ru
Новости
  • 28.08.2019

    Публикация работ конкурса эссе 2019 года

    Подробнее
  • 11.08.2019

    Опубликованы работы Лауреатов конкурса эссе 2019 г.

    Подробнее
  • 17.06.2019

    Всероссийский молодежный конкурс эссе 2019

    Подробнее
  • 25.03.2019

    Tворческий конкурс НАТО 70 лет/Эстония 15 лет в НАТО

    Подробнее

26.08.2019

Ярослав Шевченко, работа на конкурс эссе 2019 года

Ярослав Шевченко
студерт 4 курса,
Школа региональных и международных исследований,
направление Международные отношения,
Дальневосточный Федеральный Университет (ДВФУ),
г. Владивосток

 

Ветра грандиозных перемен поднялись над Европой тридцать лет назад в 1989 г. На фоне того, как Соединенные Штаты Америки способствовали масштабному распространению демократических ценностей в Восточной Европе, советское господство в регионе непреклонно ослабевало. Осенью того же года протестные движения за демократизацию ГДР разрастались по всей Восточной Германии. Офицеру советской разведгруппы в Дрездене в те дни пришлось в спешке сжигать секретные архивы и впоследствии испытать глубокую горечь и отвращение к событиям, в результате которых вдохновленная западными идеями свободы толпа поставила под угрозу его собственную спокойную жизнь и сокрушило государство, о крушении которого невозможно было и подумать. Тогда же этот молодой резидент КГБ по имени Владимир Путин всерьез осознал, что и его родной стране осталось жить недолго [1]. Коллапс СССР и социалистической системы, очевидно, оставили в сознании будущего Президента РФ неизгладимый отпечаток на оставшуюся жизнь. Неудивительно, что позже он назвал распад Советского Союза «крупнейшей геополитической катастрофой двадцатого столетия» [2].

Тем не менее, спустя без малого десять лет Путин с приходом к власти совершенно искреннее пытался протянуть Западу руку сотрудничества и предпринимал попытки интегрировать Россию в Западный мир. Российский Президент обсуждал с Б. Клинтоном возможность российского вступления в НАТО. После печальных событий 11 сентября В. Путин был одним из первых мировых лидеров, выразивших полную поддержку Президенту Дж. Бушу-младшему. Тогда впервые за несколько десятилетий две ядерные сверхдержавы выступили в качестве союзников в борьбе против международного терроризма. Однако, уже в 2002 г. США в одностороннем порядке вышли из договора по ПРО, лишив систему стратегической стабильности одного из ее краеугольных камней. В середине 2000-ых гг. в странах российского стратегического подбрюшья на постсоветском пространстве не без участия американских и европейских НКО успешно прошла череда «цветных революции», в результате которых к власти пришли прозападные лидеры. Для Президента Путина это стало унизительным проявлением явного пренебрежения США по отношению к России и её геополитическим интересам.

Запад, с точки зрения Кремля, по достоинству не оценил действия Москвы по снижению международной напряженности в конце 80-ых и начале 90-ых гг. По окончании Холодной войны не было подписано никакого формального договора, закреплявшего за Россией статус проигравшей стороны, а США – победившей, однако политическая линия Вашингтона демонстрировала совершенно обратное.  Сродни тому, как унижение Германии путами Версальского договора стало главной причиной немецкого реваншизма и Второй Мировой войны, последовательное пренебрежение интересами не избавившейся от сверхдержавных амбиций Москвы – одна из главных причин кризиса в отношениях между государствами Евро-Атлантики и Россией.

 В 2007 г., выступая в Мюнхене, Путин в резкой форме дал Западу понять, что Россия не готова становиться частью американоцентричного мира в качестве державы второго сорта и будет в полной мере пользоваться своим правом на проведение независимой внешней политики [3]. Мюнхенская речь Президента вызвала полемику в западных политических кругах: Россию стали обвинять в ревизионизме, а Путина – в желании возродить Советский Союз. Однако, за всей поверхностностной резкостью речи российского лидера, представители истеблишмента государств Евро-Атлантики, по-видимому, не смогли разглядеть глубинные озабоченности Москвы и, в результате, не предприняли вразумительных действий, чтобы их сгладить.

Напротив, шаги, направленные на поощрение стремлений Грузии в 2008 г. и Украину в 2014 г. стать полноценными членами Европейского союза (с перспективой вступления в НАТО), окончательно убедили Москву, что Запад стремится к сдерживанию России или даже смене режима. Увидев, как протестующие взяли верх над украинскими властями во время событий Евромайдана, напрямую подготовленного, по мнению Кремля, Западом, у российского Президента не осталось выбора кроме как начать «гибридную войну» на юго-востоке Украины и вернуть в состав России Крым, важный с геополитической и исторической точек зрения. В результате, «новая Украина» стала пушечным мясом в конфронтации России и Запада, а НАТО получила для себя полноценного внешнего врага, легитимизирующего своим существование американское присутствие на континенте.

Очевидно, что, в ближнесрочной перспективе, двум сторонам вряд ли удастся договориться по принципиально крупным вопросам в силу диаметральной противоположности позиций. Главная задача на сегодняшний день – не дать отношениям достичь «нового дна», выстраивая диалог на основе жесткого реализма и если не доверия, то предсказуемости [4]. Западу важно понять, что действующее руководство РФ крайне чувствительно к вмешательству в сферу её экзистенциальных интересов и пренебрежительному отношению к стратегическим беспокойствам. Как НАТО, так и Россия обладают достаточными потенциалами взаимного сдерживания, чтобы упредить друг друга от нападения, несмотря на то, что, с точки зрения стратегической стабильности, ситуация выглядит хуже, чем это было в прошлом. Что, действительно, опасно, так это непреднамеренная эскалация одной из сторон кризиса на Украине или где-либо еще в зоне российских «исключительных интересов», вызванного непониманием границ допустимого. России и НАТО, в этом ключе, важно дать друг другу понять, что последствия будут крайне серьезными. В случае с Россией, это должна быть риторика уверенной в себе стороны, не отягощенной обостренным чувством уязвимости и обиды перед лицом более сильных партнеров. Нужно перестать стараться напугать «западных партнеров» яркими, но не ведущими ни к чему «гибридными акциями», крупными военными маневрами и массированным бравированием образцами нового супероружия, чтобы не давать представителям русофобских кругов западного политического истеблишмента лишних аргументов для проведения жёсткой политики в отношении России.

 Одновременно при любых условиях важно поддерживать коммуникацию на уровне военных не только с целью избежания опасных инцидентов, но и для поддержания жизни последних остатков системы контроля над вооружениями. Договор о ракетах средней и меньшей дальности (РСМД) мёртв. Перспектива Договора о сокращении наступательных вооружений (СНВ-3) дожить хотя бы до продления, по некоторым оценкам, также сомнительна. Тем не менее, у обеих сторон должен быть налажен постоянный диалог по стратегической повестке дня.

Российскому руководству, помимо прочего, необходимо осознать, что выстраивание устойчивых отношений с Европой, не говоря даже о Соединенных Штатах, будет вряд ли реальным, пока у «западных партнеров» не будет иметься прагматического резона способствовать сохранению диалога в неконфликтном русле. Сегодня уровень экономической зависимости государств Запада от РФ невелик, что, в результате, делает сравнительно безболезненным навешивание на Москву образа внешнего врага и использование России в качестве инструмента внутриполитической борьбы. Обладание способностью превратить столицы государств Евро-Атлантики в ядерный пепел, бесспорно, важно, чтобы обеспечить российский суверенитет и исключить откровенные попытки к смене режима извне по типу «цветных революций» или Арабской весны. Однако, если в Кремле все еще всерьез надеются на то, что Запад начнет воспринимать Москву в качестве равноправного партнера – ракет, способных облететь Земной шар, будет недостаточно. Для отношений такого формата нужна, прежде всего, крепкая экономическая заинтересованность в поддержании неконфронтационных связей. Конфронтация с Россией должна быть дорогой, а сотрудничество – привлекательным, с утилитарной точки зрения. Геополитические амбиции, в свою очередь, должны адекватно соотноситься с реальными внутренними возможностями страны. 

Список источников

  1. Н. Геворкян., Н. Тимакова, А. Колесников. От первого лица. Разговоры с Путиным // М.: Вагриус. 2000. 125 с.
  2. Послание Федеральному Собранию Российской Федерации // Президент России. 2005. URL: http://kremlin.ru/events/president/transcripts/22931
  3. Выступление и дискуссия на Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности // Президент России. 2007. URL.: http://kremlin.ru/events/president/transcripts/24034
  4. С. Караганов., Постфактум к 70-летию // Российская газета. 2019. URL.: https://rg.ru/2019/04/21/karaganov-otnosheniia-s-nato-nado-stroit-na-osnove-zhestkogo-realizma.html