ru
Новости
  • 28.08.2019

    Публикация работ конкурса эссе 2019 года

    Подробнее
  • 11.08.2019

    Опубликованы работы Лауреатов конкурса эссе 2019 г.

    Подробнее
  • 17.06.2019

    Всероссийский молодежный конкурс эссе 2019

    Подробнее
  • 25.03.2019

    Tворческий конкурс НАТО 70 лет/Эстония 15 лет в НАТО

    Подробнее

22.04.2013Александра Кононова, Нижний Новгород

А.А. Кононова
студентка 4 курса
факультета международных отношений ННГУ им. Лобачевского
г. Нижний Новгород

Процесс принятия внешнеполитических решений в современной Великобритании. 

Впервые за семьдесят лет в Великобритании по итогам выборов в Парламент 2010 года было создано коалиционное правительство, образованное в результате объединения либерально-демократической и консервативной партии. В условиях классической двухпартийной системы это событие можно оценить как весьма неоднозначный[1] феномен. Во-первых, это говорит о том, что доверие населения к двум партиям-лидерам (консерваторам и лейбористам) в стране значительно подорвано. Во-вторых, «соправление» Дэвида Кэмерона и Ника Клегга в новой должности заместителя премьер-министра лишает первого шансов на обладание такими же сильными рычагами власти, коими обладали в недавнем прошлом, например, Тони Блэр или Маргарет Тэтчер. В отношении правления Тэтчер, кстати, впервые был применен термин «elective dictatorship» («выборная диктатура») – так лорд-канцлер Хэйлсхэм[2]  в свое время определил установившееся  в стране верховенство правительства над парламентом, с тех самых пор «проблема президентализма»  в Великобритании была и остается актуальной[3].

Но, несмотря на общую тенденцию укрепления властных полномочий премьер-министра, характерную для Великобритании, с приходом к власти в стране Д.Кэмерона мы наблюдаем скорее реверсивный процесс: на сегодняшний день, в силу объективных причин, преобладает как раз таки коллективный принцип принятия политических решений в британском аппарате власти. В данной статье представлено исследование не только этой тенденции, но и ряда других немаловажных особенностей, которые характеризуют современный процесс принятия внешнеполитических решений в Великобритании.

В рамках заявленной темы мы также предлагаем отойти от традиционного подхода к пониманию механизма выработки внешнеполитических решений в государственном аппарате. Традиционная парадигма предполагает, что мы рассматриваем государство в качестве «бильярдного шара», полого внутри, имеющего некий абстрактный национальный интерес и преследующего, исходя из этого интереса, некоторые цели. Однако такой подход нивелирует значимость отдельной личности в процессе принятия внешнеполитических решений, что, в условиях тенденции к «персонализации» политики и с точки зрения теории глобальной взаимозависимости, когда «бабочка, взмахивающая крыльями в Айове, может вызвать лавину эффектов, которые могут достигнуть высшей точки в дождливый сезон в Индонезии»[4], оставляет за кадром роль субъекта в политике как некий объективный фактор современной международно-политической жизни.

 Поэтому, в качестве теоретико-методологической базы мы предлагаем в большей степени опираться на бюрократическую модель политики – концепцию, разработанную  учеными Т. Эллисоном и Х. Гальпериным, основной акцент в которой ставится на роли «отдельных личностей в политике и взаимодействиях, которые происходят между ними, как факторах, определяющих действия правительства во внешней политике»[5]. Такой подход поможет нам рассмотреть институциональную структуру процесса принятия внешнеполитических решений в Великобритании, от «игроков высшего уровня» до «игроков более низкого уровня»[5]. Применительно к Великобритании, мы можем выделить следующие масштабные институциональные уровни: высший уровень – уровень  правительства, представленный, премьер-министром и кабинетом министров, и более низкий уровень исполнителей – уровень Министерства иностранных дел и по делам содружества.

В современной Великобритании главная ответственность за выработку внешнеполитического курса страны лежит на плечах премьер-министра: «число иностранных визитов, осуществляемых премьер-министрами значительно возросло. Это – тренд, обусловленный глобализацией. Премьер-министр неизбежно становится все более вовлеченным в глобальный политический процесс, и это является значимым фактом»[6]. Таким образом, традиционные внешнеполитические функции премьер-министра – он – второй после Королевы (чья роль во внешней политике носит формально-церемониальный характер) представитель государства на международной арене, он формирует Кабинет министров — узкий состав Правительства, куда входит министр иностранных дел, назначаемый Королевой по его рекомендации – расширяются и дополняются.

Премьер-министр также председательствуют в Совете национальной безопасности, и, соответственно определяет основные содержательные пункты стратегии национальной безопасности – ключевого государственного внешнеполитического документа. Говоря о Совете национальной безопасности, хотелось бы подчеркнуть, что сам по себе этот институт – исключительно заслуга Дэвида Кэмерона, он был создан  им в мае 2010 года. Такой шаг – безусловное свидетельство готовности координировать процесс принятия политических решений, так как Совет представляет собой еще одну платформу для обсуждения наиболее приоритетных вопросов в рамках Кабинета Министров. Должность советника премьер-министра по вопросам национальной безопасности занял карьерный дипломат и представитель британского разведывательного сообщества Питер Рикеттс[7].

Влияние премьер-министра также определяется его председательством в ряде так называемых «выборных» комитетов Кабинета министров, в том числе и в комитете по обороне и внешней политике[8], члены которого назначаются премьер-министром (необязательно из членов текущего кабинета) и целью которого является детальная разработка и принятие решений на более низком уровне. При этом в рамках этого комитета существует ряд «подкомитетов»: комитет кабинета министров по борьбе с терроризмом, по Северной Ирландии, по разведывательным службам и так далее[9].

Еще один важный инструмент, находящийся в распоряжении сегодняшнего премьер-министра – полуофициальный департамент, созданный еще во время премьерства Тони Блэра и укрепивший рычаги его политического влияния, на сегодняшний день позволяющий премьер-министру досконально контролировать и координировать работу правительства[10]. Тем не менее, в отношении премьерства Дэвида Кэмерона эту укрепляющую властную вертикаль структуру не стоит переоценивать: по мнению исследователей официальное закрепление структуры, также как и ее излишнее влияние маловероятны во время его правления. Более того, даже если подобные изменения будут иметь место, вряд ли они обеспечат значительное укрепление позиций Дэвида Кэмерона в силу тех трудностей, с которыми ему приходится сталкиваться как руководителю коалиционного правительства[10].

Говоря о сфере внешней политики, необходимо сделать акцент на двух ключевых институциональных элементах: Кабинете министров и Совете национальной безопасности. Именно два этих правительственных органа вырабатывают общие направления внешней политики страны, задавая общий тон международной политике Великобритании.

Что касается Кабинета министров, то его основными задачами являются: окончательное определение политики, представляемой Парламенту, осуществление контроля за деятельностью важнейших правительственных учреждений и координация деятельности различных министерств. По существу, повседневное руководство вопросами внешней политики осуществляет Кабинет.

Совет национальной безопасности выступает в качестве нового форума институционального уровня в рамках Кабинета министров, и мы можем утверждать, что нововведение Дэвида Кэмерона стало ключевой институциональной инициативой, направленной на унификацию внешней и оборонной политики государства и  координацию международных усилий политических, силовых и специальных ведомств кабинета.

Особая роль в выработке внешнеполитических решений принадлежит министру иностранных дел Великобритании – фактически второму ответственному лицу государства в международных отношениях. На эту должность Дэвид Кэмерон на следующий день после вступления в должность назначил своего соратника по партии Уильяма Хэйга[11]. Хотя формально Хэйг находится несколько в тени дуумвирата Кэмерон-Клегг, его значимость в  руководстве Консервативной партии, основанная на солидном политическом опыте и широких политических связях, определяет его роль как наиболее важной фигуры после премьер-министра[12]. В период с 1997 по 2001 год он был лидером консерваторов и рассматривался лейбористскому премьер-министру Тони Блэру. С этого поста он ушел после поражения от лейбористов на выборах 2001 года. Лишь в 2005 году он вновь занял значимую должность в Консервативной партии. Дэвид Кэмерон, возглавивший на тот момент партию, пригласил Хейга на должность министра иностранных дел его «теневого» кабинета. Свои полномочия Хейг сохранил и после выборов в мае 2010 год[13]. Свои особые и формальные, и неформальные отношения с премьер-министром Хейг не раз подчеркивал в своих выступлениях[14].

Нельзя назвать Хейга реформатором, однако с момента вступления в должность ряд резонансных изменений в структуре МИД все-таки произошел. Значимым является расширение числа «государственных министров», проводя аналогию с русскими реалиями, это должность младших министров или заместителей министра[15]. Если во время правления лейбористов в состав руководящего звена Форин Оффис входило 4 министра[16], два государственных министра по иностранным делам и два парламентских заместителя,  то сегодня руководство МИД Великобритании представлено 6 лицами, не считая министра иностранных дел – это четыре государственных министра и два парламентских заместителя. Каждый из них ответственен за определенный набор направлений и определяет политику Форин Оффис в этой сфере. 

Довольно большой резонанс в Британском обществе вызвала также просочившаяся информация о сокращении числа рабочих мест в МИД, инициированное Хейгом. В частности, Джек Строу, бывший министр иностранных дел при Тони Блэре, заметил, что подобный шаг может «значительно ослабить» возможности Форин Оффис эффективно действовать, в частности, в Ливии. Однако Уильям Хейг, не раз делавший акцент на том, что необходимо значительно повысить уровень дипломатических навыков сотрудников МИД, а также требовать от них обязательной глубокой компетенции в довольно узких и специфических сферах[17],  оправдывает подобное решение как метод сокращения балласта административных работников.

Еще одним немаловажным новшеством, которое характеризует период вступления в должность Хейга, является провозглашенная им ориентация на бизнес в международной политике. Под этим подразумевается «использование глобальной дипломатической сети для поддержки британского бизнеса в интервенционистской и активной манере»[18]. Однако, нужно отметить, что, в принципе, подобные позиции правительства и, в частности, подобные заявления Хейга были довольно критично оценены общественностью, в ответ были высказаны обвинения и в «скатывании в банальную торговую политику» и «в политике двойных стандартов»[19].

Спускаясь далее по «вертикали власти», в соответствии с концепцией бюрократической политики Эллисона и Хальперина,  «более низкий уровень игроков» в процессе принятия политических решений представлен уровнем исполнителей. Однако подобный статус отнюдь не умаляет значимости институционального уровня, представленного Министерством иностранных дел Британии, в этом процессе. Как подчеркивают сами авторы концепции,  именно игроки административно-функционального уровня играют наиболее важную роль в разрезе «действий правительства»[5], то есть именно они ответственны за то, как принятое на высшем уровне решение будет реализовано на практике, они являются тем промежуточным звеном, зачастую выходящим за пределы анализа, между официально провозглашенным внешнеполитическим решением правительства и его воплощением. Более того, именно от качества проделанной сотрудниками МИД работы по сбору и анализу информации будет зависеть те данные, исходя из которых высшее руководство будет принимать свои решения.

В условиях британских политических реалий роль Министерства иностранных дел усиливает также и тот фактор, что Дэвида Кэмерон является политиком, в большей степени ориентированным на внутреннюю жизнь своего государства. Непосредственно за ним закреплены лишь несколько наиболее «животрепещущих» секторов внешней политики:  это отношения  со странами ЕС и политика Лондона в Афганистане.

Cтруктуру руководства британского МИД можно условно разделить на два подуровня. Первый подуровень – уровень политического руководства, это уровень, где принимаются ключевые, базисные решения и обозначаются основные векторы политики. Второй подуровень – несменяемый уровень административного руководства, ответственный за текущую информационную, аналитическую, документационную работу. Подобное деление, безусловно, повышает эффективность работы структуры, обеспечивает многоуровневый контроль и проверку при минимально возможной бюрократизированности.

Ранее в статье уже упоминалась ближайшая команда «соратников» У. Хейга, состоящая из четырех государственных министров и двух парламентских заместителей. Условно, этот руководящий слой МИД (первый уровень) можно обозначить как «пристрастный» или «партийно окрашенный». Шесть помощников Хейга и сам министр иностранных дел сменяются со сменой правящей партии. Однако именно эта политическая команда стоит на второй ступени после правительства в процессе принятия внешнеполитических решений и выработке внешнеполитического курса. Каждый из членов этой шестерки имеет в ведении одну из наиболее важных сфер внешней политики и, по сути, весь остальной аппарат МИД работает на них. Соответственно, выделяются следующие сферы ответственности:

  • Европа и НАТО;
  • Страны Содружества Наций и вопросы энергетики;
  • Восточная Азия, Латинская Америка, Австралия и Океания, права человека, консульские вопросы, миграция, борьба с международной преступностью, публичная дипломатия, Олимпиада-2014;
  • межведомственная координация вопросов международной торговли и привлечения инвестиций;
  • Африка, ООН, экономика, разрешение конфликтов, изменение климата
  • Афганистан, Южная Азия, Северная Америка, Ближний Восток и Северная Африка, борьба с терроризмом и распространением оружия массового уничтожения[20].

Важно отметить, что, в отличие от сменяемого партийно-парламентского руководства, основной аппарат чиновников и служащих МИД Великобритании несменяем, то есть не зависит от итогов парламентских выборов. Этот постоянный аппарат непосредственно возглавляет постоянный заместитель министра иностранных дел — основная рабочая фигура в аппарате МИД. Выборы в парламент не приводят к смене постоянного заместителя, более того, обычно он является беспартийным. В область его повседневных обязанностей входит руководство повседневной оперативной деятельностью основного рабочего аппарата МИД, взятого в целом.

Как считает американский исследователь К. Лондон[16], постоянный заместитель представляет собой фигуру, гораздо более важную, чем большинство министров, в том числе государственные министры по иностранным делам. Постоянный заместитель министра как бы олицетворяет преемственность внешней политики Великобритании, причем эта преемственность, порой, проявляется в такой степени, что внешняя политика зачастую не меняется даже при смене одной правящей партии другой. В этом «наследственном единообразии» внешней политики Великобритании важную роль играет именно постоянный заместитель министра. На сегодняшний день эту должность занимает Саймон Фрейзер[20], а его предшественником был Питер Рикеттс, ныне являющийся советником премьер-министра по вопросам национальной безопасности, как уже говорилось ранее.

Постоянный заместитель возглавляет специальный комитет, в соответствии с рекомендациями которого происходят назначения лиц на высшие дипломатические посты, также финансово ответственное лицо; он несет ответственность перед Парламентом за распределение средств, выделяемых на дипломатическую службу. Однако вместе с тем постоянный заместитель не несет ответственности за внешнеполитический курс и соглашения. Эта ответственность возлагается на министра, хотя бы подлинным вдохновителем такого курса или тех или иных внешнеполитических акций и был постоянный заместитель министра[21].

Второй подуровень ответственен за исполнение основной оперативной работы Министерства иностранных дел, которая протекает в отделах.  Задача сотрудников отделов МИД – с одной стороны, осуществлять информационно-консультативную деятельность, с другой, исполнять решения, принятые руководством. Ответственность за руководство работой отделов постоянный заместитель делит с десятью другими членами совета директоров – руководящей верхушки аппарата МИД Великобритании[22]. Исходя из данных, опубликованных на официальном сайте (например, анализируя структурную схему организации[23]),  мы можем выделить восемь отделов – «директоратов», возглавляемых генеральными директорами, которые также входят в совет директоров и в сферу ведения каждого из них входит определенный круг вопросов, в соответствии с которыми выделяются еще несколько подотделов. Восьмой директорат возглавляет непосредственно Фрейзер. Этот отдел – Информационный директорат, который является частью так называемой «Центральной группы» –  структурной единицы, подведомственной постоянному заместителю. Также особый статус имеет Директорат торговли и инвестиций Соединенного Королевства – отдел, руководство которым осуществляется совместно Министерством иностранных дел и Департаментом бизнеса, инноваций и квалификации[12].

В целом, в подчинении головного офиса МИД находится порядка 14 000 сотрудников, работающих в 270 дипломатических структурах,  консульствах и посольствах, а также на службе британского МИД состоит около 10 000 сотрудников из стран, в которых он непосредственно осуществляет свою деятельность[12]. Таким образом, британский МИД – это глобальная дипломатическая сеть и сеть разведывательных служб, работающих в интересах Великобритании.

Подводя общий итог, необходимо отметить, что в рамках заявленного теоретико-методологического концепта бюрократической модели политики, в данной статье представлен анализ процесса выработки британского внешнеполитического курса во время премьерства Дэвида Кэмерона с точки зрения административно-институциональной структуры сектора правительства, занимающегося внешней политикой государства. Акцент сделан именно на уровне институтов принятия политических решений, их внутреннем устройстве и функциях, а также изменениях и нововведениях, привнесенных в работу этих элементов исполнительной власти с приходом к руководству в стране нового лидера.

Систематизируя представленные в статье исследовательские материалы, мы можем выделить следующие выводы-тенденции, характеризующие процесс принятия внешнеполитических решений в современной Великобритании.

Во-первых, в структуре правительства Великобритании основная роль по определению внешнеполитического курса и его концептуальному оформлению принадлежит стоящему у власти премьер-министру Дэвиду Кэмерону совместно с кабинетом министров, которые осуществляют деятельность на основе коллегиального принципа принятия решений, во многом обусловленного ограничениями, которые накладывает факт формирования в стране коалиционного правительства.

Во вторых, спускаясь ниже по вертикали власти, мы можем говорить о Министерстве иностранных дел как главном государственном органе, ответственном за выработку внешней политики, которому принадлежат такие функции, как обработка и подготовка информации для эффективного принятия внешнеполитических решений, с одной стороны, и выработка программ, а также непосредственно их реализация на практике, на основе постановлений и в рамках общего политического курса, определенных вышестоящими органами – с другой.

Таким образом, правительство и кабинет министров – государственные органы стратегического порядка, формулирующие общие направления в долгосрочных перспективах и принимающие важнейшие внешнеполитические решения. МИД – это орган тактического порядка, занимающийся разработкой алгоритмов и принятием политических решений на уровне конкретных задач и вызовов, в рамках общего курса.

В-третьих, особое, промежуточное место между двумя уровнями занимает министр иностранных дел Уильям Хейг, представляя собой некое межуровневое связующее звено. Министр иностранных дел входит в состав кабинета министров и Совета национальной безопасности и одновременно возглавляет МИД. Именно он несет ответственность за работу министерства и отчитывается перед премьер-министром. Однако, параллельно с этим, он принимает ключевые текущее решения и выступает в роли ближайшего советника Дэвида Кэмерона в международных делах.

В четвертых, внутри МИД можно также выделить два подуровня. Первый, руководящий подуровень состоит из политически окрашенных и политически нейтральных постоянных руководителей. На «партийное» руководство возложена ответственность за решения тактического характера, а на «беспартийное» – административно-координационное управление работой основного состава МИД. Наконец, самый низкий уровень в данном контексте, уровень исполнителей – чиновников – также можно условно определить как «партийно неокрашенный».

Эффективная работа правительственных структур, базирующаяся на трех специфически британских принципах – принципах секретности, коллективной ответственности и министерской ответственности – осуществляется за счет довольно сложной системы распределения сфер отчетности: отдельно от деления на внутренние отделы и департаменты существует команда министров МИД, отвечающих за более узкие сферы внешней политики и осуществляющих координацию МИД и других госструктур того же порядка.

Стоит заметить, что столь сложная, многоуровневая система выработки и осуществления политики не утяжелена излишней бюрократизированностью и, как показывает практика, она обеспечивает быстрое передвижение информации по направлениям «вверх и вниз» вертикали власти.

 Работоспособность внешнеполитических государственных структур Великобритании на практике подтверждается путем оценки эффективности внешнеполитического курса в конкретной сфере, то есть путем  сопоставления провозглашенных задач и реальных результатов, что само по себе может стать темой отдельного исследования. Так или иначе, общая продуктивность внешней политики Великобритании достойна похвал. Сегодня Британия постепенно приближается к статусу государства ведущего абсолютно самостоятельный внешнеполитический курс, не зависимый ни от «особых трансатлантических отношений» с США, ни от ограничений общеевропейской политики ЕС.  В процессе восстановления внешнеполитической автономности, значительно пошатнувшейся после потери Королевством статуса империи, сыграл наиважнейшую роль факт создания эффективных механизмов выработки и реализации внешнеполитических решений: сохранения традиционного британского подхода к внешней политике с одной стороны, и привнесения ряда  нововведений, позволяющих британскому государственному аппарату отвечать современным политическим реалиям, с другой.

Список использованных источников и литературы.

  1. Coalition Government: can they make it work // Telegraph. – May, 2010 – Режим доступа: http://www.telegraph.co.uk/news/politics/david-cameron/7713512/Coalition-Government-can-they-make-it-work.html (дата обращения 14.03.2012).
  2. Harrison L. Elective dictatorship // The Listener. – October, 1976. – Issue 10. – P. 496–500.
  3. Об этом свидетельствует, в частности, доклад независимого исследовательского центра «Institute for government» от января 2010 года, получивший название «Приспосабливаясь: Вайтхолл в будущем», в котором высказываются опасения о постепенной трансформации поста премьер-министра в пост президента (Parker S., Paun A., McClory J., Blatchford K. Shaping Up: A Whitehall for the future // Institute for Government. – London. – 2010. – Р. 113-117.  – Режим доступа: http://www.instituteforgovernment.org.uk/sites/default/files/publications/Shaping%20up.pdf (дата обращения: 03.03.2012)).
  4. Так американский ученый Лоренц Эдвард Нортон в переносном смысле выразил свою концепцию о детерминировано-хаотических системах, которые оказываются чувствительны даже к малым воздействиям. Безусловно, эта идея применима и к современным международным отношениям, которые, с теоретической точки зрения, можно определить как открытую детерминированно-хаотическую систему.
  5. Graham T. A., Morton H. H. Bureaucratic Politics: A Paradigm and Some Policy Implications // World Politics. – 1972. – Vol.XXVI. Supplement: Theory and Policy in International Relations. – P.40-56.
  6. Цитата секретаря кабинета министров и главы государственной службы по внутренней политике Гуса О’Доннела (O’Malley E. Investigating the Effects of Directly Electing the Prime Minister // Government and Opposition. – 2006 – Vol. 41, No. 2 – P. 137–162).
  7. Минаев М. Легитимация лидерства // Политический журнал: электр. издание. – Режим доступа: http://www.politjournal.ru/index.php?action=Articles&dirid=40&tek=8803&issue=231 (дата обращения 17.03.2012).
  8. The Cabinet Manual // No.10: official website. – Режим доступа: http://www.cabinetoffice.gov.uk/sites/default/files/resources/cabinet-manual.pdf (дата обращения: 18.03.2012).
  9. Сabinet Committees // Politics.co.uk.: Educational website – Режим доступа: http://www.politics.co.uk/reference/cabinet-committees (дата обращения: 12.04.2012).
  10. O’Malley E. Investigating the Effects of Directly Electing the Prime Minister // Government and Opposition. – 2006 – Vol. 41, No. 2 – P. 137–162.
  11. Кэмерон начал формировать новое правительство Великобритании // Inbox.ru: новостной портал. – 2010. – Режим доступа: http://infox.ru/authority/foreign/2010/05/12/Devid_Kemyeron_prist.phtml (дата обращения: 21.03.2012).
  12. About us // The Foreign and Commonwealth Office: official website. – Режим доступа: http://www.fco.gov.uk/en/about-us/our-ministers/william-hague/ (дата обращения: 20.03.2012).
  13. Biography: William Hague // the Conservative Party: official website. – Режим доступа: http://www.conservatives.com/People/Members_of_Parliament/Hague_William.aspx (дата обращения: 29.04.2012).
  14. см., например, интервью с У. Хейгом: Crawford Ch. Diplomat meets William Hague  // Diplomat Magazine: internet-publication. – February, 2011. – Режим доступа: http://www.diplomatmagazine.co.uk/index.php?option=com_content&view=article&id=413:diplomat-meets-william-hague&catid=37:features&Itemid=100 (дата обращения 05.02.2012).
  15. Eliott A. William Hague the Younger Elder Statesman// Total politics: Internet-magazine. – March, 2011. – Режим доступа: http://www.totalpolitics.com/print/153982/william-hague-the-younger-elder-statesman.thtml (дата обращения: 20.03.2012).
  16. Центральные органы внешних сношений Великобритании // Law—4u.ru: информационный интернет-портал. – Режим доступа: http://www.law--4u.ru/laws-929-2.html (дата обращения: 18.04.2012).
  17. Crawford Ch. Diplomat meets William Hague // Diplomat Magazine: internet-publication. – February, 2011. – Режим доступа: http://www.diplomatmagazine.co.uk/index.php?option=com_content&view=article&id=413:diplomat-meets-william-hague&catid=37:features&Itemid=100 (дата обращения 05.02.2012).
  18. Foreign Secretary William Hague’s speech «Britain’s Foreign Policy in a Networked World» // The Foreign and Commonwealth Office: official website – 01 July, 2010. – Режим доступа: http://www.fco.gov.uk/en/news/latest-news/?view=Speech&id=22472881 (дата обращения: 17.04.2012).
  19. см., например, Littlewood S. David Cameron’s double standards – William Hague’s double talk // Inquiring minds: political forum. – February, 2012. – Режим доступа: http://inquiringminds.cc/david-cameron%E2%80%99s-double-standards-william-hague%E2%80%99s-double-talk (дата обращения: 17.04.2012).
  20. Our Ministers // The Foreign and Commonwealth Office: official website. – Режим доступа: http://www.fco.gov.uk/en/about-us/who-we-are/our-ministers/ (дата обращения 17.04.2012).
  21. History of the PUS (Permanent Under-Secretary’s) office // The Foreign and Commonwealth Office: official website. – Режим доступа:http://www.fco.gov.uk/en/about-us/our-history/historical-publications/research-projects/history-pus/ (дата обращения: 20.04.2012).
  22. The FCO Management Board // The Foreign and Commonwealth office: official website. – Режим доступа: http://www.fco.gov.uk/en/about-us/who-we-are/the-fco-board/ (дата обращения: 22.04.2012).
  23. Organistional Chart // The No.10: official website. – Режим доступа: http://www.number10.gov.uk/wp-content/uploads/2010/10/FCO-Org-Chart.pdf (дата обращения: 23.04.2012).

 

 


blog comments powered by Disqus