ru
Новости
  • 28.08.2019

    Публикация работ конкурса эссе 2019 года

    Подробнее
  • 11.08.2019

    Опубликованы работы Лауреатов конкурса эссе 2019 г.

    Подробнее
  • 17.06.2019

    Всероссийский молодежный конкурс эссе 2019

    Подробнее
  • 25.03.2019

    Tворческий конкурс НАТО 70 лет/Эстония 15 лет в НАТО

    Подробнее

04.05.2016Ян Лупанов, Симферополь

«Кризис системы европейской безопасности: возможности для взаимодействия или риск конфронтации?» - Конкурсная работа.

Лупанов Ян
Юрист, компания «Доксервис»
Г. Симферополь


Говоря о кризисе системы европейской безопасности, хотелось бы прежде всего  отметить, что любой кризис как таковой, не зависимо от сферы своего проявления,  не является тупиковой формой взаимодействия составляющих его компонентов. А скорее даже наоборот: кризис, как правило, естественным образом вскрывает долго зревшие проблемы и вопросы, нуждающиеся в урегулировании, и при определённых условиях может стать  трамплином для новых эволюционных шагов человечества. Так, например, кризис Тридцатилетней войны в Европе породил Вестфальскую систему международных отношений,   сформировал новый мировой порядок и базовые принципы международного права; кризис, сопряжённый с Первой мировой войной, заложил основу для нового мироустройства под гарантией универсальной мировой организации – Лиги Наций, которая, в свою очередь, под воздействием  кризиса  Второй мировой войны переродилась в более совершенную систему ООН; а кризис противостояния периода «холодной войны» стал толчком для появления хельсинских принципов коллективной безопасности и создания ОБСЕ.
Функционирование системы европейской безопасности на рубеже нового столетия обнаружило дефицит доверия и открытости во внешнеполитических целях. Понимание того, что эта система строится на основании одинакового представления о недопустимости применения силы как средства решения споров  и что все страны руководствуются общепризнанными принципами коллективной безопасности, которые должны одинаково трактоваться  и обязательны к исполнению всем сообществом, пришло в противоречие с реальной практикой международных отношений. Так,  военная операция НАТО против Югославии 1999-го года без санкции Совета Безопасности ООН стала  точкой отступления крупнейших мировых держав от принципа неприменения силы на европейском континенте впервые со времён принятия хельсинских соглашений, тем самым создав опасный прецедент для оправдания других односторонних нарушений международного права в будущем, который был в дальнейшем  подкреплён прочими прецедентами подобного характера в иных регионах – как, например, односторонней американской инициативой применения военной силы в Ираке.  А события последних лет  представили систему европейской безопасности перед единовременным испытанием новыми вызовами, содержащими в себе  необходимость эффективно реагировать как на внешние  угрозы после российской аннексии Крыма и развязывания «гибридной войны» на Донбассе, так и внутренние угрозы – терроризм, радикализм, массовую нелегальную миграцию. Всё это изменило ситуацию в Европе и вынудило ключевые международные организации европейского пространства – ЕС, НАТО и ОБСЕ заняться пересмотром своих подходов к обеспечению региональной безопасности.         

Начало нынешнего кризиса, в зависимости от позиций сторон, в сфере публичной информации часто связывают либо с победой «Евромайдана» как яко бы организованного западными силами в Украине переворота с целью расширения  зоны своего влияния на европейском континенте, о чём заявляет российская сторона [1],  либо с аннексией Крыма как попытки России удержать собственную    сферу  влияния. Так, по словам  Министра иностранных дел Германии    Штайнмайера, «конфликт в Украине – это не следствие европейского выбора страны, а результат нарушающих международное право действий и конфронтации,  на путь которой встала Россия» [2], реализуя свои интересы. Однако стоит отметить, что прежде всего эти события стали отражением той  конъюктуры отношений,  которая уже была сформирована между Западом и Россией в исторической, идеологической и институциональной плоскостях. С одной стороны Россия, являющаяся преемником Советского союза и желающая восстановить свой исторический статус-кво в сфере регионального и международного влияния, и имеющая для этого сильный военный ресурс при относительно небольших возможностях экономики и слабой развитости  механизмов  «мягкой силы». С другой стороны Европа, поставившая во главу угла национальные экономические и правовые интересы, отдалившаяся от притязаний на мировое влияние, сформировавшая свою «soft power» и не сталкивавшаяся со времён холодной войны с решением геополитических конфликтов,  по умолчанию отдавая США и НАТО ведущую роль  в формировании  региональной безопасности.  К 2013 году  сложившиеся отличия, а также фактор «неинтегрированности» России в эту евро-атлантическую систему безопасности стали играть настолько серьезную роль, что уже в 2014–2015 годах многие эксперты и политики заговорили о сломе системы европейской безопасности, которая сложилась в основном вокруг двух институтов – НАТО и ЕС,  и в которую Россия оказалась интегрирована лишь опосредованно, что вызывало большие озабоченности со стороны её политического руководства [3]. И потому, в виду сложившейся разности позиций,  западные институции   оказались не готовы эффективно ответить на проявившийся международный кризис и активировали фазу идеологического противостояния в традициях активной биполярной конфронтации. Кроме того, свою неспособность полноправно взять на себя вопросы обеспечения  безопасности также продемонстрировала и ОБСЕ, ставшая ареной противоборства сторон в  их подходах и  интересах, что лишило её полноценного мандата на необходимые действия в рамках предусмотренных полномочий.

Параллельно с внешней угрозой европейской безопасности, которая   в данный  момент напрямую затронула лишь соседей Европейского союза, но не коснулась  самих стран ЕС, возникшие внутренние угрозы оказались куда более реальными, и потому  вышли на первый план для  многих европейских государств  после терактов в Париже 13 ноября 2015 года. Стоит отметить, что актуализировавшаяся угроза терроризма нашла своё проявление на европейском континенте также не спонтанно и имеет предшествующую подоплёку. Во-первых, проводимая политика мультикультурализма сформировала благодатную почву для  заполнения европейских стран представителями разных национальных групп, в числе которых на континент попадали и представители радикальных течений религиозного толка, которые в частности также продолжали нести свою идеологию  в узких кругах уже на территории Европы.  Во-вторых, европейские государства являются прямыми союзниками США в реализации военных операций в исламском регионе, а в настоящее время партнёрами по коалиции в борьбе с ИГИЛ и выступают прямыми врагами исламских радикалов.  И в-третьих,  обеспечение европейской безопасности осложнил миграционный кризис, в результате которого европейским силовым ведомствам оказалось не под силу в  потоке беженцев заранее выявлять попадающих в регион лиц, причастных к террористическим террористическим организациям. Так,  в ходе следствия  по упомянутым парижским терактам было выяснено, что некоторые террористы являлись гражданами Сирии, недавно прибывшими во Францию,  и один из них даже подал официальное заявление на предоставление статуса беженца [4].

Всё это вынудило ЕС предпринять новые подходы для борьбы с данной угрозой, в числе которых  Брюссель предлагает усилить региональное сотрудничество в противодействии финансированию терроризма, втягиванию молодежи в террористические и радикальные движения, нелегальной миграции, торговле оружием,  а также в борьбе с этими явлениями  предполагается активное привлечение организаций гражданского общества [5]. И тем не менее, учитывая не только региональный, но и глобальный характер террористических угроз, именно  объединение усилий в борьбе с этим может стать одной из общих точек соприкосновения для политических сил, осуществляющих невоенную конфронтацию на территории  европейского пространства, поскольку наличие любой коммуникативной платформы всегда несёт в себе возможность вести комплексный конструктивный диалог. Ведь главный риск сейчас  - это именно отсутствие любых переговорных процессов в формате Запад – Россия и уход в молчаливую «холодную войну».                                                                                             

Как уже было сказано, текущий кризис может заложить основу принципиально новым подходам обеспечения европейской безопасности и способствовать обновлению её системы в соответствии с меняющимися реалиями, потому даже не смотря на имеющиеся риски усиления конфронтации, со временем нынешняя ситуация позволит мировому сообществу вынести для себя полезные уроки. Бесспорно, роль основного регулятора вопросов безопасности на территории географической  Европы должна быть отдана ОБСЕ как универсальной региональной организации, объединяющей в себе акторов всех полюсов интересов на территории европейского пространства. Что  также желательно было бы усилить и в правовом контексте, приняв соответствующее международное соглашение, декларирующие центральные позиции этой организации  в решении вопросов европейской безопасности и придающее ОБСЕ статус полноправной региональной организации в рамках смысла восьмой главы Устава ООН. Кроме этого в качестве позитивной меры можно рассматривать желательность разработки и принятия соглашения формата НАТО-ЕС-РФ о взаимных гарантиях региональной безопасности, направленное на взаимодействие государств в обеспечении национальной обороны, фиксации внешнеполитических притязаний и сфер влияния,  а также  на совместный мониторинг возможных  региональных угроз. Учитывая то, что в настоящее время на территории европейского пространства ещё остаются внеблоковые и нейтральные государства, в качестве конструктивной меры также можно рассматривать разработку договора о гарантиях безопасности и территориальной целостности таких стран с обозначением юридических обязательств и чётких гарантий  международно-правовой ответственности. Ну и безусловно, усиление совместных мер по предотвращению терроризма, трансграничной преступности, киберпреступности также могут вывести региональное сотрудничество в сфере безопасности на новый уровень.


________________________________________________________
1. Путин: на Украине извне был спровоцирован вооружённый переворот  //  РИА      Новости URL:  http://ria.ru/world/20150928/1288424214.html   ( дата обращения: 10. 03. 2016).     
2.     Франк-Вальтер Штайнмайер: конфликт в Украине – результат конфронтации России // Киевский Форум Безопасности – 2015 URL:    http://ksf.openukraine.org/ua/news/1071-frank-valyter-shtajnmajer-konflikt-v-ukrajinirezulytat-konfrontaciji-rosiji (дата обращения: 10. 03. 2016).

3. Атака на Париж и будущее отношений Россия – Запад // Европейская безопасность: события, оценки, прогнозы; выпуск 39 (55) , 2015 г. URL: http://inion.ru/files/File/Evropeiskaya_bezopasnost_39_55_2015_pdf.pdf (дата обращения: 11. 03. 2016).

4. Кем были террористы, которые совершили теракт в Париже? // Аргументы и факты – 16.11.2015.  URL : http://www.aif.ru/dontknows/actual/kem_byli_terroristy_kotorye_sovershili_terakt_v_parizhe (дата обращения: 11. 03. 2016).

5.              The High Representative of the Union for Foreign Affairs and Security Policy  //  European       Commission ,         Brussels, 18.11.2015   URL:  http://eeas.europa.eu/enp/documents/2015/151118_joint-communication_review-of-the-enp_en.pdf                  (дата обращения 11.03.2016).

                                      

blog comments powered by Disqus