ru
Новости
  • 28.08.2019

    Публикация работ конкурса эссе 2019 года

    Подробнее
  • 11.08.2019

    Опубликованы работы Лауреатов конкурса эссе 2019 г.

    Подробнее
  • 17.06.2019

    Всероссийский молодежный конкурс эссе 2019

    Подробнее
  • 25.03.2019

    Tворческий конкурс НАТО 70 лет/Эстония 15 лет в НАТО

    Подробнее

28.08.2019

Ксения Елизарьева, Современное состояние трансатлантических отношений и Россия

Елизарьева Ксения Игоревна
Аспирант 2-го года обучения
Факультет исторических и политический наук
Национального исследовательского Томского государственного университета
г. Томск 

Современное состояние трансатлантических отношений и Россия 

В данной работе автор предпринял попытку проанализировать основные проблемы в современной архитектуре европейской безопасности в контексте состояния отношений между НАТО и РФ, ЕС и НАТО и ответить на следующие вопросы: каким образом проявляется кризис трансатлантических отношений, какие факторы влияют на современное состояние трансатлантических отношений (как их понимают ЕС, США, РФ), какое будущее у европейской безопасности.

Сегодняшний кризис в отношениях с Западом похож на Карибский кризис, но отличается «игрой без правил». Это уже не холодная война в классическом ее понимании, однако она приобрела новые облегченные гибридные черты:

  • взаимное сдерживание, постепенное нарастание гонки вооружений;
  • экономические войны и санкции;
  • ценностная конфронтация (постмодернистские ценности Запада сталкиваются с традиционными российскими);
  • конфликтные ситуации в третьих странах и регионах (на Ближнем Востоке, Юго-востоке Украины).

Таким образом, старые угрозы становятся новыми вызовами, но ответы на них не могут быть прежними. У России пока не получается разыгрывать карту многостороннего мира. Международные организации (ООН, ЕАЭС, ШОС и др.) проявляют свою политическую слабость.

Доклад Мюнхенской конференции по безопасности — 2019 еще раз подтвердил тенденцию распадающегося миропорядка, экстраполированности. Явное ощущение растерянности  в отношении мировой экономической системы, вопросах безопасности читается между строк[1].

Если говорить о трансатлантических отношениях, то изменения, а именно: несогласованность с европейскими партнерами стали заметны сразу после вступления Д. Трампа в должность президента США. Принцип «America first» применяется везде, начиная от политики санкций (в т.ч. с Ираном), неподготовленных и очень резких заявлений, касающихся вывода войск из Афганистана или Сирии, так и торговых конфликтов с Китаем. Более того, отсутствие до сих пор какого-либо торгового соглашения с ЕС также является одним из показателей неопределенности США в Европе[2].

В результате можно выделить такое явление как «трампизм» не только в отношениях между РФ и НАТО, но и внутри трансатлантических отношений. Понятие «трампизма» можно охарактеризовать как не следование общеполитическим, международным нормам и правилам, игнорирование, непонимание роли международных институтов, крушение всех основных соглашений, режима контроля надо вооружениями, экономический национализм, популистские лозунги. Вопрос о том, уйдет ли явление «трампизма» вместе с его создателем, или такая тенденция во внешней политике США продолжится, остается открытым на сегодняшний день.

Очевидным остается тот факт, что Трамп подрывает особые союзнические отношения с Европой, коммерциализируя отношения внутри НАТО. Поэтому главной дискуссией в проблемах безопасности для ЕС, стал вопрос о своей стратегической автономии.

Если говорить о будущем европейской безопасности, то оно, по мнению европейских экспертов, стало немного ближе, прежде всего, это связано с абсолютно обновленной стратегией европейской безопасности, вышедшей в 2016 году. Ключевыми словами здесь являются устойчивость и принципиальный прагматизм. ЕС обязуется активизировать оборонные усилия и противостоять как обычным, так и гибридным угрозам[3].

Однако, с одной стороны, для ЕС складывается неприятная ситуация, так как на первый план выходит доминирующая позиция крупных держав, а для европейцев выгоднее, когда формат отношений многосторонний. Понятие «стратегической автономии» для Европы, прежде всего, заключается в реализации различных проектов в области безопасности вместе с партнерами, а не в отдельности. Поэтому европейцам важно сохранить трансатлантические отношения, не смотря на текущие трудности[4]. С другой стороны, ЕС предпринимает достаточно попыток, чтобы проявить свою самостоятельность в вопросах безопасности. В 2017 году ЕС создал Европейский фонд обороны (EDF), который, как ожидается, к 2021 году достигнет 5,5 млрд. евро для поддержки исследований и нового оборудования, запустил систему ПЕСКО. В дополнения к возможностям НАТО, ЕС принял закон об обмене данных, с целью записи имен пассажиров для идентификации возвращающихся в Европу иностранных граждан, подрывающих внутреннюю европейскую безопасность[5].

Последний июльский саммит НАТО – 2018 стал для европейцев значимым с точки зрения переориентации концепции по защите европейских границ. Начиная с 2014 года, основная цель НАТО – это усиление работоспособности, применение стратегии сдерживания. Введя новую формулу «4 по 30», согласно которой в боевую готовность за 30 дней можно привести 30 батальонов, 30 военных кораблей и 30 боевых самолетов авиации. Данный факт, как раз подтверждает, что задача европейского союза – поддержание стабильности, и военные штабы в ЕС не конкурируют с НАТО, а дополняют совместную координацию усилий[6].

Несмотря на некоторые расхождения в мнениях отдельных стран ЕС по политическим вопросам, «пять принципов Могерини» остаются приоритетными для ЕС по отношению к России, прежде всего это:

  • соблюдение Минских соглашений;
  • выстраивание отношений с странами Восточного Партнерства;
  • укрепление устойчивости ЕС, в т.ч. энергетическая безопасность;
  • селективное сотрудничество с РФ по вопросам Сирии, Иран, Ближнего Востока, согласно совместному плану действий;
  • поддержка на уровне взаимодействий гражданских обществ, молодежи, в экономическом плане - сотрудничество с ЕврАзЭс[7].

В свою очередь, Россия понимает безопасность как центральный компонент международной политики. Суверенитет является первостепенной международной ценностью. Эта концепция подразумевает свободу принятия решений, реальную независимость от других сил и защиту от внешнего влияния на внутренние дела. Безопасность и суверенитет тесно связаны друг с другом. Россия все больше полагается на военную силу в своей внешней политике, хотя характеризует эту тенденцию как вынужденную реакцию на враждебность международной среды. Информационные войны, гибридные и идеологические войны также считаются одними из главных угроз, стоящих перед Россией[8].

Подводя итоги, можно сделать вывод о том, что экспертное сообщество по обеим сторонам особенно обеспокоено текущими кризисами и вызовами, продолжая искать на них ответы, аналитические центры находят и определенные возможности. Будет ли это подготовка для новой разрядки, заключение «Хельсинки 2.0» или что-то иное, пока оценки проблем несколько разные с обеих сторон.

Для России очевидно, что необходимо укреплять многосторонность, а не действовать по закону джунглей. Поддержание стабильности в регионах общего соседства: Балканы, страны Восточного партнерства, Украина, Ближний Восток. Самое сложное – это сохранять прозрачность при взаимном усилении военного потенциала.

При этом, не стоит не забывать о сильнейшем влиянии информационных войн, главная задача которых состоит в явной подмене смыслов и искажении фактов действительности. Ярким примером можно назвать грузино-осетинский конфликт, ставший предтечей нынешних сложившихся отношений между Россией и Западом. 

Не интегрированность России в евроатлантическую систему безопасности несет за собой вызовы и риски для европейских стран, которые лучше всего это понимают. Поэтому построение конструктивного диалога с целью решения актуальных вопросов, в том числе и касающихся обеспечения европейской безопасности должно стать первостепенной задачей для Запада и России. В этих условиях ОБСЕ осталась единственной организацией, в рамках которой еще возможно принятие Россией и странами Запада совместных решений, позволяющих в какой-то степени ограничить ущерб от кризиса и избежать перспективы прямого подключения к его урегулированию ЕС или НАТО.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

1.   Алёшин А.А. Нервный саммит НАТО // ИМЭМО РАН. - URL: https://www.imemo.ru/index.php?page_id=502&id=4270 (дата обращения: 11.05.2019)

2.   Большая головоломка: кто будет собирать осколки (Munich Security Conference) // ИноСМИ. – URL: https://inosmi.ru/politic/20190215/244578638.html (дата обращения: 15.04.2019)

3.   ЕС принял пять принципов построения отношений с Россией // ТАСС. – URL: https://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/2738040 (дата обращения: 11.05.2019)

4.   Россия и мир: 2019. Экономика и внешняя политика. Ежегодный прогноз /Рук. проекта – А.А. Дынкин, В.Г. Барановский. –М.: ИМЭМО РАН, 2018. – С. 107

5.   Тимофеев И. Новая «нормальность»: о чём говорит Глобальная стратегия Евросоюза? // Международный дискуссионный клуб «Валдай». – URL:  http://ru.valdaiclub.com/a/highlights/globalnaya-strategiya-evrosoyuza-kak-protivoves/ (дата обращения: 11.05.2019)

6.   Fischer S., Timofeev I. Selective Engagement between the EU and Russia // EUREN Interim Report – October 2018. - URL: https://eeas.europa.eu/sites/eeas/files/eu-russia_network_interim_report_eng.pdf (date of access: 11.05.2019)

7.   Rasmussen A.F. NATO at 70: Why NATO and the EU must work hand in hand // European Leadership Network. - URL: https://www.europeanleadershipnetwork.org/commentary/nato-at-70-why-nato-and-the-eu-must-work-hand-in-hand/?fbclid=IwAR2FR4IL8aMGuxT5nHD6KpGfgyL6S5rcLgTD4uHnPpvlsTdapwqg1Tdy_Yo (date of access: 11.05.2019)

 _______________________________________

[1] Большая головоломка: кто будет собирать осколки (Munich Security Conference) // ИноСМИ. – URL: https://inosmi.ru/politic/20190215/244578638.html (дата обращения: 15.04.2019)

[2] Россия и мир: 2019. Экономика и внешняя политика. Ежегодный прогноз /Рук. проекта – А.А. Дынкин, В.Г. Барановский. –М.: ИМЭМО РАН, 2018. – С. 107.

[3] Тимофеев И. Новая «нормальность»: о чём говорит Глобальная стратегия Евросоюза? // Международный дискуссионный клуб «Валдай». – URL:  http://ru.valdaiclub.com/a/highlights/globalnaya-strategiya-evrosoyuza-kak-protivoves/ (дата обращения: 11.05.2019)

[4] Fischer S., Timofeev I. Selective Engagement between the EU and Russia // EUREN Interim Report – October 2018. - URL: https://eeas.europa.eu/sites/eeas/files/eu-russia_network_interim_report_eng.pdf (date of access: 11.05.2019)

[5] Rasmussen A.F. NATO at 70: Why NATO and the EU must work hand in hand // European Leadership Network. - URL: https://www.europeanleadershipnetwork.org/commentary/nato-at-70-why-nato-and-the-eu-must-work-hand-in-hand/?fbclid=IwAR2FR4IL8aMGuxT5nHD6KpGfgyL6S5rcLgTD4uHnPpvlsTdapwqg1Tdy_Yo (date of access: 11.05.2019)

[6]Алёшин А.А. Нервный саммит НАТО // ИМЭМО РАН. - URL: https://www.imemo.ru/index.php?page_id=502&id=4270 (дата обращения: 11.05.2019)

[7] ЕС принял пять принципов построения отношений с Россией // ТАСС. – URL: https://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/2738040 (дата обращения: 11.05.2019)

[8] Fischer S., Timofeev I. Selective Engagement between the EU and Russia // EUREN Interim Report – October 2018. - URL: https://eeas.europa.eu/sites/eeas/files/eu-russia_network_interim_report_eng.pdf (date of access: 11.05.2019)