ru
Новости
  • 28.08.2019

    Публикация работ конкурса эссе 2019 года

    Подробнее
  • 11.08.2019

    Опубликованы работы Лауреатов конкурса эссе 2019 г.

    Подробнее
  • 17.06.2019

    Всероссийский молодежный конкурс эссе 2019

    Подробнее
  • 25.03.2019

    Tворческий конкурс НАТО 70 лет/Эстония 15 лет в НАТО

    Подробнее

15.04.2012Александра Кононова, Нижний Новгород

А.А. Кононова
студентка 3 курса
факультета международных отношений ННГУ им. Лобачевского
г. Нижний Новгород

 РЕШЕНИЕ БРИТАНСКОГО ПРЕМЬЕР-МИНИСТРА Т.БЛЭРА 2003 г.
О ВОЕННОМ ВМЕШАТЕЛЬСТВЕ В ИРАК: ВОПРОСЫ КОНЦЕПТУАЛЬНОГО ОБОСНОВАНИЯ

 27 февраля 2003 года британской Палатой общин был одобрен политический курс правительства в отношении Ирака. Большинством голосов было поддержано решение Тони Блэра о военном вмешательстве в Ирак [1].

Этому решению предшествовали долгие парламентские дебаты в рамках серьезного раскола внутри правящей партии. Камнем преткновения стал вопрос о легитимности военной интервенции в контексте международного права, в частности, подразумевала ли Резолюция 1441 правомерность применения силы в Ираке, который и по сей день остается одним из самых спорных прецедентов в  международной правовой практике. Неоднозначность формулировки последствий, с которыми столкнется Ирак в случае невыполнения условий резолюции (в частности обеспечения беспрепятственного доступа инспекторов ЮНМОВИК и МАГАТЭ ко всем объектам на территории страны), которая звучала следующим образом: «дальнейшее нарушение им [Ираком] своих обязанностей приведет к серьезным для него последствиям»[2], стала лазейкой для обоснования военного вмешательства во внутренние дела страны со стороны США и Великобритании.

Так или иначе, администрации Джорджа Буша удалось привлечь на свою сторону Тони Блэра и заручится жизненно необходимой для ведения военных действий на территории Ирака поддержкой Британии, которой принадлежал ряд ключевых военных баз на Ближнем Востоке.

Какие обстоятельства заставили Т. Блэра пойти на этот шаг? Ни верность  «особым трансатлантическим отношениям», ни гонку за нефтяными ресурсами, ни принуждение и манипулирование со стороны США нельзя считать достаточно обоснованными ответами на этот вопрос. Тони Блэр имел возможность отказать США в своей поддержке, однако он ею не воспользовался, о чем Робин Кук, занимавший должность министра иностранных дел во время первого премьерства Блэра, высказался следующим образом: «Тони Блэру никогда не приходило в голову, что он мог бы завоевать большое уважение, если бы осмелился ответить «нет» такому влиятельному лицу, как президент США <…>, он принял решение принять участие в войне по той причине, что ему казалось намного легче дать отпор общественному мнению, нежели просьбе американского президента» [3].  

Однако, вскрывая глубинные мотивы этого политического решения, во многом шедшего вразрез с внешнеполитическими интересами страны, вызвавшего серьезное неодобрение со стороны членов лейбористской партии и ближайших соратников премьер-министра, мы можем утверждать, что оно было результатом личного побуждения политического лидера. В свою очередь, это побуждение  опиралось на внешнеполитический курс, объявленный Т.Блэром в контексте «новой лейбористской идеологии» и проекта ребрендинга Великобритании.

Создание нового имиджа для Британии, поддержка положительной репутации страны, позиционирование ее как «силы добра» на международной арене стали ключевыми моментами стратегии Т.  Блэра, а его сильное, харизматичное лидерство – «несущей конструкцией» индивидуального внешнеполитического стиля, в котором сильна была этическая составляющая. В мае 1997 года Робин Кук выступил с концептуальной речью «По вопросам государственной этичной внешней политики» [4], в которой были обозначены внешнеполитические приоритеты Великобритании.

В этом выступлении Робина Кука прослеживаются предпосылки зарождения концепции слияния понятий национального интереса и ценностных ориентаций общества, которая получила полное оформление в речи премьер-министра перед Экономическим клубом в Чикаго в 1999 году. В этой речи Т. Блэр, в частности, сказал:: «… в наших действиях мы руководствуемся смешанным чувством желания удовлетворить наши взаимные интересы с одной стороны, и, с другой стороны, моральной необходимостью защитить ценности, которые мы провозглашаем. В итоге ценности и интересы сливаются воедино. Если мы можем способствовать распространению ценностей свободы, верховенства закона, соблюдения прав человека, тогда это и в наших национальных интересах. Распространение наших ценностей делает нас более защищенными» [5].

В более поздних высказываниях глава правительства развивает новые аспекты своего взгляда на внешнюю политику в контексте государственных задач. В 2002 г. он заявил:  «Мы используем свои силу и влияние для достижения определенной задачи: ради того, чтобы защитить наши ценности и достичь целей, в которые мы искренне верим.<…> Не следует воспринимать внешнюю политику государства как некую отдельную, изолированную правительственную сферу, своеобразный ящик с пометкой «заграница» или «иностранное». Ее нужно воспринимать как часть одной совокупности с внутренней политикой государства, она должна отражать цели внутригосударственной политики. Она должна стать частью нашей общей миссии по обновлению государства» [6].

Понимание внешней и внутренней политики государства как единого целого сочетает в себе сформулированные в предыдущих выступлениях концепции обновления внешнеполитического имиджа Великобритании и этичной внешней политики «слияния ценностей и интересов», тем самым логически завершая идейный ряд, сформулированный Т. Блэром.

В первые годы нахождения у власти ближневосточный регион не был приоритетным политическим направлением для премьер-министра.  Все вопросы, касательно выработки внешнеполитического курса в этом направлении «легли на плечи» Робина Кука. К этому периоду относится его речь «Англо-арабское партнерство», посвященная пятой годовщине Англо-арабской Ассоциации, которая носила довольно оптимистичный характер[7]. Однако уже на этом этапе встала необходимость защитить решение Британии о наложении санкций на Ирак. 

Ключевой вехой в  новейшей истории развития англо-иракских отношений стал 2001 год. Теракты, произошедшие 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке и Вашингтоне, ознаменовали начало американской войны с терроризмом. В этой войне у мирового сообщества, по большому счету, было два выбора – либо поддержать США и выступить с ними «плечом к плечу», что собственно и сделал Т. Блэр, либо автоматически перейти на сторону нового врага, по принципу «если ты не с нами, значит ты против нас». В то же время британский премьер не в полной мере разделял  агрессивный внешнеполитический курс в отношении Ближнего Востока, принятый  администрацией Буша-младшего. Напротив, на первых порах своей задачей Тони Блэр видел сближение с Вашингтоном, чтобы не дать США «выйти из многополярной системы международных отношений»[8].

Встав перед выбором, заручиться поддержкой ООН для начала военной интервенции в Ираке, или же попытаться разубедить Вашингтон на основании фактов, на фоне эскалации кризиса в Ираке, Т. Блэр предпочел первый вариант. Союзники начали активную кампанию, задачей которой было убедить Совет Безопасности выпустить новую резолюцию, которая бы развязала им руки в Ираке. Параллельно премьер-министр пытался использовать свое влияние на Вашингтон, с тем чтобы сдержать рвение США и убедить их тщательно подготовить почву к военным действиям, которые бы не нарушали принципов многополярной системы международных отношений.

Так или иначе, события 11 сентября во многом повлияли на ту оценку, которую Тони Блэр давал угрозе, исходящей от Саддама Хусейна. Из его публичной риторики ушли такие понятия, как «разумные санкции» и «политика сдерживания агрессора». Их сменила четко сформулированная идея  насильственной смены правящего режима в стране:

«Не подлежит сомнению то, что Ирак, состояние региона и мир в целом станут лучше без Саддама Хусейна.  Эта страна [Ирак] заслуживает того, чтобы ею управлял не жестокий диктатор, а   некто, придерживающийся принципов международного права. <…> Мы не имеем ничего против иракского народа. Освободившись от режима Хусейна, эти люди смогут сделать Ирак богатой страной, превратить его в силу добра на Ближнем и Среднем Востоке»[9].

Премьер-министр не проводил прямых параллелей между террористическими группировками и правительством Ирака, не упоминая также иракскую ядерную программу. Свое решение в отношении этой страны он проводил под флагом свержения режима опасного диктатора, чье правление противоречит ценностям всего развитого мира и ущемляет естественные права его же народа. Тони Блэр позиционировал ужесточение позиции по Ираку как акт защиты демократических принципов и желание помочь иракским жителям. Это подтверждают также и следующие слова Джека Строу, сменившего Кука на должности министра иностранных дел в 2001 году, на тему распространения демократических ценностей на Востоке в целом:

«Арабские правительства сами должны решать, как провести процесс реформ, модернизации и развития будет лучше и целесообразней. <…> Задачей Великобритании и для всего мирового сообщества становятся помощь и поддержка, так как мы имеем возможность опереться на наш собственный опыт, и так как мы сами заинтересованы в успехе этого жизненно важного для нас процесса»[10].

Интересно, что Тони Блэра полноправно считают «идеологом» политики военного вмешательства. Сам он всегда открыто говорил о том, что считает подобные действия вполне приемлемыми в определенной ситуации, и при этом ничуть не противоречащими провозглашенным им же принципам «этичной» внешней политики:

«Каждый раз с того момента, как я стал премьер-министром, мое стремление преследовать политику военного вмешательства встречало жесткое сопротивление. <…> Эта ситуация верна и для Ирака, где, совместно с США, мы выступили против наиболее опасного во всем мире, на данный момент, политического режима»[11].

Так как кампания союзников не имела успеха, и члены Совета Безопасности, в особенности Франция, требовали фактического подтверждения факта обладания Ираком ядерным оружием, а терпение США было на исходе, Тони Блэру ничего больше не оставалось, кроме как поставить парламент перед фактом, что Великобритания вступит в войну. Это требование было тем более возможным, что в руках премьера на тот момент была сосредоточена большая часть внутриполитических рычагов в стране, а в качестве оправдания военным действиям он использовал уже упомянутую Резолюцию 1441:

«Я никогда не говорил о том, что смена правящего режима является оправданием . Мы обязаны действовать в рамках, поставленных Резолюцией 1441. Вот наша правовая база. Но я открыто заявляю, что свержение режима является причиной, по которой, если мы начнем действовать, то мы можем делать это в согласии с нашей совестью и с чистым сердцем» [12].

Было бы неправильно считать что в отношении Ирака поведение Т. Блэра сводилось к роли идущего на поводу у США.  Очевидно, что его действия можно охарактеризовать  как действия самостоятельного политического лидера, и они прекрасно вписываются в заявленную им же парадигму о позиции Британии в НАТО как государства, способного стать посредником («мостом», как не раз говорил сам Тони Блэр), координирующим действия и внешнеполитические позиции союзников, расположенных по разные стороны Атлантики. Это было его личное решение, частично поддержанное командой и встретившее протест со стороны членов партии лейбористов и общественности, вызванного пренебрежением к формальному процессу принятия внешнеполитических решений, а также недостоверности и недостаточности информационного обеспечения. 

Своеобразное видение внешней политики, так ярко проявившееся в случае иракского кризиса, на первый взгляд можно посчитать популистским, слишком возвышенными и иногда наигранными кажутся его слова о возможности «сделать этот мир лучше», которую он видел в свержении Саддама Хусейна. Но они идеально вписываются в разработанный им идеологически и ценностно наполненный стиль ведения внешней политики. С его точки зрения, точки зрения активного политика, придерживающегося интервенционистского подхода и видящего интересы своего народа  в условиях современного мира в защите и распространении демократических ценностей, военное вмешательство в Ирак действительно представляло собой «единственный путь»[13].

ПРИМЕЧАНИЯ:

1.      Британская Палата общин все же одержала Блэра по иракскому вопросу, новостной сайт News.Flexcom. – Режим доступа: http://news.flexcom.ru/world/2003/02/27/9680/ (дата обращения 27.02.2012)
2.      Резолюция 1441 (2002), официальный сайт ООН. – Режим доступа: http://www.un.org/russian/documen/scresol/res2002/res1441.htm (дата обращения 02.03.2012)
3.      Cook, R. The Point of Departure /R. Сook. – London: Pocket Books, 2004. – P. 104.
4.      Robin Cook's speech on the government's ethical foreign policy, 1997, The Guardian official website. – Режим доступа: http://www.guardian.co.uk/world/1997/may/12/indonesia.ethicalforeignpolicy  (дата обращения 27.02.2012)
5.      Tony Blair’s "Doctrine of the International Community", 1999, PBS website. – Режим доступа: http://www.pbs.org/newshour/bb/international/jan-june99/blair_doctrine4-23.html (дата обращения 28.02.2012)
6.      Prime minister's address to the Lord Mayor's Banquet, 2002, The Guardian official website.  – Режим доступа: http://www.guardian.co.uk/politics/2002/nov/11/labour.iraq (дата обращения 28.02.2012)
7.      Robin Cook’s speech at a pecepttion to mark 50th anniversary of the Anglo-Arab Association, 1998, Hebroots website. – Режим доступа: http://www.hebroots.org/hebrootsarchive/9803/980317_g.html (дата обращения 28.02.2012)
8.      Stephens, Ph. Tony Blair: The price of leadership / Ph. Stephens. – London: Politico’s, 2004. – P. 177
9.      Tony Blair’s statement to Parliament on Iraq, 2002, The Guardian official website. – Режим доступа: http://www.guardian.co.uk/politics/2002/sep/24/foreignpolicy.houseofcommons (дата обращения 29.02.2012)
10.  Straw, J. Launch of the Civility Programme on Middle East Reform / J. Straw, The FPC website. – Режим доступа: http://fpc.org.uk/articles/242 (дата обращения 29.02.2012)
11.  Tony Blair’s Mansuion House speech, 2005, The Guardian official website .– Режим доступа: http://www.guardian.co.uk/politics/2005/nov/15/development.internationalaidanddevelopment1 (дата обращения 29.02.2012)
12.  PM Statement Opening Iraq Debate, 2003, The Guardian official website. – Режим доступа: http://www.guardian.co.uk/politics/2003/mar/18/foreignpolicy.iraq1 (дата обращения 29.02.2012)
13.  Tony Blair's speech to the Labour Party conference, 1999, BBC News official website. – Режим доступа: http://news.bbc.co.uk/2/hi/uk_news/politics/460009.stm (дата обращения 29.02.2012)

blog comments powered by Disqus