-восточных рубежах. Размещение в Польше повышенного военного контингента, а также эскадрилий ударных разведывательных беспилотников MQ-9, стало прямым подтверждением выбранной штатами концепции сдерживания. Избранные методы не могут не вызвать зеркальных мер с российской стороны, о чем ее представители неоднократно заявляют.

22 мая на заседании Военного совета Альянса была принята новая военная стратегия НАТО [8]. Это произошло впервые за десятилетия и говорит о явном ужесточении подходов Альянса к обеспечению безопасности. По словам генерального секретаря организации Йена Столтенберга, это стало ответом на возросшую «российскую ядерную угрозу» [7]. Новая стратегия не только отразила готовность Альянса укреплять присутствие в традиционных регионах, но и обратить внимание на новые сферы. Вторая статья стратегии гласит об усилении военного присутствия Альянса в Черноморском регионе. Это произошло на фоне керченского инцидента с украинскими кораблями и расширило зону противостояния. В стратегии также упомянуто, что НАТО продолжит наращивать потенциал в Румынии и будет увеличивать число военных учений в близких к России странах. Освоение новых принципов «диалога» с Россией происходит на фоне уже происходящих учений в Польше, Восточной Европе и в Балтийском море [1].

Расширение НАТО на восток уже не следует рассматривать как нечто из ряда вон выходящее, тем более что это не противоречит Уставу Альянса. Российская сторона заявляет о вынужденном наращивании военного потенциала у европейских границ, и это также следует принять как данность уже с американской стороны. По словам представителей Альянса, построение пояса безопасности в рамках трех морей – Балтийского, Адриатического и Черного – служит гарантом безопасности НАТО  на восточных рубежах, однако изначальное существование этих самых рубежей находится под вопросом, т.к со времен окончания холодной войны достаточно сложно определить, какая из сторон выступила инициатором возврата к милитаризации. С другой стороны, возгласы о приближающейся большой войне звучат по меньше мере нереалистично. Расширение западного блока в сторону российских границ скорее является отражением занявшего главенство силового подхода.

Прошедшие недавно выборы в Европейский парламент отразили несколько новых явлений в общественно-политической жизни Союза. Во-первых, отразилась повышенная заинтересованность европейцев в будущей жизни союза – явка составила более 50%. Граждане Союза показали максимальную за 25 лет явку, чем отразили большой комплекс дискуссионных вопросов, решения которых люди хотят видеть в новых партиях. Брюссельская бюрократия показала низкую эффективность в решении наиболее злободневных вопросов: миграции, формирования бюджетов, вопросы внешней политики, безработица, терроризм. Политическая активизация европейцев в пользу партий, находящихся в оппозиции, говорит об их готовности к переменам. Евроскептики получили 171 место и, сумев привлечь беспартийных депутатов, смогут оказать существенное воздействие на жизнь Союза [2]. Какими будут эти изменения и будут ли они вообще – покажет время, однако говорить о существенных шагах к потеплению отношений с Россией еще рано.   

Суммируя вышесказанное, складывается вывод о том, что в ближайшее время не следует ждать существенных позитивных изменений во взаимодействии России и НАТО в вопросах европейской безопасности. Продолжающийся тренд на усиление и запугивание путем увеличения военного присутствия нельзя назвать продуктивным ни у одной из сторон. Однако есть ряд мер, предприняв которые сторонам удастся приблизить возникновение атмосферы, благоприятной для продуктивного диалога:

  1. Поддерживать и увеличивать диалог на экспертном и военном уровне.
  2. Установить механизмы взаимного контроля над ядерными вооружениями путем проведения инспектирования и наблюдения.
  3. Сотрудничать в сфере недопущения новых ядерных угроз.
  4. Приостановить увеличение военных контингентов на приграничных территориях и начать обсуждение их уменьшения.
  5. Приостановить модернизацию технологий, связанных с ядерными вооружениями.

Принятие этих мер не решит все проблемы европейской безопасности, однако позволит перейти от режима перекрестных бездоказательных обвинений к режиму взаимно уважаемого диалога.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Балтийский флот России проконтролирует учения НАТО Baltops [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://russian.rt.com/russia/news/641387-baltiiskii-flot-nato (дата обращения 10.06.19)
  2. Выборы в Европейский парламент 2019: перемены в Старом Свете [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/vybory-v-evropeyskiy-parlament-2019-peremeny-v-starom-svete/ (дата обращения 10.06.19)
  3. Выход США и России из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/6069375 (дата обращения 10.06.19)
  4. ДРСМД, СНВ-3 и кризис в российско-американском контроле над вооружениями [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/comments/drsmd-snv-3-i-krizis-v-rossiysko-amerikanskom-kontrole-nad-vooruzheniyami/?sphrase_id=29875931 (дата обращения 10.06.19)
  5. «Дух ДНЯО» или «Let us be realistic»? [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/dukh-dnyao-ili-let-us-be-realistic/ (дата обращения 10.06.19)
  6. Есть ли жизнь после смерти контроля над вооружениями? [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/est-li-zhizn-posle-smerti-kontrolia-nad-vooruzheniami/ (дата обращения 10.06.19)
  7. Как НАТО противостоит ядерной угрозе из России. Стратегия в четырех пунктах [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.bbc.com/russian/features-48474508 (дата обращения 10.06.19)
  8. Новая военная стратегия НАТО утверждена Военным комитетом 22 мая [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/6470663 (дата обращения 10.06.19)