ru
Новости
  • 11.08.2019

    Опубликованы работы Лауреатов конкурса эссе 2019 г.

    Подробнее
  • 17.06.2019

    Всероссийский молодежный конкурс эссе 2019

    Подробнее
  • 25.03.2019

    Tворческий конкурс НАТО 70 лет/Эстония 15 лет в НАТО

    Подробнее
  • 24.12.2018

    Развитие международного научно-исследовательского сотрудничества в сфере исследований актуальных проблем формирования архитектуры Европейской безопасности.

    Подробнее

04.05.2016Кристина Никифорова, г. Москва

«Кризис системы европейской безопасности: возможности для взаимодействия или риск конфронтации?» - Конкурсная работа.

Никифорова Кристина Александровна
студентка 3 курса,
факультет Мировой политики
МГУ имени М.В. Ломоносова
г. Москва

Кризис системы европейской безопасности:
возможности для взаимодействия или риск конфронтации?

Проблема европейской безопасности назревала давно. Истоки её, главным образом, лежали в необходимости модернизации правовых институтов и договоров. Основной организацией, обеспечивающей безопасность на Европейском континенте, является Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). Однако, будучи сформированной в переходный период, ознаменованный окончанием «Холодной войны» и устранением одного из полюсов силы (СССР), она нуждается в адаптации к новым реалиям, т.к. принципы, закреплённые хартиями данной организации, не были реализованы на практике. [1] Особую роль сыграли проблемы реализации «Парижской хартии для новой Европы»(1990) и «Договора об обычных вооружённых силах в Европе» (ДОВСЕ) – двух китов, на которых зиждилась система Европейской безопасности. Сюда же добавилась проблема договора РСМД: Россия требовала присоединения к нему Соединённого королевства и Франции, ведь эти страны включены в американскую систему ядерного планирования. [2]

Россия, понимая необходимость взаимодействия в военно-политическом, экономическом, гуманитарном, культурном и других аспектах со странами Европы, не раз выступала с предложениями и проектами по модернизации ОБСЕ и ДОВСЕ. Необходимости корректировки действий ОБСЕ отмечал в своей Мюнхенской речи в 2007 году и В.В. Путин. Однако Европе не так-то просто было принять предложения Кремля.  С одной стороны, европейские политики понимают необходимость договариваться и взаимодействовать со своим могучим соседом.  С другой стороны, они не смеют поставить под угрозу евроатлантические отношения, подорвать сплоченность Североатлантического договора (НАТО), что заставляет их учитывать позиции США при выстраивании своих взаимоотношений с Россией. Кроме того, выработке соглашений Европы и России препятствуют панические русофобские позиции стран Восточной Европы. К примеру, эти противоречия привели в блокировке Договора о европейской безопасности (ДЕБ), предложенным Д.А. Медведевым в 2008 году, и провалу целой серии других российских инициатив. [3]

Тем временем Россия восстанавливалась после тяжёлого периода перестройки своей экономики, и начала снова предъявлять свои великодержавные амбиции на международной арене, что не могло понравиться основному гегемону, который не спешил делиться сферами влияния, – США. Европа же, в свою очередь, дорожащая трансатлантическими отношениями, решительно поддержала лидера Североатлантического Альянса. Таким образом, к порогу кризиса Европейский континент подошёл с неотрегулированными механизмами системы безопасности и сотрудничества. [3]

Началом кризиса отношений ЕС+НАТО и России послужила негативная реакция западных стран на российские выборы 2012. Затем последовал ряд отказов от встреч на высшем уровне лидеров России и США, обмен санкциями против отдельных лиц (закон Магнитского, закон Димы Яковлева), провал «Перезагрузки-2» в российско-американских отношениях. Кроме того, произошло охлаждение отношений России и Германии, которая желала продолжения диалога с РФ в общеевропейском формате. [3]

Однако кульминационной точкой кризиса системы европейской безопасности стало начало беспорядков на Украине, которые переросли в самую настоящую гражданскую войну. Данный кризис с ещё большей силой обострил противоречия между Россией и Западом. Однако, корень этих разногласий – в разных подходах к пониманию и осмыслению причин, методов и целей ведения внешней политики.

Американский политолог, профессор Чикагского университета и специалист по международным отношениям Джон Миршаймер считает, что дело в разных взглядах на мировую политику. Политики Запада рассматривают её через призму либеральных взглядов: «Они были склонны считать, … что Европа может быть единой и свободной на основе таких либеральных принципов, как верховенство закона, экономическая взаимозависимость и демократия». В то время как Россия руководствуется реальной политикой: она не могла позволить Западу установить свою сферу влияния на Украине, - в регионе, являющимся стратегически важным для России, ведь это идёт в разрез с её концепцией безопасности. «Это геополитика высшей пробы. Великие державы всегда чувствительны к потенциальным угрозам вблизи их родной территории», – пишет  Миршаймер.[4]

Похожее мнение высказывает американский историк Коуэн. Он считает, что либеральные политики отказываются оперировать фактами, не пытаются понять реалистическую парадигму восприятия событий, которой придерживается Россия, действуют руководствуясь эмоциями, и любую оппозицию своему мнению воспринимают, как пособничество России.[5]

Кроме этого, необходимо должное внимание уделить экономической составляющей данного кризиса, ведь она прямым образом оказывает влияние на систему европейской безопасности.

Практически весь XX век во внешнеполитических концепциях великих держав преобладала геополитика – наукой о контроле над пространством, распределении сфер влияния на международной арене. [6]

Однако в последнее десятилетие XX века всё изменилось. На смену геополитике пришла  геоэкономика – теоретическое обоснование государственной политики, направленной на победу в экономическом соревновании с другими странами. [7] Теперь уже экономика начала определять политику, на первый план вышли экономические интересы. А так как сейчас мир вступил в эру финансового капитализма, геоэкономика всё чаще стала использовать финансовые инструменты для достижения своих целей.

Эта тенденция чётко прослеживается в случае Украинского кризиса. Имея развитую финансовую систему и пытаясь надавить на политику России, Запад решили пойти по простому пути: ударить по неокрепшему российскому финансовому рынку, тем самым желая отбросить страну в развитии. Попытки Запада, в частности США в сдерживании России уже отмечались многими российскими политологами. [8]

Применить вышеописанную тактику было несложно – достаточно развязать конфликт, где напрямую будут затронуты геополитические интересы РФ. Прекрасной возможностью стал Украинский кризис, который Россия просто не могла оставить без внимания. Потому что первоначальны национальные, а значит геополитические интересы. Финансовые же инструменты являются средством их претворения в жизнь, но никак не самоцелью.

Далее Запад, освоивший методику решения своих геополитических притязаний посредством геоэкономики, а именно финансового воздействия, с лёгкостью применяет эту тактику: вводит экономические и финансовые санкции. Россия же не может ответить тем же, ведь её финансовый рынок ещё не окреп и не способен на такие подвиги. Однако свои геополитические интересы она не может не защищать, а потому ей приходится делать это своими методами: Россия использует так называемые «гибридные методы», являющие собой сочетание жёсткой и мягкой силы.[9] Получается, что РФ навязали самый настоящий геополитический конфликт, для решения которого стороны используют разные методы. При этом методы России всем цивилизованным миром именуются варварскими, что вполне логично, ведь это прямое воздействие. Западные же страны, используя свои методы, воздействуют на конфликт косвенно, поэтому результаты их воздействий не очевидны.

Если мы обратимся к анализу стратегий национальной безопасности, то увидим, что в стратегии национальной безопасности США (2015) и проекте стратегии безопасности ЕС (2015) как главные угрозы выделены терроризм, опасность возникновения экономического кризиса, миграции (для ЕС). В то время как в концепции национальной безопасности России в качестве первостепенных угроз выделяют угрозу суверенитету, территориальной целостности и угрозу военного нападения. [10,11,12] Данный анализ показывает, что Россия чувствует себя уязвимой, подвергающейся нападкам со стороны Западных стран, упорно стремящихся установить контроль над стратегически важными для РФ территориями. Данный факт оказывает отнюдь не стабилизирующее действие на систему европейской безопасности.

Таким образом, мы видим, что кризис системы европейской безопасности главным образом заключается в разных взглядах на реалии мировой политики, подходах к их осмыслению. И западные страны, и Россия должны понимать, каким образом ситуация воспринимается противоположной стороной, и, исходя из этого понимания, пытаться прийти к компромиссу.

Необходимо понимать, что Европа не начнет действовать вразрез с политикой США, поставив тем самым под удар трансатлантические отношения. Но быть первым - очень дорогая стратегия, и США начали это осознавать. Быть единственной сверхдержавой дорого даже для Америки, поэтому США придется принять действительность многополярного мира, а Россия как раз является одним из главных кандидатов на создание полюса влияния, а потому нет смысла добиваться её краха.

Россия, в силу своего географического положения и истории не может опуститься ниже уровня великой державы. Поэтому не вопрос, отстоит ли свой полюс Россия в желаемом ею многополярном мире. Вопрос лишь, какой ценой и на каких условиях.

Так или иначе, самая дешевая стратегия – путем компромисса разрешить кризис европейской системы безопасности, таким образом, обе стороны будут избавлены от чрезмерных расходов, которые всегда сопровождают ход кризиса.

Необходимо создать механизмы регулирования кризиса или реформировать уже существующие, но неэффективные. Кроме того, я считаю целесообразным создания нейтральных буферных государств (таким государством можно сделать Украину), которые бы могли исполнять роль площадок для переговоров.

Список использованной литературы:

1. Фененко А. В. Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе: история и перспективы // Вестник Московского университета. Серия 25: Международные отношения и мировая политика. — 2015. — № 2. — С. 22–50.

2. ФЕНЕНКО А. АНАЛИТИЧЕСКИЕ ПРИЗМЫ Обзоры зарубежных публикаций / URL: http://intertrends.foreignpolicy.ru/userfiles/img/files/Fenenko-19.pdf.

3. Фененко А. В. Современная история международных отношений: 1991 – 2015: Учеб. пособие /А. В. Фененко. – М.: Издательство «Аспект Пресс», 2015. – 384 с.

4. Mearsheimer J. J. Why the Ukraine Crisis is the West’s Fault //Foreign Affairs. – 2014. – Т. 93. – №. 5. – С. 77-89.

5. Cohen S. F. The new cold war and the necessity of patriotic heresy //The Nation. – 2014. – Т. 13. – №. 08.

6. Показий, А. В. (2012). ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПРОИСХОЖДЕНИЯ И ПРИМЕНЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ ТЕРМИНОВ «ГЕОПОЛИТИКА»,«ГЕОЭКОНОМИКА» И «ГЕОСТРАТЕГИЯ». Армия и общество, (3 (31)(31)).

7. LUTTWAK, Edward N. From geopolitics to geo-economics: logic of conflict, grammar of commerce. The National Interest, 1990, no 20, p. 17-23.

8. Ильин Владимир Александрович, Морев Михаил Владимирович Новый этап российской истории: тенденции, особенности, перспективы // Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз . 2015. №2 (38).

9. САВИН, Л. Гибридная война. Об истоках концепции [Электронный ресурс]/Л.Савин.––Режим доступа: http://communitarian.ru/publikacii/setevye_voyny_i_ tekhnologii/gibridnaya_voyna_28022, 2015, vol. 15.

10. US National Security Strategy 2015/ URL: https://www.whitehouse.gov/sites/default/files/docs/2015_national_security_strategy.pdf.

11. Российская концепция национальной безопасности 2015/ URL: http://base.garant.ru/71296054/

12. Strategic assessment of HR/VP in preparation of the 2016 EU Global Strategy on Foreign and Security Policy of June 2015/ URL:https://europa.eu/globalstrategy/sites/globalstrategy/files/about/eu-strategic-review_executive_summary_en.pdf

 

blog comments powered by Disqus