ru
Новости
  • 11.08.2019

    Опубликованы работы Лауреатов конкурса эссе 2019 г.

    Подробнее
  • 17.06.2019

    Всероссийский молодежный конкурс эссе 2019

    Подробнее
  • 25.03.2019

    Tворческий конкурс НАТО 70 лет/Эстония 15 лет в НАТО

    Подробнее
  • 24.12.2018

    Развитие международного научно-исследовательского сотрудничества в сфере исследований актуальных проблем формирования архитектуры Европейской безопасности.

    Подробнее

09.10.2014Захаренкова Карина Сергеевна, г. Новосибирск

Конкурсная работа - Всероссийский молодежный конкурс эссе не тему: «Россия и НАТО на пути к стратегическому партнерству», 2014, Захаренкова Карина

Захаренкова Карина Сергеевна

Студентка 3 курса
факультета  Международных отношений
Новосибирского Государственного Университета Экономики и Управления
г. Новосибирск 

1 апреля 2014 года на официальном сайте Совета Россия-НАТО появилось  заявление министров иностранных дел стран НАТО, в котором они выражают своё решение приостановить все практическое гражданское и военное сотрудничество между НАТО и Россией. Таким образом, альянс прекращает всё, кроме политического диалога.  В заявлении сказано, что политический диалог в Совете Россия–НАТО может продолжаться по мере необходимости на уровне послов и выше, чтобы  обмениваться мнениями, прежде всего по поводу Украинского кризиса. Так же министры иностранных дел выражают своё намерение обсудить отношения Россия-НАТО на предстоящем Саммите в июне.[1] 

Стоит заметить, что это не первый раз, когда Совет приостанавливает свою работу. Между Альянсом и Россией существуют сложные и противоречивые отношения, обостряемые изменениями в международной обстановке. Еще несколько десятилетий назад Россия и НАТО находились в состоянии жесткой конфронтации, и мало кто мог представить, что эти они будут способны не только на мирное сосуществование, но на конструктивное сотрудничество и объединение усилий по решению ключевых международных проблем. Тем не менее, международная обстановка менялась: появились общие угрозы, такие как международный терроризм, дальнейшее распространение оружия массового уничтожения, а также новые вызовы и перспективы. Изменялись и сами акторы. Сотрудничество России и НАТО стало привычным делом в начале XXI века. Перезагрузка, запущенная администрацией Обамы в 2009 году, прошла успешно. В 2008-м отношения между США и Россией достигли своей низшей точки с 1991 года. На повестке дня стояли только проблемные вопросы, и стороны расходились очень резко по таким вопросам, как контроль над стратегическими вооружениями, противоракетная оборона в Европе, расширение НАТО, Грузия, Иран и поправка Джексона–Вэника. Москва и Вашингтон  заключали новые договоры о сокращении стратегических вооружений, углубили сотрудничество по Афганистану, договорились об усилении давления на Иран, включая эмбарго на поставку оружия, и работали вместе над вступлением России во Всемирную торговую организацию. Но перезагрузка не решила всех спорных вопросов. Одним из таких камней преткновения стал вопрос расширения расширение НАТО на Восток. Это же противоречит существующей концепции развития ПРО России.

На протяжении почти двух десятилетий Россия принимает участие в различных проектах по ПРО как с отдельными членами НАТО, в том числе и США, так и с Альянсом в целом. Однако ни одно из этих усилий так и не привело к заметному успеху. Вместо дальнейшего ухудшения отношений в погоне за непонятными целями, необходимо более плодотворно подойти к возможностям углубления двустороннего сотрудничества по другим аспектам. Они могут касаться развития региональной безопасности в Афганистане и Средней Азии после вывода из этого региона основной части сил НАТО, предотвращения новых террористических угроз, развития норм и ограничений в сфере кибернетических войн, укрепления мер безопасности по отношению к ядерным материалам и другим потенциальным видам оружия массового уничтожения.

Стоит заметить, что ни в одном из концептуальных документов Российской Федерации — ни в Стратегии национальной безопасности, ни в Концепции внешней политики, ни в Военной доктрине — НАТО не фигурирует в ряду внешнеполитических приоритетов нашей страны. Официальная линия России основывается на готовности развивать сотрудничество с Североатлантическим альянсом, но при соблюдении двух главных принципов.

Отношения должны строиться на равноправной основе, что для России означает учет ее интересов со стороны НАТО.

Ключевой российский интерес состоит в последовательном уважении норм международного права, и то, насколько политика и действия НАТО отвечают такому критерию, определяет характер отношений с этой организацией России.[2]

В НАТО усиливается понимание приоритетности российского вопроса. Когда велась подготовка новой стратегической концепции альянса, началось критическое переосмысление его линии в отношении России. Чарльз Купчан, старший научный сотрудник Совета по международным отношениям и профессор международных отношений университета Джорджтауна, заявил: «Ближайшей целью является не нахождение точной формулы взаимодействия с Москвой, а начало стратегического диалога, который ясно продемонстрирует, что члены НАТО искренне желают соединить Россию с евроатлантическим сообществом»[3]

Надо сказать, что в отношениях между Альянсом и Россией наблюдается некоторая закономерность.  После многих лет налаживания отношений происходит кризис, при котором отношения ухудшаются. После некоторой «передышки» все возвращается на круги своя. Мы начинаем налаживать отношения, а спустя некоторое время опять происходит резкий спад доверия и взаимного уважения.

Так, война в Грузии в августе 2008 года и последовавшее признание Россией независимости Южной Осетии и Абхазии до предела обострили отношения РФ с Западом, которые фактически оказались под угрозой военно-политической конфронтации. НАТО отказалась от российского предложения созвать чрезвычайную сессию СРН для обсуждения кризисной ситуации и заморозила отношения с Россией. Выход из кризиса стал возможен благодаря перезагрузке российско-американских отношений и был закреплен решениями лиссабонских саммитов НАТО и СРН в ноябре 2010 г. Однако уже тогда возникал вопрос: насколько устойчивой окажется позитивная динамика сотрудничества между Россией и НАТО, и не приведут ли фундаментальные разногласия к очередному глубокому политическому кризису в европейской системе безопасности? К сожалению, всего через четыре года это стало реальностью. Но какими же наши отношения могут быть в дальнейшем?

Одной из ключевых задач НАТО на Лиссабонском саммите стал перевод в позитивно-конструктивное русло отношений с Россией. Лиссабонский Совет Россия–НАТО заявил о стремлении к подлинному стратегическому партнерству. Однако кризис в Украине заставляет НАТО корректировать свои цели и планы. По словам А. Расмуссена, участники сентябрьского саммита в Уэльсе «должны принять жесткие решения в связи с долговременным стратегическим влиянием агрессии России на нашу собственную безопасность». Заместитель Генерального секретаря НАТО Александр Вершбоу подтвердил: «…теперь нам, конечно, придется оценить последствия событий вокруг Украины и, возможно, пересмотреть всю свою стратегию». Но вполне очевидно, что политическая оценка украинского кризиса и его влияния на будущую трансформацию НАТО уже определена. Очевидно, что Уэльский саммит утвердит программу укрепления коллективной обороны в Европе, прежде всего, за счет активизации учебно-боевой подготовки. Фактически это ответ Москве на ее вопрос: куда и на что будут нацелены активный действия союза после выхода из Афганистана?

В свете украинского кризиса даже такое «историческое достижение» Лиссабонского саммита, как перевод отношений Россия–НАТО в русло стратегического партнерства, вряд ли можно считать искренним решением со стороны альянса. Некоторые запланированные программы сотрудничества, включая совместные учения, уже отменены, заблокировано участие России в мерах безопасности по уничтожению сирийского химического оружия. Меры по свертыванию контактов с Россией в военной сфере принимают и отдельные члены НАТО.

Новая парадигма российско-западных отношений и их нынешний кризис уже не позволяют рассчитывать на выход из него. «Перезагрузка» отношений между двумя сторонами, учитывая то, что первая закончилась очередным глубоким конфликтом в Европе, уже не возможна. И для России, и для НАТО теперь актуален другой вопрос: как удержаться от эскалации конфликта и взаимной конфронтации?

На мой взгляд, через некоторое время взаимного игнорирования и недоверия, отношения между Россией с одной стороны и НАТО с другой будут постепенно улучшаться. Так как совершенно очевидно, что сворачивание налаженных контактов, замораживание привычных связей и отказ от диалога является самым плохим вариантом реакции на кризис. Напротив, именно в кризисных ситуациях диалог важен как ни при каких либо других обстоятельствах.

 



[1] http://www.nato-russia-council.info/ru/articles/20140327-announcement/

[2] Данилов Д. Россия – НАТО: дилеммы стратегического партнерства.

[3] Kupchan С. Decision Time: NATO's hard choices / NATO Review. 2009. No.2