ru
Новости
  • 28.08.2019

    Публикация работ конкурса эссе 2019 года

    Подробнее
  • 11.08.2019

    Опубликованы работы Лауреатов конкурса эссе 2019 г.

    Подробнее
  • 17.06.2019

    Всероссийский молодежный конкурс эссе 2019

    Подробнее
  • 25.03.2019

    Tворческий конкурс НАТО 70 лет/Эстония 15 лет в НАТО

    Подробнее

28.08.2019

Анна Барышникова, ЕС-НАТО: ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ГИБРИДНЫМ УГРОЗАМ

Барышникова Анна
студенка 3 курса ИИЯ РУДН
г. Москва 

ЕС-НАТО: ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ГИБРИДНЫМ УГРОЗАМ

Конец холодной войны, как известно, привел к изменению характера угроз международной безопасности. После того, как СССР перестал существовать, был устранен и первоначальный смысл Североатлантического союза: возможность отразить нападение стран Варшавского договора на Запад под руководством СССР. Теперь в центре внимания НАТО и союзников оказались конфликты низкой интенсивности, глобальный терроризм, пиратство – все то, что НАТО определяет, как «гибридные угрозы».

Проблемы безопасности, возникающие в результате гибридных войн и угроз, занимают важное место в повестке дня, как на международном уровне, так и в Европе. С 2016 года противодействие угрозам гибридного происхождения было  определено приоритетным направлением для сотрудничества НАТО и Европейского союза. А для того, чтобы вывести взаимопомощь в данной сфере на новый уровень в Хельсинки был открыт Европейский центр передового опыта по противостоянию гибридным угрозам.

Сама концепция гибридных угроз довольно неоднозначна и часто критикуется. Возможно, из-за того, что практически никто точно не знает, что означает этот термин. Разные источники предлагают отличающиеся друг от друга интерпретации гибридных угроз. Тем не менее, в последние годы именно эта концепция занимает одно из ведущих мест в дискуссиях по вопросам европейской безопасности и входит в основные совместные  документы ЕС и НАТО.

Следует начать с того, что из себя представляют гибридные угрозы. Считается, что они существуют уже не первое десятилетие, но в наши дни они вышли на новый уровень, как по масштабу, так и по интенсивности. Они разнообразны и постоянно меняются, а с помощью прогресса науки и техники используемые инструменты могут варьироваться от поддельных аккаунтов в социальных сетях и изощренных кибератак до открытого использования военной силы [3]. Поэтому можно сказать, что гибридные войны переворачивают привычную концепцию войны и мира, так как сложно определить, когда именно они начинаются и заканчиваются: во время кибератак или во время непосредственно военных действий.

Аксель Хагельстам, представитель Финляндии в НАТО, убежден в том, что для успешного сотрудничества ЕС и НАТО в противостоянии гибридным угрозам «крайне важно выработать общее рабочее определение того, что именно представляют собой гибридные угрозы». ЕС определяет их как «смесь принудительной и подрывной деятельности, традиционных и нетрадиционных методов (т.е. дипломатических, военных, экономических, технических), которые могут использоваться скоординированным образом государственными или негосударственными субъектами для достижения конкретных целей, оставаясь при этом ниже порога официально объявленной войны» [10]. Однако гибридные угрозы настолько разнообразны, что созданное ЕС и НАТО совместное определение может просто устареть уже на следующий день. Именно поэтому не стоит уделять концептуальной работе приоритетное внимание: она не должна мешать реальной подготовке и противодействию гибридным угрозам.

Угрозы подобного вида, как правило, нацелены на поражение определенных уязвимых мест выбранной цели. Однако, как известно, современный мир является сложной системой, для которой характерны взаимозависимость и взаимовлияние. Многие государства и международные организации оказываются уязвимыми перед лицом скоординированного экономического и политического давления, изощренных кибератак и дезинформации. Поэтому уязвимость одной страны перед лицом вызовов, в том числе гибридных, зачастую имеет последствия, выходящие за пределы ее границ. Примерами этого могут служить транспортные системы или взаимосвязанные электрические сети, где атака на уязвимый узел в одной стране неизбежно повлияет на другие. Поэтому гибридная атака, использующая национальную уязвимость, часто требует не только действий каждого отдельного актора, но и общего планирования и общего реагирования стран, именно по этой причине противодействие гибридным угрозам становится одной из приоритетных задач для построения безопасности в рамках ЕС-НАТО.

Отдельные шаги на пути борьбы с гибридными угрозами начали предприниматься сначала внутри данных организаций. Так, например, в 2016 году Европейская комиссия и ЕСВД разработали совместное положение по защите от гибридных угроз [6]. Оно содержало более двадцати действий для распознавания гибридных угроз и принятия мер по повышению способности им противостоять. Конечно, данные действия нельзя считать исчерпывающими, но созданная программа имеет большое значение для будущей архитектуры безопасности: были установлены четкие амбиции сделать противодействие гибридным угрозам приоритетом ЕС.

Гибридные угрозы также стали главными и в повестке дня НАТО после появления «зеленых человечков» (ссылка на цвет униформы и неподтвержденное происхождение) или, как их еще называют «вежливых людей» в Крыму в 2014 году [11]. Считается, что с их помощью Россия продемонстрировала применение гибридного подхода (сочетание военных инструментов, компьютерных данных, средств контроля и коммуникации) для достижения стратегических целей. Исходя из этого, подобно Европейскому союзу, НАТО создала возможность мониторинга и анализа гибридных угроз, взяв за основу данные разведывательного сообщества и сотрудничество с другими властями НАТО.

Наконец, в июле 2016 года Йенс Столтенберг, Генеральный секретарь НАТО, и президенты Европейской комиссии и Совета Жан-Клод Юнкер и Дональд Туск подписали совместную декларацию, многие пункты которой посвящены именно гибридным угрозам и повышению устойчивости в области кибербезопасности [8]. То, что основное внимание в борьбе с гибридными угрозами в тот период уделялось стратегическому общению и дезинформации можно связать с прошедшими выборами президента в США, а именно с обвинениями России в кибервмешательстве в демократический процесс выборов.

Вторая совместная декларация, согласованная в Брюсселе в июле 2018 года, дополнительно акцентировала внимание на военной мобильности, борьбе с терроризмом и устойчивости к рискам, связанным с химическими, биологическими, а так же ядерными агентами. Будет важно отметить, что данная переориентация, проявившаяся во второй декларации, произошла после инцидента в Солсбери: именно тогда во главу угла встал вопрос об угрозах, связанных с биологическим оружием.

В настоящее время НАТО продолжает укреплять координацию с ЕС для сопротивления гибридным угрозам. В рамках все более тесного сотрудничества организации активизировали совместную работу центров передового опыта, которые представляют собой международные исследовательские центры, финансируемые на национальном или международном уровне.

Одним из таких центров, помогающих участвующим странам в повышении их военно-гражданского потенциала, устойчивости и готовности к противостоянию гибридным угрозам, является Европейский центр передового опыта, расположенный в Хельсинки [9]. Он был открыт в октябре 2017 года Генеральным секретарем НАТО Йенсом Столтенбергом вместе с Верховным представителем Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности Федерикой Могерини. Центр является инициативой правительства Финляндии при поддержке 14 других стран, а также НАТО и ЕС.

Существуют и другие центры передового опыта, которые вносят свой вклад в совместные усилия НАТО и ЕС по противодействию гибридным угрозам, в том числе Центр передовых технологий стратегических коммуникаций в Риге, Центр передового опыта по киберзащите в Таллинне и Центр передового опыта энергетической безопасности в Вильнюсе.

Одной из ключевых областей, в которой следовало бы расширить взаимодействие между Европейским союзом и НАТО, является проведение совместных учений. Многогранные комплексные упражнения, которые бы проверили способность реагировать на различные виды гибридных угроз, были бы продуктивны для обеих организаций в изучении как сильных, так и слабых сторон.

Кроме того, обеим организациям следует повышать устойчивость к новым угрозам и вызовам безопасности, а также применять и более активные меры, например, увеличивать уровень защиты структур, которые могут стать объектами гибридных атак.

Сотрудничая с ЕС и расширяя набор инструментов, Североатлантический союз сможет противостоять угрозам с разных сторон. Благодаря комплексному подходу НАТО и ЕС вместе смогут использовать всю палитру инструментов против возникающих конфликтов, поэтому имеет смысл продолжать сотрудничество в сфере защиты от гибридных угроз.

В заключение следует отметить, что между ЕС и НАТО постепенно формируется общее понимание необходимости принятия активных контрмер и повышения устойчивости к гибридным угрозам. Обе организации уже предприняли важные шаги для разработки подобных мер. Поскольку эта область является относительно новой для обеих организаций, необходима координация во избежание дублирующих друг друга действий. До сих пор все грани гибридного влияния не проявились в полной мере, однако существует  уверенность в том, что в дальнейшем будут появляться все новые и новые виды подобных угроз. Именно поэтому подготовка к противостоянию гибридным вызовам по праву должна стать фундаментом при строительстве безопасности в рамках отношений ЕС – НАТО. 

Список использованной литературы:

  1. Карякин, В.В. Гибридные войны как фактор возрастания нестабильности в зонах соперничества мировых держав. - Гибридные войны в хаотизирующемся мире XXIвека (под ред. П.А. Цыганкова). М.: Изд-во МГУ -2015- 384 с.
  2. Магда, Е.В. Гибридная война: выжить и победить. Харьков: Виват. – 2015- 320 с.
  3. Першин, Ю. Ю. Записки о «гибридной войне» [Электронный ресурс] // Вопр. безопасности. - 2016. - № 4. -С. 63-85. – Режим доступа: http://e-notabene.ru/nb/articlehtml. (дата обращения: 06.05.2019)
  4. Сазонова, К.Л. «Гибридная война»: международно-правовое измерение // Право. Журнал Высшей школы экономики. 2017. № 4. С. 177-187.
  5. Цыганков, П. А. «Гибридные Войны»: Понятие, Интерпретации и Реальность // «Гибридные Войны» в Хаотизирующемся Мире XXI века. - М.: Изд-во Москов. ун-та, 2015. - С. 32-42.
  6. Axel Hagelstam, Kirsti Narinen Cooperating to counter hybrid threats [electronic resource] / NATO review magazine – 23.11.2018 - Web Publication. – Mode of access: https://www.nato.int/docu/review/2018/Also-in-2018/cooperating-to-counter-hybrid-threats/EN/index.htm (accessed 28.04.2019)
  7. Bachmann, Hybrid Threats, cyber warfare and NATO’s comprehensive approach for countering 21st century threats: mapping the new frontier of global risk and security management. Amicus Curiae. 2011, (88), pages 24-25.
  8. Joint declaration by the president of the European Council , the President of the European Commission , and the Secretary General of the North Atlantic Treaty Organization [electronic resource] / Mode of access : https://www.nato.int/nato_static_fl2014/assets/pdf/pdf_2016_07/20160708_160708-joint-NATO-EU-declaration.pdf (accessed: 16.05.2019)
  9. NATO’s response to hybrid threats [electronic resource] - 07.2018 - Web Publication. – Mode of access: https://www.nato.int/cps/en/natohq/topics_156338.htm?selectedLocale=en (accessed 18.04.2019)
  10. Raik, Kristi; Järvenpää, Pauli A New Era of EU-NATO Cooperation: How to Make the Best of a Marriage of Necessity 2017[electronic resource] - Web Publication. – Mode of access:  https://icds.ee/a-new-era-of-eu-nato-cooperation-how-to-make-the-best-of-a-marriage-of-necessity-2/ (accessed 19.04.2019)
  11. Vitaly Shevchenko «Little green men» or «Russian invaders»? [electronic resource] / BBC - 14.03.2014 - Web Publication. – Mode of access: -  : https://www.bbc.com/news/world-europe-26532154 (acessed 9.05.2019)
  12. Whitman, Richard G. “Norms, Power and Europe: A New Agenda for Study of the EU and International Relations.” In Normative Power Europe: Empirical and Theoretical Perspectives, by Richard G. (ed.) Whitman. London: Macmillan, 2011.