ru
Новости
  • 28.08.2019

    Публикация работ конкурса эссе 2019 года

    Подробнее
  • 11.08.2019

    Опубликованы работы Лауреатов конкурса эссе 2019 г.

    Подробнее
  • 17.06.2019

    Всероссийский молодежный конкурс эссе 2019

    Подробнее
  • 25.03.2019

    Tворческий конкурс НАТО 70 лет/Эстония 15 лет в НАТО

    Подробнее

26.08.2019

Алена Лисенкова, "Архитектура европейской безопасности и перспективы ее формирования в контексте отношений Россия-НАТО-ЕС"

Лисенкова Алена Денисовна
Студентка 1 курса магистратуры
факультета международных отношений СПбГУ
г. Санкт-Петербург

"Архитектура европейской безопасности и перспективы ее формирования
в контексте отношений Россия-НАТО-ЕС"

После окончания Холодной войны встал вопрос о трансформации международных отношений в целом и архитектуры европейской безопасности в частности. Европа - центральная платформа для политической деятельности современных правительственных и неправительственных акторов. Очевидно, что стратегический потенциал региона, который наделён передовой значимостью на мировой арене, вынуждает обратить пристальное внимание на аспекты его безопасности.

В сущности, безопасность - это отсутствие угроз. Для реализации этого на практике необходима отлаженная сеть сотрудничества между игроками, имеющими значимые позиции в регионе. В данном контексте можно говорить о "треугольнике" Россия-НАТО-ЕС, участвующего в процессе построения архитектуры европейской безопасности.

В первую очередь, необходимо рассмотреть отношения России с НАТО и ЕС в постбиполярный период. Акцент на России обуславливается тем, что, во-первых, это один из ключевых не только региональных, но и мировых акторов в современных международных отношениях. А, во-вторых, тем, что отношения между ЕС и НАТО имеют более прочно выстроенную платформу для сотрудничества, зачастую общее членство, а так же ценности;  чем у России с любым них. 

Упорядоченность в отношениях ЕС-НАТО заключается в разделении компетенций. ЕС с уважением относится к деятельности НАТО и свою внешнеполитическую активность (Общую внешнюю политику и политику безопасности, имеющую в своём составе Общую политику безопасности и обороны) определяет с акцентом на отсутствие дублирования деятельности НАТО; активность в тех случаях, когда НАТО не участвует, при этом с расчётом на поддержку НАТО и возможность усиления вклада ЕС в собственную безопасность. Глобальная стратегия ЕС от 2016 г. всячески подчёркивает роль НАТО как первоочередного партнёра в сфере безопасности для ЕС.[[1]]

В этой связи, Ангела Меркель, канцлер Германии, выступая в 2017 г. в Бундестаге, подчеркнула: "Мы, Евросоюз, должны быть готовы к роли самостоятельного кризисного менеджера в нашем регионе - не в качестве конкурента НАТО, но в качестве дополнения к работе альянса". [[2]]

Вторит Европейскому союзу и НАТО, отмечая в Стратегической концепции первоочередное значение ЕС. [[3]] Намерения сторон были подтверждены в Совместной декларации от 2018 г., что является достаточно актуальной версией отображения позиций двух сторон и их сконструированного общего видения.[[4]]

Однако осложнением столь радужного положения дел является присутствие других влиятельных акторов на европейской территории. В данном случае речь о России, имеющей свои взгляды на европейской безопасности в целом, а также на ценности и нормы в реализации своей внешней политики в частности.

С одной стороны, после прекращения существования СССР российская сторона показывала заинтересованность к сотрудничеству. Сюда, в случае с Североатлантическим альянсом, можно отнести присоединение России к Партнёрству ради мира в 1994 г. или создание Совета Россия-НАТО в 2002 г.[[5]] В случае с ЕС, базой для партнёрских отношений стало Соглашение о партнёрстве и сотрудничестве. Оно вступило в силу в 1997 г. Кроме того, существует ряд отраслевых соглашений. [[6]] Всё это подкрепляется наличием Постоянного представительства России как при Европейском союзе, так и при НАТО.

В совокупности, казалось бы, всё должно развиваться если не в дружеских тонах, то хотя бы на высоком партнёрском уровне. Однако политические кризисы, которые накопились за последние несколько лет, дают о себе знать в политической практике и основополагающих документах сторон. Например, в Концепции внешней политики РФ от 2016 г. прослеживается курс на обвинение недавних партнёров в нежелании выстраивать общеевропейскую систему безопасности. Справедливости ради, обвинения имеют взаимный характер.

Существенной предпосылкой к осложнению отношений стала ситуация в Грузии в 2008 г. Но более серьёзное воздействие на формирование позиций ЕС и НАТО оказало поведение РФ по отношению к конфликту на Востоке Украины, а также присоединение Крыма к своей территории. Расхождение в трактовках норм международного и национального права Украины привело к последствиям не только в вопросах формирования межгосударственных отношений в европейском регионе, но и на выстраивании общеевропейской архитектуры безопасности. Более того, стоит отметить и встречные претензии российской стороны как, например, критическое отношение к расширению НАТО на Восток.

Как следствие, в широком перечне вопросов сотрудничество с Россией с 2014 г. было приостановлено. Это является препятствием к дальнейшему развитию отношений, особенно в том контексте, что положительной динамики в существующем кризисе не наблюдается уже несколько лет. Это заставляет задуматься о необходимости нахождения новых путей для разрешения существующих затруднений.

Однако, тем временем, ЕС и НАТО делают ставку на отношения друг с другом и весьма настороженно, если не сказать негативно, относятся к политике России, в то время как последняя делает акцент на сотрудничестве в рамках ОБСЕ, полноправным членом которого является. [[7]]

Вопрос членства, конечно, является немаловажным, однако аспект приоритетности организаций, имеющих в качестве профиля своей деятельности сектор безопасности, заставляет задуматься о соответствии ОБСЕ тем критериям, которые необходимы для позиции ключевой организации в сфере безопасности в Европе. Что, впрочем, мотивирует вспомнить принцип Уильяма Оккама («Бритва Оккама»), который утверждает об отсутствии необходимости привлекать новые сущности без имеющейся на то необходимости. Тем самым, было бы куда логичнее выстраивать отношения в рамках наиболее перспективных форматов (в данном случае, Россия-НАТО-ЕС).

Следовательно, в идеале, формат отношений в рамках «треугольника» Россия-НАТО-ЕС должен быть наиболее приоритетным для всех трёх сторон. В первую очередь, это обуславливается более серьёзным уровнем развития потенциала НАТО (нежели ОБСЕ), что дополнительно подкрепляется частичным совпадением членства ЕС и НАТО (сразу 22 государства). Более того, собственные внешнеполитические амбиции ЕС, которые пока не являются камнем преткновения между ЕС и НАТО, остаются своего рода вспомогательным механизмом для усиления приоритетности именно этих двух политических игроков, особенно в контексте их тесной взаимосвязи  в вопросах безопасности в Европе. Наконец, Россия была бы логичным дополнением к такому тесному сотрудничеству, ввиду своей значимой роли в регионе и мире.

Таким образом, можно говорить об определённых затруднениях в процессе построения наиболее перспективной версии архитектуры европейской безопасности, где основная проблема заключается в конфронтации между ЕС и НАТО с одной стороны и Российской Федерацией с другой. Однако каковы дальнейшие перспективы?

Как показала практика Холодной войны (несмотря на то, что её масштаб был куда более значителен), конфронтация может длиться годами и даже десятилетиями. На сегодняшний день перспективы весьма туманны. ЕС и НАТО могут продолжать наращивать свой уровень сотрудничества, но кооперация с Россией останется замороженной до коренных изменений в политике обеих сторон. Так же как и различные санкционные меры в её адрес, вероятнее всего, аналогично сохранятся. Коренным изменением в текущем положении дел могут стать либо взаимные уступки, которые, вероятно, возможны только в случае смены политических лидеров; либо выполнение российской стороной существующих требований, что пока маловероятно; либо нахождения какого-либо третьего альтернативного пути. В любом случае, все три варианта являются не ближнесрочными, что заставляет временно пытаться находить другие и, возможно, менее успешные платформы для кооперации в целях поддержания безопасности в Европе для борьбы с общими вызовами и угрозами. 

________________________

1]. Глобальная стратегия Европейского Союза по внешней политике и политике безопасности. 31.12.2016 [Электронный ресурс]// Европейская служба внешних связей. URL: "https://eeas.europa.eu/ru/eu-information-russian/7822/globalnaya-strategiya-evropeyskogo-soyuza-po-vneshney-politike-i-politike-bezopasnosti_ru"> https://eeas.europa.eu/ru/eu-information-russian/7822/globalnaya-strategiya-evropeyskogo-soyuza-po-vneshney-politike-i-politike-bezopasnosti_ru (дата обращения: 14.06.2019).
2). Меркель заявила о готовности Европы к большей ответственности. 09.03.2017 [Электронный ресурс]// Deutsche Welle. URL: http://www.dw.com/ru/a-37865612 (дата обращения: 14.06.2019).
3). Strategic Concept 2010. 19.11.2010 [Электронный ресурс]// NATO. URL: "https://www.nato.int/cps/en/natohq/topics_82705.htm?"
https://www.nato.int/cps/en/natohq/topics_82705.htm? (дата обращения: 14.06.2019).
4), Joint Declaration on EU-NATO Cooperation. 10.07.2018 [Электронный ресурс]// NATO. URL:"https://www.nato.int/cps/en/natohq/official_texts_156626.htm">
https://www.nato.int/cps/en/natohq/official_texts_156626.htm (дата обращения: 14.06.2019).
5) Отношения с Россией [Электронный ресурс]// NATO. URL: https://www.nato.int/cps/ru/natolive/topics_50090.htm (дата обращения: 14.06.2019).
6). Европейский Союз и Российская Федерация [Электронный ресурс]//Представительство Европейского Союза в Российской Федерации. URL:
"https://eeas.europa.eu/delegations/russia_ru/35940/
%D0%95%D0%B2%D1%80%D0%BE%D0%BF%D0%B5%D0%B9%D1%81%D0%BA%
D0%B8%D0%B9%20%D0%A1%D0%BE%D1%8E%D0%B7%20%D0%B8%20%D0%
A0%D0%BE%D1%81%
D1%81%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F%20%D0%A4%
D0%B5%D0%B4%D0%B5%
D1%80%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8F"
> https://eeas.europa.eu/delegations/russia_ru/35940/%D0%95%
D0%B2%D1%80%D0%BE%D0%BF%D0%B5%
D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9%20%D0%A1%D0%BE%
D1%8E%D0%B7%20%D0%B8%20%D0%A0%D0%BE%D1%81%
D1%81%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F%
20%D0%A4%D0%B5%D0%B4%D0%B5%D1%80%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8F (дата обращения: 14.06.2019).
7). Концепция внешней политики Российской Федерации (утверждена Президентом Российской Федерации В.В.Путиным 30 ноября 2016 г.)
[Электронный ресурс]// Министерство иностранных дел Российской Федерации. URL: http://www.mid.ru/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2542248 (дата обращения: 14.06.2019).