ru
Новости
  • 11.08.2019

    Опубликованы работы Лауреатов конкурса эссе 2019 г.

    Подробнее
  • 17.06.2019

    Всероссийский молодежный конкурс эссе 2019

    Подробнее
  • 25.03.2019

    Tворческий конкурс НАТО 70 лет/Эстония 15 лет в НАТО

    Подробнее
  • 24.12.2018

    Развитие международного научно-исследовательского сотрудничества в сфере исследований актуальных проблем формирования архитектуры Европейской безопасности.

    Подробнее

19.04.2012Скорнякова Ирина Юрьевна, г. Ростов-на-Дону

Эссе на конкурс 2012

Скорнякова Ирина Юрьевна
Ростовская таможня
г. Ростов-на-Дону

Основными принципами, определяющими развитие отношений между государствами, являются принципы политической целесообразности и реализма. Эмоции, чувства и даже мораль, так характерные в человеческих взаимоотношениях, здесь представляются неуместными, если не сказать неприемлемыми. «…Политическая реальность сегодня такова, что Россия - побежденная страна. Американское партнерство с Россией не существует, и существовать не может. …Теперь Россия может существовать только как клиент США. Претендовать, на что иное является беспочвенной иллюзией»[1]. Долгое время отношения НАТО и России строились в контексте этого тезиса, который развил Збигнев Бжезинский в интервью московской газете «Сегодня».

«Новый старт» в российско-американских отношениях, о котором заявила администрация Б.Обамы после прихода в Белый дом, неизбежно должен был повлиять и на сотрудничество по линии Россия – НАТО. Необходимость такого сотрудничества оказалась для обеих сторон сильнее, чем сохраняющиеся разногласия по многим важным вопросам европейской и мировой безопасности. Оценивая вклад России в сотрудничество с НАТО Барак Обама: подчеркнул: «Россия оказала нам огромную помощь, когда мы ввели санкции против Ирана, и это самый жесткий режим санкций из всех, что были прежде. У нас есть транзитный договор с Россией, который позволяет снабжать наши войска в Афганистане, есть масса аспектов в сфере безопасности, по которым мы сотрудничаем с Россией, и было бы непозволительной ошибкой отказываться от этого из-за взаимного недоверия. Холодная война закончена».[2] При этом в принятой в ноябре 2010 года новой стратегической концепции НАТО, провозглашается, что она не представляет угрозы для России; более того, альянс «стремится к подлинному стратегическому партнерству с РФ и будет действовать соответствующим образом, ожидая взаимности с российской стороны»[3] На заседании Совета Россия – НАТО (СРН), которое прошло после Лиссабонского саммита, с участием президента Д.Медведева, был одобрен Совместный обзор общих для РФ и НАТО вызовов безопасности XXI века. Среди них международный терроризм, наркопреступность, морское пиратство, распространение оружия массового уничтожения.

Анализ ситуации показывает, что на Западе уже пришли к осознанию политической реалии, которая заключается в признании России одним из приоритетных направлений внешней политики США и НАТО. «Россия способна оказать серьезное воздействие на их интересы в таких сферах, как геополитика (включая реакцию на подъем Китая и других новых центров силы), безопасность, ядерное нераспространение, энергетика, противодействие терроризму, решение глобальных финансовых проблем, развязывание афганского узла и др.». Об этом заявляется на страницах доклада «Россия и американские национальные интересы: Почему это должно заботить американцев?», подготовленного в октябре 2011 г. непартийной рабочей группой экспертов сгруппировавшихся вокруг Белферовского центра международных исследований Гарвардского университета и вашингтонского Центра национальных интересов. Одна из ключевых рекомендаций доклада сводится к тому, что США должны, наконец, приступить к обсуждению с Россией новой концепции стратегической стабильности. Разумеется, говорится в докладе, США должны поддерживать усилия, направленные на демократизацию и углубление рыночных реформ, но делать это нужно таким образом, чтобы не создавать впечатления вмешательства во внутренние дела РФ. Не следует превращать вопросы продвижения демократии в доминирующий элемент взаимоотношений с Москвой [4].

Как показывает проведённый анализ, подготовка к Лиссабонскому саммиту и усиливающаяся потребность НАТО в усилении сотрудничества с Россией значительно активизировали в западных экспертных кругах дискуссию о целесообразности новых форматов этого сотрудничества, вплоть до возможности в перспективе ее интеграции в сам альянс. Такое предложение сделали, в частности, весной 2010 г. некоторые политики Германии (бывший министр обороны Ф.Рюэ, бывший председатель Военного комитета НАТО генерал К.Науман и др.)[5], а постоянный представитель США в НАТО И.Даалдер в сентябре того же года заявил, что Россия, как европейская страна, имеет право вступить в НАТО, хотя, по его мнению, «мы не можем сейчас детально обсуждать этот вопрос, потому, что он не стоит на повестке дня»[6]. Анализ проблемы показывает, что вступление России в НАТО позволило бы последнему, прежде всего, привлечь ее военный потенциал для осуществления собственных миссий. Кроме того, были бы сняты препятствия для интеграции в Североатлантический Союз Украины, Грузии и других государств. Наконец, сама собой решилась бы проблема нового договора о европейской безопасности, инициатором заключения которого является Россия, тем более что выступить с какими-то убедительными контраргументами против этой российской инициативы альянсу оказалось довольно трудно[7]. В то же время российские сторонники «глубокого сближения» с евро-атлантическим миром, допускающие возможность членства России в НАТО, рассматривают такой сценарий лишь в качестве отдаленной перспективы. В частности, в докладе Института современного развития, опубликованном в октябре 2010 г., говорится, что «сценарий членства России в НАТО целесообразно рассматривать … с учетом возможной и приемлемой для нас трансформации альянса; во-вторых, в контексте, как минимум, изменений в архитектуре евроатлантической безопасности. Естественно, такие процессы должны соответствовать российским интересам» [8]. Президент Д.Медведев, освещая эту тему в дискуссии с иностранными участниками Ярославского форума в сентябре 2010 г., подошел к ней весьма осторожно, подчеркнув, что «НАТО – это всё-таки военный блок, в котором мы не участвуем», что ни один европейский институт не помог в 2008 г. предотвратить российско-грузинский конфликт, и поэтому для совершенствования европейской архитектуры необходимо создавать эффективные институты, в которых участвуют и члены НАТО, и не члены НАТО, и другие структуры[9].

Вместе с общей позитивной динамикой развития тенденции во взаимоотношениях между Россией и НАТО, эти новые императивы сами по себе отнюдь не устраняют сохраняющегося со времен холодной войны взаимного недоверия и не исключают появления новых причин для столкновения интересов, которые порождаются уже современной эпохой. В целом, характеризуя современное состояние этих взаимоотношений между Россией и НАТО, можно согласиться с мнением члена экспертно-консультативного совета ПИР-Центра и международной экспертной группы, Е.Бужинского, который считает, что де-факто противостояние преодолевается, а де-юре – пока еще нет[10]. До сих пор сохраняются «правовые рудименты» времён «холодной войны», к которым, в том числе, можно отнести и действующий по настоящий день закон США Public Law 86-90 (1959 г.). Известный как «Закон о порабощенных народах», закон поддерживает развитие сепаратизма на территории России, чему есть немало подтверждений. Так, в обращениях работающего в Казани Всетатарского общественного центра, который выступает за создание «штата Идель-Урал», повторяются упоминания о «порабощенных народах», выдвигается требование «признать Ичкерию-Чечню независимым государством», а захват террористами заложников в Москве квалифицируется как «вынужденный нецивилизованный шаг героических сынов и дочерей чеченского народа», борющегося против «тупоумной имперской политики России» за свободу и независимость[11]. Как представляется, данные требования, не соответствуют современным политическим реалиям, а поддержка сепаратизма не соответствует обязательствам России и стран НАТО, признающих международный принцип нерушимости государственных границ, нашедший отражение в Уставе ООН (п.4. ст.3) и Декларации о принципах международного права (преамбула, п.1).



[1] Галкин И.В. Россия и США. Перспективы развития отношений. // Сегодня». 1994. №157, С. 4-5.

[2] Глускер В. Лиссабонский прорыв //www.ntv.ru 21.11.2010.

[3] Active Engagement, Modern Defence. Strategic Concept For the Defence and Security of The Members of the North Atlantic Treaty Organisation. Adopted by Heads of State and Government in Lisbon, http://www.nato.int/lisbon2010/strategic-concept-2010-eng.pdf.

[4] Russia and US National Interests: Why should Americans care? Washington: Belfer Center for Science and International Relations, Center for the National Interests, October 2011, p.36-37.

[5] Open Letter. Its Time to Invite Russia to Join NATO. –Spiegel Online International, March 3, 2010, http://www.spiegel.de/international/world/0,1518,682287,00.html.

[6] Россия может вступить в НАТО, если захочет - Иво Даалдер. – Российская газета, 22.09.2010.

[7] Капчан Ч. Последний рубеж для НАТО. - Россия в глобальной политике, №4, июль-август 2010 , http://www.globalaffairs.ru/number/Poslednii-rubezh-dlya-NATO-14956.

[8] О перспективах развития отношений России и НАТО. Под общей редакцией И.Ю.Юргенса и С.А.Кулика. Институт современного развития, октябрь 2010 г., с.18.

[9] Встреча с ведущими российскими и зарубежными политологами, 10 сентября 2010 года. - Президент России. Официальный сайт (http://www.kremlin.ru/transcripts/8882).

[10] Васильев В. Плюсы и минусы саммита НАТО// www.voanews.com/russian 22.11.2010

[11] Максименко В. Война и мир в Чечне. М.: Прогресс, 1996. С. 12-13.

[12] Глускер В. Лиссабонский прорыв //www.ntv.ru 21.11.2010.

[13] Смирнов П. Россия – США – НАТО: возможности сотрудничества в сфере европейской безопасности // Россия и Америка в XXI веке. №2, 2011, С 18-25

blog comments powered by Disqus