ru
Новости
  • 11.08.2019

    Опубликованы работы Лауреатов конкурса эссе 2019 г.

    Подробнее
  • 17.06.2019

    Всероссийский молодежный конкурс эссе 2019

    Подробнее
  • 25.03.2019

    Tворческий конкурс НАТО 70 лет/Эстония 15 лет в НАТО

    Подробнее
  • 24.12.2018

    Развитие международного научно-исследовательского сотрудничества в сфере исследований актуальных проблем формирования архитектуры Европейской безопасности.

    Подробнее

04.05.2016Дмитрий Тарасенко, Пятигорск

«Кризис системы европейской безопасности: возможности для взаимодействия или риск конфронтации?» - Конкурсная работа.

Тарасенко Дмитрий
Студент 4 курса
Института международных отношений
Пятигорского государственного лингвистического университета
г. Пятигорск

 

Одним из ключевых элементов построения эффективной системы безопасности на европейском континенте выступает стабильная ситуация на сопредельных территориях. В настоящий момент регионом-донором нестабильности является Ближний Восток, где определяющее значение играют субрегиональные державы. Как у Кремля, так и Брюсселя наличествуют налаженные связи с локальными акторамии – рычаги влияния соответствующего характера – от  торгово-экономических отношений и до военно-технической помощи. Долгосрочной задачей в данном контексте является конструирование протоядра ближневосточной системы безопасности с упором на внутререгиональный политико-экономический потенциал. Именно подобный проект (максимум полномочий и ответственности у региональных гегемонов) сможет спровоцировать долгосрочную позитивную динамику, обратив вспять дезинтеграцию региона. Правильно будет расценен также сам посыл от великих держав к тому, что диалог возможен даже во время идеального шторма в отношениях.

Нынешний кризис европейской безопасности во многом оказался спровоцирован общим врагом, в основе разрушительной мотивации которого, лежат не традиционные геополитические императивы, но цивилизационные. Именно по этой причине основным лейтмотивом борьбы с угрозой №1 для мирного населения должны выступить – скоординированная на уровне первых лиц государств и глав соответствующих ведомств, контрпропаганда радикализма и экстремизма вместе с коллективной работой по прерыванию денежных потоков, направленных на финансирование террористических организаций.[1]

Однако далеко не весь потенциал сотрудничества вписывается в простоту вышеуказанной формулы. Не всегда явные в своей эффективности элементы сотрудничества также оказывают принципиальное значение на уровень конфликтогенности в Европе, например, кооперация в воздушном пространстве Сирии и Ирака, так согласие средиземноморских стран-членов НАТО на контролируемый пропуск грузового авиатранспорта положительно повлияет на разрешение гуманитарной катастрофы в зоне военных действий. Особенно в таких городах, как Дейр-эз-Зор, Мадая, Забадани, где гражданские лица уже не один год живут в осадном положении.[2] Решение на оперативном уровне проблемы блокированных боевиками населенных пунктов и целых районов неизбежно позитивно скажется на урегулировании системного кризиса беженцев.

Другой причиной высокоинтенсивного миграционного потока, с которым столкнулась Европа, является активизация экономических мигрантов из Афганистана, некоторых стран Африки и Ближнего Востока. Для борьбы с мимикрирующими под вынужденных переселенцев гастарбайтерами, европейскими государствами была разработана карта «безопасных стран».[3] Однако подпольный рынок сирийских паспортов вместе с  практикой «утери документов» затрудняет отсев. Молодые специалисты в области перевода и коммуникации из России могли бы помочь в вопросах выяснения точного региона прибытия, используя свои навыки в прикладной лингвистике. Сотрудничество в этой сфере также несет в себе гуманитарную составляющую – способствует облегчению жизни тех, кто по причине недостаточного владения языком может оказаться в беде, что особенно актуально в свете ужасающей по своим масштабам проблеме исчезновения детей в лагерях для беженцев.

Нам известно, проблема системы безопасности относится к разряду комплексных, что означает следующее – наряду с новыми угрозами безопасности, остается напряженность, связанная с накопившимися латентными противоречиями.

Одной из главных задач в диалоге по линии Россия-НАТО называют предотвращение региональной гонки вооружений, обеспечив согласованное поддержание взаимного сдерживания на минимально приемлемом уровне. Для решения этой задачи существует необходимость сосредоточить усилия в трех областях: повышение транспарентности учений вооруженных сил; ограничение наращивания конвенциональных сил вблизи границ; налаживание диалога по договорам ПРО, ТЯО, РСМД, ДОВСЕ.

Практика показывает, что политика, выстроенная на принципах взаимоуважения и признания права на наличие собственных национальных интересов, позволяет добиться конкретных, весомых результатов. Заслуживают упоминания заключение соглашения по урегулированию вопросов, связанных с иранской ядерной программой, минским форматом по Украине, согласованием условий вступления в силу и дальнейшего поддержания режима прекращения огня в Сирии, выработкой основных параметров глобального соглашения по климату на саммите в Париже.

В современных условиях речь не идет о полумифическом формировании общего экономического и гуманитарного пространства, простирающегося от Атлантики до Тихого океана с Евразийским экономическим союзом в роли интегрирующего звена между Европой и АТР. Восстановление диалога не является односторонней уступкой, и тем более не означает одобрение политики другой стороны. В то время как отсутствие диалога неизбежно порождает недоверие, страхи, создает дополнительные риски, апеллируя к худшей стороне национального самосознания.

В качестве составной части единой макротенденции, сохраняется задача актуализации деятельности на «втором дипломатическом треке». Предельно важной представляется необходимость развития профессиональных сообществ, которые довольно серьезно страдают от нехватки финансирования и деформирующего политического контекста. Грань между экспертом и пропагандистом, между академическим анализом и околонаучной публицистикой становится практически неразличимой.

Уникальными, в своем разрушительном потенциале, выступают т.н. «круги по воде» – вторичные инфоповоды, в виде «новых подробностей» и разъясняющих статей – формирующие отличную от реальной картину восприятия. В итоге лица принимающие решения становятся частью цикличной модели «причина-заложник». Фактически это означает, что общественность не позволит лидерам находиться у власти без поддержания внешнеполитического курса постоянного давления на мнимого оппонента. На определенном витке эскалации медиа-истерии перестает работать даже концепция «успех порождает успех», суть которой сводится к тому, что шаг навстречу оппоненту вызывает ответное действие с его стороны. Недостаток концепции состоит в том, что она игнорирует политические реалии внутри элит обеих стран. Первоначальный успех не будет способствовать дальнейшему прогрессу, если существует внутреннее противоречие, которое формируется через заигрывание с отдельными маргинальными представителями электората.

Именно такой подход однобокого освещения текущего положения дел привел к патовой ситуации, при которой политизированный контекст ставит успешность диалога по широкому кругу вопросов в прямую зависимость от снятия санкционного режима или урегулирования конфликта на юго-востоке Украины. Цугцванг на международной арене вынуждает игроков вставать из-за шахматной доски и надевать боксерские перчатки. Нельзя допустить создания проблемы «вторых Курил», Россия и Япония только сейчас учатся взаимодействовать, выводя этот параметр за скобки, концентрируясь на решении более насущных вопросов.

В краткосрочной перспективе снижение качества экспертизы или ее низкая востребованность уменьшают шансы не только на упрочение отношений между НАТО и РФ, но и умножают на ноль возможность выработки скоординированных поведенческих моделей для чрезвычайных ситуаций, как следствие угроза безопасности будет сохраняться.

Действуя в логике вектора по совместному укреплению европейской безопасности, необходимо на всех уровнях поддерживать правильные инициативы, например, в сфере публичной дипломатии, где продолжают функционировать несколько продуктивных площадок: проект «Европейские Школы», школы CIRP, Молодежный форум: «Германия – Россия – Украина», и прочие.

В то время как, руководству отдельных стран-членов Североатлантического альянса необходимо отказаться от выстраивания политики в отношении Москвы на принципе наименьшего общего знаменателя, отказываясь выходить за рамки игры с «нулевой суммой». Этот тезис находит свое отображение в высказываниях политиков и советников, так Эвелин Фаркас, бывший ведущий специалист Пентагона по России и Украине, в интервью, касающихся изучаемого региона, употребляла исключительно резкие формулировки.[5] Развивая тему использования терминологии «теории игр», – руководителям с обеих сторон пора перейти к взаимодействию по модели классической «диллемы заключенных», где только согласованные действия приводят к максимально позитивному, обоюдно выгодному результату. Данное правило особенно актуально в контексте необходимости обеспечения европейской энергетической безопасности, поскольку роль России в этом предприятии значительна.

Обмен оперативными данными в международной практике является весьма чувствительной областью и основывается в первую очередь на ресурсе доверия, который на данный момент между Москвой и Брюсселем можно считать практически выработанным. Между НАТО и РФ такого рода кооперация существовала в первые годы операции Североатлантического блока в Афганистане. Общий итог оказался неудовлетворительным, экспертам она запомнилась многочисленными утечками разведданных.[5] Несмотря на всю сложность выстраивания сотрудничества на данном поле, его важность трудно недооценить – борьба с террористами на местах исходит из прерывания простых интеракций: выход на террористическую группировку, планирование теракта, приобретение оружия, совершение теракта.

У Москвы существует беспрецедентный опыт выявления и устранения ячеек радикалов, что представляет очевидное поле для сотрудничества. Однако не менее принципиальное значение имеет последующая адаптация криминального элемента, так европейская действительность отражает тенденцию на содержание экстремистов в камерах общего заключения, таким образом, предоставляя исламистам «идеальную паству»  в виде деклассированных (в некотором смысле отвергнутых обществом) людей.[6]

Эффективность борьбы с бандподпольем зависит от постоянного сочетания силовых и идеологических (работа по линии духовенства) методов, которые сегодня успешно применяются в республиках Северного Кавказа.[7] В данном измерении диалог намечается еще и на уровне представителей муниципальных властей, которые могут адаптировать успешно примененные на подотчетных территориях схемы под реалии иностранного государства.

Кризис системы европейской безопасности представляется серьезным вызовом отношениям по линии Россия-НАТО, поскольку с каждой стороны существует явный соблазн обратить ситуацию  в свою пользу, проложить свой путь по головам ослабленных партнеров. Комплексность проблемы также подразумевает кооперацию в весьма чувствительных сферах, где даже при наличии ресурса доверия плотность взаимодействия потребует чрезвычайной политической воли. Совместная работа над глобальным по своей важности проектом или последовательное сотрудничество в духе «теории малых дел» послужат дополнительным катализатором перевода отношений в конструктивное русло. Коллективное урегулирование частей системного кризиса восстанавливает рабочий темп отношений, так на полях Женевских переговоров могут быть зачаты новые «Минск» или «Хельсинки».

Список используемой литературы:

  1. “Oil, Extortion and Crime: Where ISIS Gets Its Money”, NBC NEWS, 11 September 2014, http://www.nbcnews.com/storyline/isis-terror/oil-extortion-crimewhere-isis-gets-its-money-n200991 (датаобращения: 18.03.2016)
  1. In Syrian Town Cut Off From the World, Glimpses of Deprivation, The New York Times, JAN. 14, 2016 // URL: http://www.nytimes.com/2016/01/15/world/middleeast/madaya-syria.html?utm_source=pocket&utm_medium=email&utm_campaign=pockethits&_r=1 (датаобращения: 13.03.2015)
  1. Германия ужесточила права для беженцев // Информационное агентство Lenta.ru. –URL: https://lenta.ru/news/2015/10/15/ger_ref/ (дата обращения: 20.03.2016)
  1. Первое "Исламское государство" хотели создать на Кавказе» // Информационное агентство Lenta.ru. – URL: https://lenta.ru/articles/2016/03/18/jihad/ (дата обращения: 19.03.2015)
  1. Федеральная служба российской федерации по контролю за оборотом наркотиков обзор средств массовой информации о наркоситуации в России и мире // URL: http://fskn.rkomi.ru/obzor_smi/narko/2009/03_2009/obzor_smi_narko_05_03_2009.htm (дата обращения: 19.03.2016)
  1. В лондонских тюрьмах вербуют экстремистов // Военные материалы: аналитический интернет-портал. – URL: http://warfiles.ru/show-43979-v-londonskih-tyurmah-verbuyut-ekstremistov.html (дата обращения: 20.04.2016)
  1. Новое качество кавказской безопасности. // Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека– URL: http://president-sovet.ru/presscenter/publications/read/3766/ (дата обращения: 20.04.2015)
  1. Foreign Fighters: An Updated Assessment of the Flow of Foreign Fighters into Syria and Iraq // The Soufan Group report, December 8, 2015 (дата обращения: 20.04.2015)

 

 

blog comments powered by Disqus