ru
Новости

08.07.2020

Никита Самойлов

Самойлов Никита
cтудент 3 курса бакалавриата
ННГУ им. Н.И. Лобачевского
Институт международных отношений и мировой истории
Кафедра зарубежного регионоведения и локальной истории
г. Нижний Новгород

Архитектура европейской безопасности и перспективы ее формирования в контексте отношений Россия-НАТО-ЕС

При кризисе мир-системы, сопровождающемся пандемией коронавируса и мировым экономическим кризисом, остро встаёт вопрос о её трансформации [1]. Очевидно, что проблема архитектуры европейской безопасности также является актуальной. Причём особый интерес представляют заявления и действия не только тех, кто критиковал сложившуюся систему до этого, но и представителей системных сил, правительств, находящихся у власти.

В рамках установленной темы и обозначенной проблематики необходимо отметить евроскептицизм и атлантоскептицизм как факторы, влияющие на европейскую безопасность. Причём эти факторы взаимосвязаны: евроскептики являются в то же время и атлантоскептиками, поскольку трансформация Европы невозможна без пересмотра условий евроатлантического сотрудничества [2, с. 202]. Сама же трансформация современной неолиберальной Европы становится необходимостью, а, значит, изменения в архитектуре европейской безопасности неизбежны.

С одной стороны, пандемия коронавируса и мировой экономический кризис способствуют «ренационализации государств» и взаимодействию «института национального государства с межгосударственными и наднациональными объединениями» [3, с. 6], с другой стороны, в условиях системного кризиса неолиберального миропорядка, «Вашингтонского консенсуса», возникает объективная потребность в пересмотре работы наднациональных институтов, воспроизводящих нежизнеспособную социально-экономическую модель [4].

Стоит начать с того, что закат «Вашингтонского консенсуса» стал ясен ещё во времена «Великой рецессии» 2008 г. [5, с. 620-621], поэтому ещё задолго до начала нового мирового экономического кризиса и пандемии коронавируса от евроатлантических лидеров стали поступать заявления о необходимости реформирования Североатлантического альянса и европейской интеграции. Так, можно упомянуть «давление» американского президента в 2017 г. на другие страны, входящие в НАТО [6], ответные предложение Эмманюэля Макрона в 2017 г. создать общеевропейскую армию и заявление Ангелы Меркель в своей речи перед Европейским парламентом в 2018 г. о необходимости образования «однажды подлинно европейской армии» [7] и дальнейшее требование Дональда Трампа на саммите НАТО в Лондоне в 2019 г. увеличить затраты на оборону до 4% ВВП [8]. К тому же, показательным является декларация Реджепом Эрдоганом «особой позиции» Турции в Североатлантическом альянсе [9, с. 73], проявившаяся в закупке российских С-400 вместо американских комплексов Patriot [10]. Применяя термин, используемый Иммануилом Валлерстайном, данную военную технику можно отнести к «ведущим товарам», т.е. товарам с высокой прибыльностью, относительной монополизированностью и большим значением для экономики [11, с. 240]. Хоть в мир-системном анализе наиболее важным параметром, определяющим принадлежность страны к центру или периферии, является роль страны в концентрации и централизации капитала [12, с. 29-31], конкуренция на рынке ведущих товаров также является полезным показателем, отражающим на данном конкретном примере кризис гегемонии США.

При наличии явных разногласий между европейскими странами-членами НАТО, в т.ч. Турцией, и США не приходится говорить и о единстве среди европейских членов Североатлантического альянса. Наглядным примером этому служит открытие Турцией в конце февраля 2020 г. границ с Евросоюзом для потоков беженцев на фоне обострения ситуации в Сирии [13]. Комментируя сложившиеся противоречия и будто предвидя их обострение внутри альянса, в ноябре 2019 г. Эмманюэль Макрон прокомментировал ситуацию следующими словами: «То, что мы сейчас наблюдаем, – это смерть мозга НАТО. У нас нет координации по стратегическим решениям между США и их союзниками по альянсу» [14].

Важным для архитектуры европейской безопасности оказалось избрание Дональда Трампа в 2016 г. Оно символизировало собой объективно вызревшую потребность в отказе от неолиберализма, по крайней мере, во внешней политике, но отказ от неолиберализма в той или иной мере не означал отказа США от роли лидера, хотя и испытывающего кризис гегемонии [2, с. 202-203]. Наоборот, это дало импульс противостоянию США и Китая, которое отразилось в том числе и на европейской безопасности.

На фоне кризиса гегемонии США и нарастания напряжения во взаимоотношениях между США и Китаем необходимо отдельно выделить кризис на юго-востоке Украины, угрожающий безопасности в европейском регионе. Для понимания возможного развития событий нужно рассмотреть природу данного конфликта. Дзарасов Р.С., заведующий кафедрой политической экономии РЭУ им. Г. В. Плеханова, в одной из своих работ, посвящённой украинскому кризису, пишет, что его развитию способствовали противоречия, лежащие на уровне мир-системы. Укрепление позиций Китая, основного конкурента США, на постсоветском пространстве стало представлять угрозу для США, расшатывающую и так их неустойчивое положение в качестве гегемона [15, с. 145-146]. Подходящим в данном контексте является сравнение США с «раненым зверем», сделанное Джоном Ризом. «Мы имеем дело не просто со стареющей сверхдержавой, спокойно отходящей ко сну. Мы оказались лицом к лицу с раненым зверем» [16, с. 220]. При всё большем углублении кризиса США будут стараться сохранить свои прежние позиции, прибегая к самым жёстким и решительным мерам, что так же может обострить конфликт на юго-востоке Украины.

Говоря более конкретно о пандемии коронавируса, нельзя не отметить тот факт, что она стала серьёзным вызовом для европейской безопасности. Это подтверждает заседание глав МИД стран НАТО, в ходе которого генсек НАТО Йенс Столтенберг произнёс следующие слова: «Это беспрецедентные времена» [17]. Действительно, заголовок статьи в «Независимой газете» под названием «Коронавирус стал главным противником НАТО» отражает реальность. Так, Североатлантический альянс, «обеспечивающий безопасность и оборону более 1 миллиарда человек», по словам Йенса Столтенберга, должен «добиться, чтобы этот кризис в области здравоохранения не превратился в кризис сферы безопасности». Борьба с коронавирусом остро встала на повестке дня альянса. Производятся поставки средств защиты и медицинского оборудования, осуществляемые в ответ на запросы, «направленные через натовский координационный центр реагирования на бедствия» [17]. Однако, несмотря на гуманитарную помощь и взаимную поддержку, пандемия не становится объединяющим фактором. Fake news и взаимные нападки в информационном поле дают основание говорить о «гонке за первенство в войне с вирусом» и «информационной войне» [3, с. 7-8]. Действительно, «нет оснований полагать, что всемирная мобилизация по борьбе с COVID-19 будет способствовать снижению противоречий между государствами, существовавших до пандемии» [3, с. 8]. Всё это является следствием накопленных противоречий на уровне как мир-системы, так и национальных государств, составляющих её.

Для лучшего понимания того, что происходит сейчас в контексте борьбы с пандемией коронавируса, необходимо знать из-за чего мир поставлен на грань «гуманитарной катастрофы» [18]. Ответ следует искать в устройстве современного глобального капитализма. Ограничиваясь рамками установленной темы, можно взять в качестве примера одну из стран европейского региона, Италию. Как отмечает Кагарлицкий Б.Ю., политолог и социолог, вследствие неолиберальных реформ, проводившихся с 1980-ых гг., здравоохранение стало частью сферы услуг. Таким образом, следование принципам рыночной эффективности требовало «постоянного сокращения расходов и уменьшения числа работников». Оптимизированная «сжатая» медицина не смогла должным образом ответить на вызовы пандемии [19].

В качестве заключения нужно отметить, что мир будет меняться, причём эти изменения будут носить системный характер. Однако они будут происходить не одномоментно, к тому же, нельзя сказать, что они наверняка будут к лучшему. Любые системные изменения подразумевают под собой процесс, причём противоречивый, сопровождающийся кризисом всех сфер общественной жизни, в том числе социальной и политической. Вероятен новый виток обострения конфликтов, который затронет и европейское пространство.

 

Список источников и литературы:

  1. Casey C. COVID-19's isolated world is the norm for people with disabilities [Электронный ресурс] / World Economic Forum. 2020. URL: https://www.weforum.org/agenda/2020/04/covid-19-isolation-disabilities/ (дата обращения: 26.04.2020).
  2. Самойлов Н.Г. Французские евроскептики в контексте мир-системного анализа // Современная Европа. 2020. №2. С. 196-204.
  3. Громыко Ал.А. Коронавирус как фактор мировой политики // Научно-аналитический вестник ИЕ РАН. 2020. №2. С. 4-12.
  4. Коронавирус показал, в чьих интересах на самом деле действует ЕС, – эксперт [Электронный ресурс] / ИА Regnum. 2020. URL: https://regnum.ru/news/2906774.html (дата обращения: 26.04.2020).
  5. Кагарлицкий Б.Ю. (2019) От империй – к империализму: Государство и возникновение буржуазной цивилизации, изд. стереотип., ЛЕНАНД, Москва. С. 640.
  6. Дональд Два Процента: Трамп приехал в Брюссель давить на НАТО [Электронный ресурс] / РИА Новости. 2020. URL: https://ria.ru/20170525/1495076875.html (дата обращения: 26.04.2020).
  7. Défense: l'Union européenne crée-t-elle une armée européenne? [Электронный ресурс] / Parlement européen. 2019. URL: https://www.europarl.europa.eu/news/fr/headlines/security/20190612STO54310/defense-l-union-europeenne-cree-t-elle-une-armee-europeenne (дата обращения: 26.04.2020).
  8. Трамп требует от стран НАТО увеличить взносы до 4 процентов ВВП [Электронный ресурс] / DW. 2019. URL: https://www.dw.com/ru/трамп-требует-от-стран-нато-увеличить-взносы-до-4-процентов-ввп/a-51519771 (дата обращения: 26.04.2020).
  9. Данилов Д.А. 70 ЛЕТ НАТО: ЮБИЛЕЙ НА ФОНЕ ПОЛИТИЧЕСКИХ РАЗНОГЛАСИЙ // Научно-аналитический Вестник Института Европы РАН. 2019. №6. С. 73-79.
  10. История контракта на поставку С-400 в Турцию [Электронный ресурс] / ТАСС. 2019. URL: https://tass.ru/info/6658162 (дата обращения: 30.04.2020).
  11. Валлерстайн И. Миросистемный анализ: Введение. Пер. с англ. / Вступ. ст. и прил. Г.М. Дерлугьяна. Изд. 2-е, испр. М.: УРСС: ЛЕНАНД. 2018. С. 304.
  12. Кагарлицкий Б.Ю. Периферийная империя: Россия и миросистема, изд. 5-е, стереотип. М.: ЛЕНАНД. 2018. С. 456.
  13. Турция открыла границы с ЕС для сирийских беженцев [Электронный ресурс] / РИА Новости. 2020. URL: https://ria.ru/20200229/1565465654.html (дата обращения: 30.04.2020).
  14. Макрон заявил о «смерти мозга» НАТО [Электронный ресурс] / ТАСС. 2019. URL: https://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/7088640 (дата обращения: 30.04.2020).
  15. Дзарасов Р.С. За лучшую долю! Украинский кризис сквозь призму мир-системного подхода. М.: ЛЕНАНД. 2016. С. 408.
  16. Джон Р. Раненый зверь: Ближний Восток и США // Закат империи США: Кризисы и конфликты. М.: МАКС Пресс. 2013. С. 203-220.
  17. Коронавирус стал главным противником НАТО [Электронный ресурс] / Независимая газета. 2020. URL: http://www.ng.ru/world/2020-04-02/100_200402nato.html (дата обращения: 30.04.2020).
  18. За коронавирусом идут потоп, засуха и голод. Прогнозы на 2020 год становятся все мрачнее [Электронный ресурс] / BBC. 2020. URL: https://www.bbc.com/russian/features-52437166 (дата обращения: 27.04.2020).
  19. Кагарлицкий Б.Ю. Неолиберализм и вирус [Электронный ресурс] / Интернет-журнал Рабкор.ру. 2020. URL: http://rabkor.ru/columns/editorials/2020/03/20/neoliberalism_and_the_virus/ (дата обращения: 01.05.2020).