ru
Новости
  • 28.08.2019

    Публикация работ конкурса эссе 2019 года

    Подробнее
  • 11.08.2019

    Опубликованы работы Лауреатов конкурса эссе 2019 г.

    Подробнее
  • 17.06.2019

    Всероссийский молодежный конкурс эссе 2019

    Подробнее
  • 25.03.2019

    Tворческий конкурс НАТО 70 лет/Эстония 15 лет в НАТО

    Подробнее

10.06.2017

Алексей Станонис, Европейская безопасность: основные вызовы и перспективы

Станонис Алексей
студент 1 курса,
кафедра международных отношений,
Восточный Институт — Школа Региональных и международных Исследований,
Дальневосточный Федеральный Университет,
г. Владивосток

 Европейская безопасность: основные вызовы и перспективы 

На сегодняшний день Европа столкнулась с рядом вызовов своей безопасности, каждый из которых заслуживает внимания и глубокого исследования, однако в этой работе будут рассмотрены три из них. 

Терроризм на почве исламского радикализма 

Одной из типовых логических ошибок является ситуация, когда последовательно произошедшие события принимаются за причину и следствие.

Заблуждение такого рода было бы считать перемещение в Европу большого числа беженцев-мусульман в рамках миграционного кризиса, начавшегося в 2015 году, главной причиной роста количества терактов на её территории. Действительно, он оказал влияние на криминогенную ситуацию в Европе, подстегнув развитие этнической преступности, однако большинство ответственных за террористические акции последних лет попали в европейские страны в докризисный период либо родились в них.

Чем обусловлено решение членов благополучного европейского общества обратиться к радикальным идеям и как бороться с этим явлением?

Главной причиной является отказ функционировавших механизмов ассимиляции неевропейских мигрантов. Ранее из-за длительности и высокой стоимости пути миграцию в Европу могли себе позволить только обеспеченные переселенцы. Материальный ценз обеспечивал определённый уровень образования, обуславливавший востребованность мигрантов на новом месте. Кроме того, чаще всего мигрантами становились жители колоний, переселявшиеся в метрополию, а значит владевшие местным языком, что упрощало адаптацию.

Научно-технический прогресс уменьшил транспортные расходы, и переселение стало доступно значительной части населения развивающихся стран. Социальная политика некоторых стран, оказывающих мигрантам значительную безвозмездную финансовую помощь, освободила мигрантов от необходимости трудоустройства и дополнительно стимулировала переселение.

Это привело к тому, что в конце XX века на территории экономически развитых европейских стран стали появляться районы компактного проживания мигрантов. Из-за нежелания провоцировать этнические волнения, а также из опасений за свой личный  состав, эти районы не подвергаются полицией стандартным процедурам обеспечения правопорядка. Стоит отметить, что демократический режим со временем позволил мигрантским диаспорам серьезно влиять на местные выборы, лоббируя свои интересы (например, продавливая реализацию программ по воссоединению семей [1]) и старательно ограждаясь от влияния (прежде всего культурного) европейцев, так как население некоторых таких районов, часто обладающее избирательным правом, увеличилось достаточно, чтобы стать привлекательной электоральной базой для местных политиков.

Таким образом, Европа получила большое количество молодого населения без образования и определённого рода занятий, противопоставляющее себя европейцам как культурной и религиозной общности, ставшее лёгкой добычей для эмиссаров террористических организаций.

Предотвратить теракт на стадии реализации практически невозможно. Меры пропускного контроля, применимые для ключевых объектов (аэропортов, электростанций), подходят не для всех мест массового скопления людей. Замкнутые линии коммуникаций с большой проходимостью (станции метро крупных городов, железнодорожные вокзалы) не могут себе позволить детальный досмотр, поскольку это парализует транспортную инфраструктуру города. Это также неактуально для открытых площадок (автобусные остановки, рынки). Следовательно, решение проблемы терроризма кроется в профилактической работе.

Не смотря на менее разборчивый подход китайских властей к соблюдению прав человека, интернет-каналы вербовки пока не поддаются полному контролю даже проекту “Золотой щит”, в то время как оперативная работа по пресечению теракта на стадии подготовки легко реализуема - многие теракты могли быть пресечены, так как их исполнители заблаговременно попадали в поле зрения специальных служб. Сложность состоит в том, что для этого европейским властям придётся ужесточить подход в работе с подозреваемыми в терроризме и поступиться целым рядом идеологических установок, отказавшись, прежде всего, от отрицания этнического и религиозного аспекта и его важности в этой сфере.

Повысить эффективность контртеррористической борьбы могло бы и сотрудничество с Россией, обладающей позитивным опытом борьбы с исламским радикализмом на своей территории. 

Украинский оружейный “чёрный рынок” 

Вооружённый конфликт привёл к резкому увеличению количества неучтённого оружия на Украине, что не может быть не рассмотрено как серьёзная угроза европейской безопасности.

Можно с уверенностью утверждать о наличии нелегального коридора поставок оружия через Румынию, что подтверждается журналистскими расследованиями [2]. Согласно оценке ряда экспертов, оружие, использованное при нападении на редакцию Шарли Эбдо в 2015 г. (автоматы CZ Sa vz.58, пистолеты-пулемёты Šcorpion vz. 61 и пистолеты ТТ-33), с 70-80% процентной вероятностью попали во Францию из Украины. В пользу этой версии говорит и то, что перечисленные выше единицы оружия являются либо советскими, либо его восточноевропейскими копиями.

В этой связи решение Европарламента о введении безвизового режима с Украиной [3], которое, вне всякого сомнения, повлечёт за собой увеличение трафика оружия, кажется преждевременным, а издержки, связанные с ним, - ведущими к долгосрочным последствиям. Высокий уровень коррупции как в самой стране, так в соседствующих с ней членами ЕС [4], не позволит усилить контроль над государственными границами силами национальных служб без вмешательства стороннего специалистов и личного состава, находящихся в распоряжении ЕС. Не имея связей с локальными криминальными и коррумпированными административными структурами, они смогут выполнять поставленную задачу на необходимом уровне, а значит, именно их привлечение следует считать наиболее перспективным решением проблемы наряду с пересмотром введения безвизового режима с Украиной.

 Сохранение ядерного паритета между Россией и НАТО 

Эта тема актуальна, поскольку наиболее благоприятной для мирного сосуществования является баланс сил, при котором стратегические ядерные вооружения обеспечивают нанесение агрессору гарантированного неприемлемого для него урона, перспектива чего с 1951 г. [5] остужает даже самые горячие головы.

Со стороны Альянса ЯО есть у США, Великобритания и Франция, однако полноценной ядерной триадой [6] обладают только американцы.

Французское (с 1996 г.) и британское (с 1998 г.) оружие развёрнуто исключительно в рамках ПЛАРБ. К сожалению, информация относительно количества располагаемых ими боеголовок не разглашается. Кроме того, особенности средств доставки ЯО этих стран не позволяет активно задействовано его в рамках европейского ТВД, поэтому заострять внимание на нём не будем.

Стратегическая авиация утратила своё значение как средство гарантированной доставки ЯО до территории противника в силу развития систем ПВО и также не представляет для нас интереса.

Таким образом, противостояние сводится к конкуренции межконтинентальных баллистических ракет и противоракетным системам США и России. И если количество МБР с развёрнутыми ядерными боеголовками у сторон примерно равно [7], то ПРО находится в дисбалансе. Обусловлено это выходом США в 2002 г. из соглашения по их ограничению [8].

Несмотря на заявления НАТО об исключительно оборонительном потенциале последовательно создаваемой европейской системы ПРО, она подрывает ядерный паритет, поскольку существенно снижает возможности России по нанесению ответного ядерного удара. Учитывая довольно небольшое количество МБР с развёрнутыми с обеих сторон ядерными боеголовками (1500—1675), мощная ПРО ставит под угрозу реализацию идеи ядерного сдерживания, поскольку гипотетически способна снизить мощность ответного удара по странам НАТО в случае агрессии с их стороны до приемлемого для них уровня.

Нельзя обойти стороной и превосходство НАТО в крылатых ракетах, не регулируемых на сегодняшний день никакими соглашениями, при этом способных нести тактическое ядерное оружие. Они не способны заменить СЯС, но в силу сложности своего обнаружения и перехвата (изменение скорости и траектории полёта, низкая минимальная высота полёта) и большого количества могут быть использованы для уничтожения или подавления Российских средств доставки ЯО.

Если нежелание США ограничивать себя в ПРО остаётся обоснованным (необходимости защиты стран Альянса от возможного удара третьих стран, обладающих технологией МБР [9]), то отсутствие договорённостей по разумному сокращению оперативно-тактических ракетных комплексов не имеет формального объяснения, в связи с чем достижение договорённости в этой сфере является оптимальным способом сохранения паритета СЯС.

 _____________________________________________

[1]   И. Полонский, Европейское логово террористов. Миграционная «политика толерантности» и её трагические последствия (https://topwar.ru/92880-evropeyskoe-logovo-terroristov-migracionnaya-politika-tolerantnosti-i-ee-tragicheskie-posledstviya.html);

[2]   Stuart Ramsay, The Eastern European Gun Runners, опубликовано 07/08/2016 (https://www.youtube.com/watch?v=vjueUbCmwn4);

[3]   EU Parlament, procedure: 2016/0125(COD);

[4]   Transparency international, Corruption Perceptions Index 2016;

[5]   Первые советские ядерные испытания с использованием средства доставки ЯО (стратегического бомбардировщика);

[6]   Стратегическая авиация, межконтинентальные баллистические ракеты и подводные лодки атомные с ракетами баллистическими (ПЛАРБ);

[7]   Договор между РФ и США о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений 2010 г. (СНВ-3/New START);

[8]   Договор между СССР и США об ограничении систем противоракетной обороны 26 мая 1972 г.;

[9]   Годовой отчёт Генерального Секретаря НАТО-2015, 37 стр.;

blog comments powered by Disqus