ru
Новости
  • 28.08.2019

    Публикация работ конкурса эссе 2019 года

    Подробнее
  • 11.08.2019

    Опубликованы работы Лауреатов конкурса эссе 2019 г.

    Подробнее
  • 17.06.2019

    Всероссийский молодежный конкурс эссе 2019

    Подробнее
  • 25.03.2019

    Tворческий конкурс НАТО 70 лет/Эстония 15 лет в НАТО

    Подробнее

16.01.2013Ларионов Александр Витальевич, Москва

Ларионов Александр Витальевич,
студент 4 курса МЭ и МП НИУ ВШЭ,
стажер-исследователь ЦКЕМИ. 

Работа выполнена под руководством профессора Военной кафедры НИУ ВШЭ гм Нижаловского Адама Владимировича.

Российско-американская проблема ПРО. 
Состояние и перспективы. 

“Стремление к международной безопасности является основным приоритетным вопросом в отношениях США и России. Россия и США-партнеры, а не соперники.”- такое заявление постоянно подтверждают стороны в течение последних 20 лет.  Успешная реализация этого заявления может создать условия для эффективного совместного противодействия глобальным угрозам.

Необходимо отметить, что Россия четко следует этой политике, в то время, как действия американских коллег не всегда совпадают с их заявлениями. Так, одним из основных камней преткновения в отношениях России и Америки стало развертывание новых систем ПРО в Европе. Продолжение реализации данной программы может привести к началу новой гонки вооружений, которая несет в себе огромные экономические потери для обеих сторон, а также к ухудшению отношений между двумя странами и дестабилизации обстановки во всем мире. Именно поэтому необходимо провести глубокий и всесторонний анализ проблемы, который позволил бы в дальнейшем выработать и предложить оптимальные пути и способы ее решения.

Прошло уже десять лет с того момента, как США вышли из Договора по ПРО. Этот договор рассматривался как основа стратегической стабильности в мире. Теракт 11 сентября 2001 г., по мнению американской стороны, создал предпосылки для разрыва Договора по ПРО, и в декабре 2001 г. Вашингтон заявил о выходе из него в одностороннем порядке.

При этом американское руководство дает устные обещания, что система ПРО не будет направлена против России. Конечно, при существующей администрации такое положение дел возможно, однако что будет, если к власти придет другая администрация, которая изменит свое отношение к данному вопросу. В сентябре 2012 г. Президент РФ В.В. Путин отметил: ”И у нас тогда возникает такой вопрос: если Ромни приходит к власти, а он считает нас врагом номер один - то ПРО становится точно против нас, ведь технически это возможно”.  [1]

Сейчас уже известно, что президентом США на очередной срок стал Обама, однако программа ПРО  рассчитана на достаточно долгий период и нет гарантий, что в перспективе к власти в США придет лояльный по отношению к России президент. Так, по словам главы МИД России С. Лаврова: ”Американское военное присутствие в Европе впервые в истории обретает стратегический компонент”.  [2]Установка американских ПРО в Восточной Европе, радара в Чехии и третьего позиционного района обороны в Польше “предполагают сооружение шахт для ракет-перехватчиков, шахт, абсолютно аналогичных тем шахтам, которые использовались для баллистических ракет”.

Принимая во внимание указанные выше обстоятельства, руководство России считает, что решение вопроса размещения систем ПРО в Европе является ключевым моментом для стимулирования развития нового уровня отношений между США и Россией. По мнению Владимира Путина: ”Если бы тогда удалось добиться договора по ПРО, то в буквальном смысле открылись  бы шлюзы для выстраивания качественно новой, близкой к союзнической модели сотрудничества и во многих других чувствительных областях[3]”.

Официально система ПРО должна защитить США и их союзников от возможной атаки со стороны “нестабильных государств” (Ирана, КНДР и т.д.). При этом, военные эксперты признают, что эти государства пока не представляют какой-либо угрозы для данной группы стран. Все их ракетное оружие - копия уже существующих образцов, принципиально нового ничего нет, вследствие чего, у НАТО есть время для “спокойного” развертывания систем ПРО, улаживания всех трений с Россией по данному вопросу. Однако, на практике развертывание системы ПРО происходит ускоренными темпами, что явно не отвечает официальным целям и задачам, стоящими перед американской стороной.

Аналитики утверждают, что вся американская программа ПРО сталкивается с рядом трудностей.

 К примеру, при ее реализации возникают достаточно жесткие бюджетные ограничения. Расходы Агентства по ПРО с 2002 года составили 80 млрд.долл., до 2016 г. будет истрачено еще 44 млрд.долл. (в то время, как стоимость каждой ракеты GBI составляет 70 млн. долларов, стоимость противоракет SM-3 Block 1A и Block 1B- 10 млн. долл. каждая)[4].

 В августе 2011 г. был принят закон о контроле за бюджетом, который предусматривает автоматическое сокращение расходов на национальную безопасность. Администрация Обамы в 2012 г. приняла решение заморозить работу над химическим лазером воздушного базирования, было принято решение законсервировать РЛС морского базирования SBX. Более того, было решено сократить закупки радаров AN/TPY-2 для системы ПРО с 18 до 11 единиц. При этом эксперты НАН рекомендуют отказаться от создания новой системы космических сенсоров PTSS, из-за ее чрезмерно высокой стоимости. “Стоимость будет слишком высокой, поскольку потребуется держать на орбите несколько сотен и даже тысяч спутников-перехватчиков”. [5]Создание такой системы потребует 200 млрд. долл., а ее содержание в течение 20 лет- не менее 300 млрд. долл. Более того, руководству Комитета по делам вооруженных сил не нравится достаточно пассивная помощь со стороны европейских государств в расходовании бюджетных средств на создание европейской ПРО.

Второй проблемой, с которой сталкивается программа ПРО, является качество военной продукции. Работа по созданию ПРО ведется с грубыми нарушениями нормальных процедур разработки и испытаний новых систем вооружений. Из доклада Главного управления отчетности США, опубликованного в 2012 г. следует, что практически все программы ПРО сталкиваются с серьезными проблемами, особенно в сфере контроля качества. Указывается, что для исправления недостатков пришлось остановить производство трех из четырех противоракетных систем.

Противоракета GBI уже трижды подвергались переделке из-за того, что на вооружение была принята “незрелая” продукция (она была принята в спешке до завершения НИОКР  и проведения соответствующих испытаний).

В случае с противоракетой SM-3 Block 2B имеет место проблема стандартизации, вследствие того, что конструкция SM-3 Block 2B имеет значительно больший диаметр, чем ее предшественницы. Это потребует изменения габаритов универсальной пусковой установки VLS Mark 41, установленной на американских кораблях и используемой для различных систем вооружения ВМС, которые имеют меньший диаметр.

Встает закономерный вопрос о причинах такой поспешности в отношении развертывания ПРО ( при наличии трудностей и отсутствии реальной угрозы).

Некоторые эксперты считают, что главной целью создания американской ПРО является получение такого превосходства, которое позволит осуществлять политическое давление на Россию. Т.е. речь идет о нарушении стратегической стабильности. В докладе Российского совета по международным делам делается оценка возможностей американских систем ПРО против российских МБР. Из нее следует, что на данный момент американская ПРО не способна как-то повлиять на боеспособность наших МБР. Однако, силы на то, чтобы перехватить китайские МБР у американцев есть. Более того, Пентагон объявил, что Тихий океан становится приоритетной зоной для США. Следовательно, в будущем нельзя исключать возможность развития отраслей американской военной промышленности, способных создать ракеты, полностью перехватывающие наши МБР.

Россия предлагает США дать письменные гарантии ненаправленности системы ПРО против стратегического ядерного потенциала России. По существу речь идет о создании нового договора по ПРО, накладывающего количественные и качественные ограничения на средства стратегического противодействия обороны. Однако США отвергают все требования России по предоставлению юридических гарантий.

Можно предположить, что подписание подобного документа станет возможным только при условии неоспоримого повышения боеспособности российских МБР. Тогда у американских коллег появится необходимость в ограничении российского потенциала и разработке соответствующего договора (однако это экономически неразумный и политически рискованный шаг).

Таким образом, развертывание систем американской ПРО происходит в режиме ускоренной организации, значительно быстрее, чем того требует, решение официально поставленных задач. В этих условиях России необходимо принять целый комплекс мер, направленных на мирное урегулирование данной проблемы. В противном случае можно говорить о начале нового витка гонки вооружений, который одинаково экономически вреден обеим странам. То, что Россия будет вынуждена пойти на такие меры, говорят заявления вице-премьера Д.Рогозина на встрече с представителями парламентской ассамблеи НАТО в Москве.

В создавшейся непростой ситуации для сохранения стабильного паритета и обеспечения международной безопасности, необходимо, на мой взгляд двигаться по двум взаимосвязанным направлениям:

Во-первых, стороны должны продолжить обсуждение договора по предоставлению письменных гарантий ненаправленности ПРО США против российских МБР. При благоприятных условиях необходимо продолжить диалог по созданию партнерских взаимодополняющих систем ПРО с использованием российских и американских технологий. Такое сотрудничество позволило бы значительно повысить эффективность европейских ПРО и снизить их стоимость. Сторонам удалось бы избежать начала новой холодной войны и аккумулировать значительные средства на нужды по развитию национальных экономик.

 Во-вторых, Россия должна не только продолжить, но и усилить уже существующую политику по развитию потенциала своих Вооруженных сил, и их модернизации, что позволит вести диалог на равных условиях. Без этого, Россия потеряет свой статус стабилизатора международной безопасности, что напрямую повлияет на все устройство мировой политики и экономики в целом. Нужно отметить, что работы в данном направлении уже ведутся (переговоры по воссозданию военных баз во Вьетнаме и на Кубе, “технический ответ” Рогозина на встрече с представителями парламентской ассамблеи НАТО в Москве и др.).

Еще одним возможным направлением разрешения проблемы может стать активный поиск союзников, которые, аналогично России понимают всю сложность реальной ситуации. Совместными усилиями можно было бы создать определенный противовес односторонним амбициям США и добиться смягчения их позиции на переговорах. Однако здесь требуется проведение тонкой политики, так как подобный ход может значительно усложнить отношения между Россией и США, привести к дестабилизации обстановки в определенных регионах и в мире.

В конечном счете, необходимо отметить, что только незамедлительная реализация комплекса этих и других мер будет способствовать достижению стратегической стабильности  в мире и созданию условий для сохранения и поддержания международной безопасности.

Автор выражается благодарность преподавателю военной кафедры НИУ ВШЭ, гм Нижаловскому Адаму Владимировичу за помощь в подготовке данной статьи.



[1] http://economicsandwe.com/doc/1942/

[2] http://www.ladno.ru/opinion/7679.html

[3] http://vz.ru/politics/2012/2/27/564165.html

[4] http://russiancouncil.ru/common/upload/RIAC_Missile_Defense_US_Russia.pdf

[5] http://russiancouncil.ru/common/upload/RIAC_Missile_Defense_US_Russia.pdf

 

blog comments powered by Disqus