ru
Новости

08.07.2020

Федор Золоторев

Золотарев Федор
студент 1 курса магистратуры
Департамент международных отношений
Уральский федеральный университет
г. Екатеринбург 

«Стратегическое измерение архитектуры европейской безопасности
и перспективы ее формирования в контексте отношений России-НАТО-ЕС»

Современная архитектура европейской безопасности сталкивается со множеством проблем. Выход из ранее принятых соглашений, нарушение международных норм и обязательств – все это снижает стабильность и предсказуемость в международных отношениях. В особенности это отражается на системе безопасности и контроле над стратегическими вооружениями, где ликвидация Договора о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД) и туманные шансы на продление СНВ-3 создают сонм опасностей для государств ЕС, НАТО, а также России.

В условиях усиливающейся неопределенности перед странами встал вопрос дальнейшей судьбы архитектуры безопасности и контроля над вооружениями. Тем не менее, еще сохраняется возможность если не восстановить в прежних рамках, то по крайней мере сформировать суб-архитектуру переходного периода, которая будет способствовать замедлению процессов эрозии и поиску альтернативных решений. В рамках этого эссе мы затронем два аспекта, касающихся этой темы. Первая часть будет посвящена пересекающимся интересам и стимулам для стран Евро-атлантического региона, в то время как вторая часть затронет возможные контуры будущих договоренностей между сторонами.  

Несмотря на имеющиеся противоречия между Россией и странами НАТО, между Россией и США, а также между Россией и странами ЕС, каждый актор в той или иной степени заинтересован в реализации своей политике безопасности. В некоторых случаях эти намерения совпадают, что может говорить о «пересекающихся интересах» и применительно к сфере контроля над стратегическим вооружениями. В противном случае логика демонтажа договоренностей, негативного развития европейской безопасности, привела бы и к ликвидации многостороннего Договора по открытому небу, печальный исход которому предрекали еще в начале 2020 года [1]. Вместо этого многие страны и экспертное сообщество выступили за сохранение многосторонних договоренностей. Все это наталкивает на необходимость выявить перечень интересов, стимулирующих государства трансформировать текущее состояние на благо своей национальной безопасности.

В качестве общих стимулов и пересекающихся интересов стоит отметить три из них. Во-первых, и НАТО, и Россия заинтересованы в контролировании ситуации. Даже если в ближайшее время не будут выработаны пакеты мер и рекомендаций для внешней политики, то сохранение имеющегося и прогнозируемого статуса-кво останется приемлемым для обеих сторон. Во-вторых, страны-члены Североатлантического договора, включая США, настроены оптимистично относительно снижения рисков [2, p. 6]. Безусловно, частота форс-мажоров и преднамеренных провокаций при этом не будет стремиться к нулю, однако они с большей вероятностью сохранят свою управляемость в контексте отношений России с НАТО. В-третьих, опасение перед нарастающей гонкой стратегических вооружений не столько в количественном, сколько в качественном смысле разделяется по обе стороны конфликта. Разработки гиперзвукового оружия с их последующим внедрением в национальные системы безопасности ставят под угрозу привычные и прогнозируемые системы защиты. Пока что Россия и США являются фаворитами в этой отрасли вооружений, однако ничто не мешает США в рамках договоренностей с другими странами НАТО поставить им свои прототипы противоракетной обороны, оснащенные системными комплексами перехвата, как и развивать их совместное с европейскими партнерами производство.

Сумма этих опасений способна подтолкнуть страны на поиск компромиссных решений, которые если и не смогут полностью ликвидировать их для национальной безопасности, то по крайней мере замедлят дальнейшую эрозию всей системы. Безусловно, генезис системы контроля над стратегическим вооружением начался с советско-американских отношений, следовательно именно двум странам отдается «ведущая» роль в решении вопроса. Ввиду этого факта не стоит объяснять важность участия США в переговорных процессах по безопасности в европейском регионе. Однако на современном этапе голос и позиции европейских стран НАТО могут поспособствовать сохранению всей архитектуры.

Так, со стороны президента Франции была проявлена реальная готовность к совместному с Россией формированию новой повестки общеевропейского пространства безопасности [3], которая вряд ли была бы сделана, если не ранее оглашенная президентом России инициатива одностороннего моратория на размещение ракет средней и меньшей дальности [4]. Со стороны Великобритании, вышедшей из ЕС, но не распрощавшейся с участием в конструировании европейской безопасности, при нерешенности множества вопросов с Россией, не исключается возможность сформировать такой подход, с помощью которого можно было бы улучшить отношения [5]. Европейский союз, как коллективный институт выражения интересов его стран-членов, также стремится укрепить свое положение и заявить о себе в качестве самостоятельного полюса силы в глобальной политике. Создание с этими странами и с общеевропейскими внешнеполитическими институтами многостороннего диалога может в краткосрочном периоде приблизить стороны к более устойчивой архитектуре безопасности. В этом случае, обсуждение необходимо свести к более предметному разговору, а именно к поиску взаимных уступок по ряду вопросов.

В качестве фундамента для заключаемых договоренностей РФ, странам ЕС и НАТО следует сфокусироваться на обсуждении двух практических тем: географических ограничений и создание коллективного консультативного органа. Детальнее рассмотрим каждую из них.

Поскольку вопрос новейших средств вооружений и со стороны России, и со стороны НАТО ведет к нагнетанию обстановки, следует воздержаться от любых попыток размещения новейших типов вооружений наземного базирования. Формальный статус-кво, существующий сегодня, должен поддерживаться и не перерасти в процесс наращивания стратегического вооружения на территориях стран Восточной Европы. По примеру Российской Федерации, странам-членам НАТО следует объявить о моратории на размещении систем на своей территории. Безусловно, это крайне трудно достичь в отсутствии международно-правовой рамки, которая была в момент существования ДРСМД, но заинтересованность европейских партнеров (в частности, немецкой стороны) не допустить размещения дополнительных средств сдерживания [6, pp. 32-34] прослеживается вплоть до сегодняшнего дня. Создание особой зоны, на территории которой было бы запрещено наращивать тактическое и стратегическое вооружение, позволило бы снизить опасения России и НАТО, как в свое время эту функцию выполнял ДРСМД. Инспекционная проверка за выполнением обязательств может осуществляться в рамках Договора по открытому небу со всеми ее годовыми квотами на наблюдательные полеты.

Вторым шагом к укреплению переходной суб-архитектуры необходимо создать отдельную рабочую группу от РФ, США и официальных представителей ЕС и НАТО. Работа этой институции будет направлена на поддержание диалога между сторонами и поиску оптимального решения возникающих проблем безопасности. Конечно, уже существуют другие платформы для обсуждений по вопросам разоружения и безопасности (например, Конференция по разоружению ООН), однако она излишне загружена другими вопросами и не способна скрупулезно отнестись к поиску решения отдельной региональной проблемы. Вдобавок между сторонами будут созданы условия для наработки переговорного опыта, который может быть использован в дальнейшем. Похожий опыт имеется у Организации Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ), где вокруг договора была создана разветвленная межгосударственная инфраструктура [8], начиная с Подготовительного комитета и заканчивая молодежной платформой, направленной на подготовку будущих переговорных кадров. В действительности, текущие международные тенденции не дают надежд на скорое разрешение противоречий и конфликтов между Россией и странами НАТО и ЕС, однако это не должно отменять возможности для будущих изменений в новых политических условиях и с подготовленными к этому времени специалистами.

Подводя итог, стоит отметить сложность возникшей ситуации в сфере безопасности для всех сторон Евроатлантического региона. Дальнейшая эрозия архитектуры в Европе стала реальностью для государств, что требует пересмотра части положений и принятия новых мер для укрепления стратегического измерения безопасности. Тем более, что Россия и некоторые страны НАТО ранее проявили заинтересованность в этом направлении. По этой причине, автором был предложен пакет решений для создания промежуточной системы договоренностей, которые могут быть приняты на краткосрочный период. Благодаря им, возможно, удастся сфокусироваться не на деструктивных тенденциях в системе безопасности, а на деятельных шагах по ее спасению и усилению, потому что Евро-атлантический регион, включающий взаимоотношения России, США, стран-членов ЕС и НАТО, оставаясь архитектурой локальной, по сути является окном в архитектуру глобальную, за ходом развития которого наблюдают акторы из других регионов.

Список источников и литературы

  1. Anderson S. R., Vaddy P. When Can the President Withdraw From the Open Skies Treaty? // Carnegie Endowment for International Peace. URL: https://carnegieendowment.org/2020/04/22/when-can-president-withdraw-from-open-skies-treaty-pub-81623 (access: 29.04.2020).
  2. The Secretary General’s Annual Report 2019 // North Atlantic Treaty Organization. URL: https://www.nato.int/nato_static_fl2014/assets/pdf/2020/3/pdf_publications/sgar19-en.pdf (access: 29.04.2020).
  3. Varma T. The search for freedom of action: Macron’s speech on nuclear deterrence // European Council on Foreign Relations. URL: https://www.ecfr.eu/article/commentary_the_search_for_freedom_of_action_macrons_speech_on_nuclear_deter (access: 30.04.2020).
  4. Ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел Российской Федерации С.В. Лаврова по итогам 56-й Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности, Мюнхен, 17 февраля 2020 года // Министерство иностранных дел Российской Федерации. URL: https://www.mid.ru/web/guest/meropriyatiya_s_uchastiem_ministra/-/asset_publisher/xK1BhB2bUjd3/content/id/4046843 (дата обращения: 30.04.2020).
  5. NATO Parliamentary Assembly, October 2019: Foreign Secretary's speech // Government of the United Kingdom. URL: https://www.gov.uk/government/speeches/foreign-secretary-speech-to-the-nato-parliamentary-assembly-12-october-2019 (access: 30.04.20).
  6. Responses to the INF Treaty crisis: the European dimension. The European INF Initiative Project Meeting // May, 2019, Odessa, Ukraine/ Edited by Polina Sinovets and Odessa Center for Nonproliferation (OdCNP) with the support of Swedish Radiation Safety Authority (SSM). Odessa: I. I. Mechnikov National University, 2019. – 65 p.
  7. Treaty on open skies // OSCE Library. URL: https://www.osce.org/library/14127?download=true (access: 02.05.2020).
  8. CTBT Educational Resource // Comprehensive Nuclear Test Ban Organization. URL: https://www.ctbto.org/specials/ctbto-educational-resources/ (access: 02.05.2020).