ru
Новости
  • 11.08.2019

    Опубликованы работы Лауреатов конкурса эссе 2019 г.

    Подробнее
  • 17.06.2019

    Всероссийский молодежный конкурс эссе 2019

    Подробнее
  • 25.03.2019

    Tворческий конкурс НАТО 70 лет/Эстония 15 лет в НАТО

    Подробнее
  • 24.12.2018

    Развитие международного научно-исследовательского сотрудничества в сфере исследований актуальных проблем формирования архитектуры Европейской безопасности.

    Подробнее

04.05.2016Дмитрий Нагорнов, Иваново

«Кризис системы европейской безопасности: возможности для взаимодействия или риск конфронтации?» - Конкурсная работа.

Нагорнов Дмитрий
Студент 3 курса,
Исторический факультет,
Ивановский государственный университет,
г. Иваново

 Кризис системы европейской безопасности:
возможности для взаимодействия или риск конфронтации?

Ускорение развития глобальной политики и экспонентальное увеличение энтропии в международных отношениях, обусловленные распадом биполярной системы и современными тенденциями к мультиполяризации мира, привели к тому, что огромное количество «рычагов и механизмов» международного взаимодействия пришли в частичную, либо абсолютную негодность. Одним из таких механизмов является система европейской безопасности, основанная на неоднократно расширяемых, подтверждаемых, детализируемых, но в сущности неизменных принципах Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Мастер, нашедший устаревший инструмент в наборе зачастую задается закономерным вопросом: «Выбросить, починить или усовершенствовать?» В данном эссе мы постараемся выступить в роли данного мастера.

В первую очередь, стоит прокомментировать заявление об «устаревании» и неактуальности современным международным реалиям существующей системы европейской безопасности. Многие современные исследователи рассматривают украинский кризис и связанный с ним крымский конфликт как пиковую точку кризиса европейской безопасности, аргументируя свою позицию неспособностью опорных институтов (ОБСЕ и совет Россия-НАТО) своевременно и эффективно реагировать на возникающие вызовы.[i] На мой взгляд, вышеперечисленные факторы являются не причиной проблем европейской безопасности, а их следствием. Основная же причина заключается в том, что за последние 40 лет, несмотря на ряд существенных дополнений к существующей системе европейской безопасности (Парижская хартия для новой Европы, ДОВСЕ,)[ii][iii], основополагающих изменений, представляющих из себя адекватную реакцию системы на видоизменяющуюся среду. В частности, не была преодолена «блоковость» договоренностей, обуславливающая процесс пробуксовки интеграции стран постсоветского пространства и, в частности, России в евроатлантическую систему безопасности.[iv] Также стоит отметить возникновение «нетипичных» угроз для системы, реакция на которые никаким образом не оговорена (в частности, борьба с сетевыми террористическими структурами (ИГ), кибертерроризм и тд). Таким образом, мы аргументировали «устаревание» существующего инструмента.

Теперь стоит охарактеризовать причины необходимости видоизменения существующей системы европейской безопасности, которая предстает перед нами в качестве «заржавевшего» и неспособного справиться с возложенными обязанностями инструмента. В первую очередь, изменения в международной системе за последние четыре десятилетия характеризуют смену политических ориентиров участников системы европейской безопасности. Угасание федералистского импульса и усиление позиций интергаверменталистов в ЕС связанные, в частности, с усилением миграционного кризиса, обуславливают превалент национального интереса над абстрактными идеями системы безопасности от Ванкувера до Владивастока, подразумевающими усиление федерализации. США, в свою очередь, на данный момент ориентируются на поддержание лидерского статуса в международной системе, активно используя концепцию распространения демократии с явной целью расширения сфер влияния и военного присутствия, что является стержневым элементом в нарастании российско-американских противоречий. В данном контексте стоит уделить внимание и Российской Федерации, стремящейся легитимизировать собственные действия, противоречащие вышеупомянутым Хельсинкским договоренностям, ссылаясь на аналогичные нарушения со стороны евроатлантических партнеров. Таким образом, мы видим, как устаревшие договоренности по тем или иным причинам нарушаются всеми сторонами (в частности, принципы нерушимости границ и невмешательства во внутренние дела[v]). Более того, любые попытки актуализировать договоренности разбились о скалы кризиса 2014 года, в котором также были задействованы все вышеупомянутые стороны.[vi]

            Так же, нельзя не отметить фактическую неспособность СРН, структур Европейского союза, Совета Европы и даже Совета Безопасности ООН преодолеть «Институциональный паралич»[vii], что можно проследить на примере уже не раз упоминавшегося Украинского кризиса. ОБСЕ, в свою очередь, являясь на данный момент основной площадкой для дискуссий и продуктивного диалога, работает далеко не в полном объеме, зачастую выполняя мониторинговые функции[viii]

            Таким образом, объяснив почему инструмент устарел и охарактеризовав его несоответствие современным реалиям, необходимо ответить на основной вопрос: что же делать дальше: выбросить и забыть, оставить как есть или усовершенствовать.

            Однозначно можно сказать, что оставить инструмент и положить его в «долгий ящик» не представляется возможным. Данное решение однозначно станет катализатором конфликтов, связанных как с нарушением прежних договоренностей (ящик Пандоры был открыт, а закрыть его на данный момент не представляется возможным), так и с нарастанием напряженности проистекающей из неразрешенности Украинского конфликта.

            Выбросить инструмент и денонсировать договоренности, тем самым придав частичную легитимность собственным действиям, на мой взгляд так же является не целесообразным действием для акторов-членов системы европейской безопасности. Хотя данный вариант и возможен в перспективе в силу явного отсутствия заинтересованности сторон в сохранении сущесвующего статуса-кво, а также явной, охарактеризованной нами ранее неспособностью современной системы европейской безопасности соответствовать существующей международной ситуации, столь радикальный подход нетипичен. Более того, невозможно отрицать и ряд положительных моментов, связанных с попытками (хотя и вялотекущими), актуализировать систему европейской безопасности, ликвидация которых может спровоцировать существенные потрясения во всей сфере международной безопасности.

            Таким образом, наиболее оптимальным вариантом для нас представляется кардинальное обновление и актуализация системы европейской безопасности. Данный вариант в перспективе позволит существенно снизить риск конфронтации и сформировать обновленную площадку для международного взаимодействия. Соответственно, возникает закономерный вопрос: каким образом мы можем «обновить» наш инструмент? В первую очередь необходимо ввести «общий знаменатель» для всех акторов, тем самым сузив круг противоречий и расширив сферу для взаимодействия. Как ни парадоксально, в качестве такого знаменателя может выступить один из наиболее серьезных вызовов для международного сообщества, а именно сетевой терроризм, представляющий опасность для каждого участника и напрямую связанный со сферой международной безопасности. В данном случае мы обращаемся к функциональному подходу в изучении международной интеграции. Посредством развития уже существующих антитеррористических инициатив, а также формирования новых договоренностей государства-участники сформируют устойчивое взаимодействие, которое с течением времени посредством функционального перелива будет поэтапно каскадным путем распространяться и на другие сферы, тем самым сведя к минимуму взаимные противоречия.

Более того, на мой взгляд, возможен другой сценарий взаимодействия, также связанный с функциональным методом. Все новое это хорошо забытое старое. В данном случае, переход от конфронтации к продуктивному взаимодействию может быть выстроен на основе опыта европейской интеграции, а именно посредством плавного перехода от Low politics к High politics так же путем функционального перелива. Данный сценарий подразумевает формирование единой экономической системы, на основе которой государства-члены системы европейской безопасности смогут создать унифицированную модель взаимодействия, ориентируясь на необходимость реализации национального интереса посредством усиления продуктивности сотрудничества в экономической сфере. В качестве такой площадки может выступать обновленная ВТО, которая на данный момент, к сожалению, существенно ослабила позиции. Стоит отметить, что в данном случае государствам придется разрешить ряд существующих экономических проблем, связанных как с необходимостью преодоления барьера взаимных экономических санкций. Более того, данный сценарий предполагает унификацию торговой и финансовой сфер, что представляет из себя затяжной и неимоверно сложный плане реализации процесс. Тем не менее, данный способ интеграции на практике доказал свою эффективность в рамках ЕОУС, что указывает на необходимость рассмотрения возможности его экстраполяции.

На мой взгляд, наибольший результат даст единовременная, совокупная реализация вышобозначенных сценариев, позволяющая наиболее интенсивно и в кратчайший срок создать устойчивую структуру взаимодействия в рамках реализации проекта европейской безопасности и актуализировать ее, тем самым преодолев современный кризис.

Таким образом, подводя итог, стоит сказать, что любой кризис несет в себе и риск усиления конфронтации, и перспективы для усиления взаимодействия. В данном случае все зависит от наличия (либо отсутствия) у государств осознания необходимости перехода к продуктивному диалогу. Решив, что же делать с инструментом: оставить покрываться ржавчиной в «долгом ящике» или встать за станок развития сферы сотрудничества, стараясь как можно сильнее его обновить и подогнать под «образцы» современных международных отношений, участники системы европейской безопасности выберут свой путь развития глобальной политики.          

 



[i] Кризис европейской безопасности. Экономист Евгений Гонтмахер — о том, что будет с Хельсинкскими соглашениями // Meduza. 2015. URL: https://meduza.io/feature/2015/09/28/krizis-evropeyskoy-bezopasnosti. 

[ii]   Парижская хартия для новой Европы // ОБСЕ. 1990. URL: https://www.osce.org/ru/mc/39520?download=true.

[iii] Договор об обычных вооруженных силах в Европе // ОБСЕ. 1990. URL: http://www.osce.org/ru/library/14091?download=true.

[iv] Загорский А. Укрепление ОБСЕ. Формирование единого пространства экономического и гуманитарного сотрудничества, сообщества неделимой безопасности от Атлантики до Тихого океана // РСМД. 2014. URL: http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=4995#top-content. 

[v] Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе // ОБСЕ. 1975. URL: http://www.osce.org/ru/mc/39505?download=true.  

[vi] Кризис европейской безопасности. Экономист Евгений Гонтмахер — о том, что будет с Хельсинкскими соглашениями // Meduza. 2015. URL: https://meduza.io/feature/2015/09/28/krizis-evropeyskoy-bezopasnosti. 

[vii] Загорский А. Укрепление ОБСЕ. Формирование единого пространства экономического и гуманитарного сотрудничества, сообщества неделимой безопасности от Атлантики до Тихого океана // РСМД. 2014. URL: http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=4995#top-content. 

[viii] Lessons learned. For the OSCE from its engagement in Ukraine. Interim Report and Recommendations of the Panel of Eminent Persons on European Security as a Common Project // OSCE. 2015. URL: http://www.osce.org/networks/164561?download=true. 

 

 

 

blog comments powered by Disqus