ru
Новости
  • 11.08.2019

    Опубликованы работы Лауреатов конкурса эссе 2019 г.

    Подробнее
  • 17.06.2019

    Всероссийский молодежный конкурс эссе 2019

    Подробнее
  • 25.03.2019

    Tворческий конкурс НАТО 70 лет/Эстония 15 лет в НАТО

    Подробнее
  • 24.12.2018

    Развитие международного научно-исследовательского сотрудничества в сфере исследований актуальных проблем формирования архитектуры Европейской безопасности.

    Подробнее

09.10.2014Тарчокова Асият Арсеновна, г. Нальчик

РОССИЯ И НАТО: ОТ СОДЕЙСТВИЯ К ПРОТИВОДЕЙСТВИЮ? - Конкурсная работа - Всероссийский молодежный конкурс эссе не тему: «Россия и НАТО на пути к стратегическому партнерству», 2014, Тарчокова Асият.

Тарчокова Асият,
магистрант 2 года обучения,
Кабардино-Балкарский государственный университет,
Институт права, экономики и финансов
г. Нальчик

 РОССИЯ И НАТО: ОТ СОДЕЙСТВИЯ К ПРОТИВОДЕЙСТВИЮ?

Разрушение биполярного мира после распада Советского Союза, породившее основу для сотрудничества России и НАТО, потребовало поиска новых угроз и вызовов – общих для НАТО и России. Сегодня же наблюдается тенденция в обратном направлении: взаимные угрозы обеих сторон, России и стран-членов НАТО, в свете последних событий отдаляют ситуацию от характера мирного времени. За несколько месяцев от совместной борьбы против транснациональных угроз стороны перешли к «прохладному» и почти «холодному» противостоянию. Под угрозой исчезновения находятся сферы сотрудничества сторон. Поэтому главный вопрос на сегодня – как в современных условиях сохранить кооперативный характер отношений и найти общие интересы на поле международной безопасности?

Расширению сотрудничества и координации действий для обеспечения общей безопасности мешают недоверие, политика наращивания вооружений и взаимного стратегического сдерживания сторон.

Наращивание военной силы продолжает оставаться основным, традиционным и наиболее доступным методом обеспечения безопасности. В то же самое время в условиях изменения характера угроз и вызовов безопасности модифицируются и модернизируются механизмы, технологии и цели применения военной силы. Так, «обеспечение доминирования в информационном пространстве становится одной из важнейших стратегических целей развития военного потенциала».[1] Международному сообществу навязывается гипертрофированное значение фактора силы. Практика односторонних, нелегитимных с точки зрения международного права действий со стороны ряда держав, равно как и усилия по продавливанию своих позиций при полном игнорировании законных интересов других партнеров, серьезно подрывают стабильность.[2]

Попытка объединить евроконтинентальную и англо – американскую безопасность оказалась «неэффективной и нежизнеспособной» и приоритет безопасности отдельного государства над международной стал «основой для возникновения идеи и практики национальной безопасности». Укрепление национальной безопасности и рост национальных амбиций ставит под угрозу сохранение коллективной, международной безопасности, о чем свидетельствуют разногласия внутри организаций в принятии военно-политических и экономических действий.[3]

Для эффективного противостояния транснациональным вызовам и угрозам безопасность в глобальном мире должна обладать высокой конкурентоспособностью перед национальной безопасностью. Поэтому национальная безопасность требует обособленности и автономности от систем международной и глобальной безопасности и соблюдения базовых общепризнанных норм и международно-правовой этики.

Сегодня происходит столкновение уже не правовых, а геополитических интересов сторон. Здесь важно отметить неразрывную связь между интересами и безопасностью государств как международных акторов. Дилемма состоит в том, что обеспечивая свою национальную безопасность, государство преследует и реализует во внешней политике свои национальные интересы, но возможно ли представить в современных условиях международно-политических процессов, чтобы государство также рьяно и целеустремленно стремилось обеспечить региональную, международную или глобальную безопасность во благо региональных либо международных интересов? Весьма трудно себе такое представить, это, возможно, даже противоречило бы сущности государства. Это порождает, в свою очередь, вопрос о правомерности нарушения национальной безопасности во имя сохранения безопасности международной и глобальной. В условиях появления с глобализацией нового уровня глобальной безопасности национальная безопасность стала более уязвимой. Эта же связь повышает требования к действиям международных акторов, связанным с обеспечением национальной безопасности. Прежде всего, к таким требованиям следует отнести легитимность, а также наличие достоверных фактов, доказательств и свидетельств того, что политическая ситуация в том либо ином государстве угрожает миру, безопасности и стабильности во всем регионе или в мире в целом. Соблюдение данных требований особенно важно при присвоении мандата государству или международной организации на совершение интервенции (военной, гуманитарной и др.) В современных условиях противоречивого информационного сопровождения конфликтов это весьма затруднительно.

«Автономизация международных структур обусловлена балансом межгосударственных интересов; она кончается, когда входит в противоречие с жизненно важными интересами наиболее сильных игроков».[4] Определение для каждой из сторон границ между национальными и международными интересами, распределение военно-политических, организационных и интеллектуальных сил по соответствующим направлениям безопасности (национальной и международной), хотя обеспечение второй и накладывается на первую, должны стать приоритетными задачами для всех сторон и участников строительства архитектуры безопасности. Современный характер взаимоотношений и все более частое нарушение международной и глобальной систем для укрепления национальной безопасности приводят к дисбалансу в уровнях безопасности, что требует разграничения понятий и явлений. Следовательно, важно дать точное определение и установить «шкалу приоритетности» международной или национальной безопасности.

Еще одной проблемой, усугубляющей взаимоотношения сторон, являются все чаще декларируемые «двойные международные стандарты» в праве международной безопасности. Говоря о них, мы сталкиваемся с дилеммой: по сей день, правоведы-международники утверждают, что одним из недостатков международного обычного права и является неясность и неопределенность того, насколько широкой и частой должна быть международная практика, чтобы можно было установить международное общее правило и утверждать о формировании международного обычая. Еще один источник проблемы – необходимость «находить» (т.е. формировать) новые правила и обычаи без достаточных доказательств, что подрывает консенсуальную основу самого международного права. Из указанных недостатков механизма действия права международной безопасности исходит и третий практический «порок» взаимоотношений – частые нарушения международного права, как его основополагающих принципов, в широкой интерпретации, так и его отдельных норм и договоров.

В связи с этим, один из перспективных пунктов повестки дня по безопасности во взаимоотношениях России и НАТО –  разрешение вопроса о соотношении права и силы, а именно избегание распространения концепции зависимости права от силы. Применение международного права ad hoc, расшатывание международно-правовых принципов невмешательства и защиты суверенитета государств ставят новые задачи укреплениия архитектуры международной безопасности, повышения легитимности действий на международной арене и создания гарантий поддержания международного правопорядка.

Обеспечение глобальной и международной безопасности связано с противодействием таким явлениям, как международный терроризм, распространение ОМУ и нарушение договоров и конвенций в области разоружения, незаконная торговля оружием, организованная преступность, вооруженные конфликты с эскалацией военных действий за пределы регионов, пиратство, природные и техногенные катастрофы, а также появление на поле безопасности негосударственных, транснациональных и общественных акторов, которые в той или иной степени оказывают влияние на состояние безопасности.

Рассматривая проблемы распространения транснационального терроризма и пиратства необходимо помнить, что они порождены, прежде всего, диспропорциональным распределением мирового дохода, что и является источником многих других причин, порождающих данные явления. Ясно и то, что лишь военной силой их не разрешить. Военная мощь в борьбе с терроризмом и пиратством должна быть подкреплена мерами социального, экономического и политического характера. Неравенство в доходах и большой разрыв в уровнях развития государств – основное противоречие в двадцать первом веке. И состояние международной безопасности обусловлено разрешением этого противоречия. Это значит, что наиболее могущественным акторам принадлежит ведущая роль в управлении международной безопасностью, поскольку только ими может быть разрешена проблема противоречия в разрыве между передовыми и отстающими государствами.

Особую обеспокоенность вызывает состояние сферы международного контроля над вооружениями. В частности, проблема мировой торговли оружием должна рассматриваться в контексте международной безопасности и следует учитывать последствия торговли оружием и ее влияние на распределение сил на мировой арене и международную стабильность. Неэффективность международных мер контроля за оборотом оружия способствует поддержанию и возникновению внутригосударственных и международных конфликтов.

Площадкой для обсуждения вопросов контроля над распространением вооружений, а также ядерного разоружения и предотвращения размещения оружия в космосе может стать Конференция по разоружению, в которой Россия и НАТО как международные акторы с крупными рынками вооружений могут сыграть ключевую роль в активизации и повышении эффективности работы органа. Укрепление режима контроля над вооружениями и транспарентность военной деятельности станут факторами стратегической стабильности.

Одна из перспективных сфер сотрудничества России и НАТО – объединение трансатлантической и транстихоокеанской геополитических пространственных измерений в целях всеобъемлющего стратегического развития и сотрудничества в сфере безопасности. Экспертами и учеными еще с 2009 года ставится вопрос о новой архитектуре транстихоокеанской безопасности и сотрудничестве (ТТБС), опирающейся на полноценное участие основных игроков: США, России, Японии, КНР, а также государств группы АСЕАН. При этом в качестве конечной цели выдвигается – совмещение пространства ТТБС с пространством деятельности трансатлантических структур и, таким образом, создание единого «мирового кольца безопасности и развития от Ванкувера до Владивостока по обоим азимутам – восточному (через Атлантику) и западному (через Тихий океан)». [5] Пересечение партнерства Россия-НАТО и архитектуры ТТБС на общих участниках США и России может стать скрепляющим элементом этого «мирового кольца безопасности».

Для преодоления конфликтогенных противоречий в обеспечении безопасности, прежде всего, необходимо применять компромиссный подход в противовес агрессивному. Во-вторых, при анализе любой проблемы национальной безопасности важно проводить анализ рисков, вызовов и угроз этой проблемы для международной безопасности.

Кроме того, многосторонний и легитимный характер операций с привлечением партнеров должен стать наиболее предпочтительной формой международных действий в укреплении структуры международной безопасности. И наконец, только многовекторная политика, основанная на доверии и обеспечении гарантий, искусная дипломатия во всех направлениях (Азия, Латинская Америка, Африка, Ближний Восток) может поставить партнерство России и Североатлантического Альянса на признаваемые в мировом сообществе доминирующие роли и сделать их в лице друг друга и других государств незаменимыми и ценными партнерами в обеспечении международной безопасности. В таких условиях «чаша содействия» имеет немалые шансы перевесить «чашу противодействия» во взаимоотношениях России и НАТО.



[1] Куклина И. Глобальное обеспечение безопасности: коллапс силы и права? // Мировая экономика и международные отношения, 2013, №3, С. 22

[2] Кортунов С.В. Диалектика национальной и международной безопасности: некоторые международные аспекты / Проблемы национальной безопасности и контроль над вооружением, 2010, С. 39.

[3] Косолапов Н. А. Безопасность международная, национальная, глобальная: взаимодополняемость или противоречивость? // Мировая экономика и международные отношения. – 2006. – № 9. – С.3-13. 

[4] Куклина И. Глобальное обеспечение безопасности: коллапс силы и права? // Мировая экономика и международные отношения, 2013, №3, С. 22

[5] Амиров В. Швыдко В. Новая архитектура транстихоокеанской безопасности и сотрудничества // Мировая экономика и международные отношения. 2013. № 5. C. 91.



blog comments powered by Disqus