ru
Новости
  • 28.08.2019

    Публикация работ конкурса эссе 2019 года

    Подробнее
  • 11.08.2019

    Опубликованы работы Лауреатов конкурса эссе 2019 г.

    Подробнее
  • 17.06.2019

    Всероссийский молодежный конкурс эссе 2019

    Подробнее
  • 25.03.2019

    Tворческий конкурс НАТО 70 лет/Эстония 15 лет в НАТО

    Подробнее

14.06.2018Зарина Шагиева, г. Волгоград

Зарина Шагиева, Европейский Союз как актор системы европейской безопасности

Шагиева Зарина
студентка 2 курса
Института истории, международных отношений и
социальных технологий
Волгоградского государственного университета
г. Волгоград

Европейский Союз как актор системы европейской безопасности

При рассмотрении роли организаций, задействованных в осуществлении политики европейской безопасности, может сложиться впечатление, что отношения Россия-США там правят бал, в то время как ЕС включен в дискурс посредственно. Действительно, система европейской безопасности базируется в основном на НАТО. Здесь же стоит упомянуть и ОБСЕ, на которую традиционно возлагается роль в разрешении конфликтов на Украине, в Приднестровье и Нагорном Карабахе. Однако способна ли ОБСЕ предпринять реальные меры, не имея для этого ни средств, ни обладая юридической силой? Вопрос риторический.

НАТО является неким удобным зонтиком, которым в случае сгущения грозовых туч можно благополучно укрыться. Конечно, приходится за этот комфорт платить. Однако за последний год Америка обратилась к собственным проблемам, а Европа столкнулась с ситуациями внутреннего характера, которые решить возможно лишь в рамках региональных структур. Это и незаконная миграция, захлестнувшая Европу и поглотившая ее целиком,[1] и внезапное прощание с Великобританий, которой особо никогда и не нравилось пребывание в структурах ЕС. Помимо всего прочего, отношения с Россией оставляют желать лучшего, Франция требует реформирования, угрожая возможным «Фрекситом»[2].

И вся эта головная боль только усугубляется нерешенными проблемами с терроризмом. 

В 2017 году Европа сделала шаг к самостоятельности. Европарламент одобрил инициативу создания постоянной европейской армии,[3] но после заявления Британии о выходе из ЕС, реализацию такого проекта пришлось отложить. Будут ли в дальнейшем достигнуты какие-либо соглашения по этому вопросу неизвестно. Однако, по словам Заместителя Главы Представительства ЕС в России Свена-Олова Карлссона Европейский Союз в целом не нуждается в общей армии, так как затраты на нее будут превышать возможные выгоды, а регион все ещё в достаточной степени защищен структурами НАТО.[4]

Что же касается отношений России и ЕС, то здесь все неоднозначно, но надежда на потепление есть. Во-первых, стоит сказать, что последние несколько лет сыграли не лучшую роль в перспективах сотрудничества между Россией и ЕС в связи с такими проблемами как Украинский и Сирийский конфликты и политики в отношении соседствующих с ЕС стран. Россия, рассматриваемая ранее как стратегический партнер, в одночасье стала дестабилизирующей силой в регионе.

После Вильнюсского саммита восточного партнерства судьба соседних государств, в частности Украины, Молдавии и Армении, стала объектом открытой конфронтации между Москвой и Брюсселем.[5] ЕС продолжал настаивать на том, что его отношения с восточными партнерами не касаются России, в то время как сама Россия налагала экономические ограничения на Украину и Молдавию в ответ на их сближение с ЕС и надеялась на полное признание ЕЭС Брюсселем.

В то же время, можно сказать и о некоторых сдвигах в сотрудничестве ЕС и России. Так, в 2017 году, Европейский Союз в преддверии Ноябрьского Саммита Восточного партнёрства в Брюсселе, попытался усилить контакты с Арменией и Беларусью, де-факто признавая их участие в ЕЭС.[6] На украинском направлении Москва приняла проект резолюции о размещении миротворцев ООН в Донбассе, в целом соглашаясь, что эти миротворцы могут быть представлены везде, где действует наблюдательная миссия ОБСЕ.

Позднее была выдвинута инициатива обмена военнопленными, которую министры иностранных дел России и Украины обсудили на отдельном заседании, первом за последние несколько лет. Также, при посредничестве ОБСЕ, России, ЕС и США, Кишинев и Тирасполь смогли в ноябре 2017 года договориться о пакете решений, направленных на урегулирование ряда проблемных вопросов практического характера между двумя берегами Днестра. Кроме того, Москва выступала в качестве одного из основных инициаторов этих переговоров, настаивая, в частности, на разработке механизма для имплементации достигнутых решений во внутреннее законодательство конфликтующих сторон. Такая деятельность показывает, что Россия является силой, пытающейся стабилизировать регион, а не дестабилизировать его.

Недавнее проведение Россией Сирийского саммита в Сочи также способствует улучшению имиджа России, поскольку в целом Запад признал этот саммит легитимным. В то же время ЕС объявил о своем новом расширении и к 2025 году включит в свой состав еще 6 стран (примечательно, что Украина не вошла в список).[7] Такое расширение должно успокоить ЕС в том, что ни сами страны не пытаются сблизиться с Россией, ни также Россия не пытается взять их под свою опеку. Экспертами высказывается мнение, что такое расширение необходимо для урегулирования проблем незаконной миграции, так как на данном направлении проще было бы действовать внутри ЕС, нежели осуществлять внешнеполитическую деятельность. В данный момент государства приступили к реализации мер, которые помогли бы им осуществить требования, необходимые для вступления в Европейский Союз. Здесь же стоит оговориться, что вступление в 2025 году возможно только для двух стран: Сербии и Черногории, которые уже с 2014 и 2012 годов соответственно ведут подобные переговоры о вступлении в ЕС.

На наш взгляд, для дальнейшего развития отношений с Европейским Союзом Россия должна продолжать сотрудничать с ОБСЕ на украинском направлении, стараться учитывать мнение всех сторон сирийского конфликта и переходить к обсуждению нового всеобъемлющего соглашения с ЕС (хотя реализация такого проекта, конечно, сейчас невозможна).

Решения по миграционному кризису содержатся в заключительных документах Европейского совета, принятых 18 февраля, 7 и 18 марта 2016 года, в соответствии с которыми гарантировалась финансовая поддержка, возвращение к соблюдению шенгенских правил, достигнуто соглашение с Турцией, определившее права и обязанности обеих сторон по вопросам миграции.[8]

Однако по-прежнему остается проблема несогласованности действий европейских стран по вопросу «квотирования». Некоторые государства отказывались принимать мигрантов на своей территории, (так, в конце августа 2017 г. Чехия, Венгрия и Польша заявили о своем несогласии по вопросу приема беженцев, особенно мусульман), что заключается в специфике каждой страны и способности ее общества к интеграции мигрантов. За два года действующих миграционных квот из 160 тысяч мигрантов из Италии и Греции было переселено всего 29 тысяч, что говорит о малой эффективности такого решения. 26 сентября 2017 года срок обязательных миграционных квот подошёл к концу, что не означает, тем не менее, возможности беспричинного отказа от приема мигрантов странами, не заинтересованными в этом.

Таким образом, для успешного разрешения миграционной проблемы в Европе стоит, во-первых, выработать общую позицию по поводу понимания наиболее приемлемой миграции для стран Европейского союза, во-вторых, разработать общую стратегию правового регулирования миграции (миграционная политика), определить ряд вопросов, касающихся «квотирования» мигрантов, временных рамок принятия мигрантов, принципа финансовой солидарности, а также свободы перемещения трудовых мигрантов в пределах Европейского Союза. Кроме того, необходимо выстроить отношения с пограничными странами, опираясь на их функциональную принадлежность как стран транзита миграции (Турецкий фактор).

На Британском направлении, несмотря на мнение многих экспертов, склоняющихся к тому, что «Брекзит» будет оформлен лишь на бумаге и не повлечет за собой никаких серьёзных изменений, наблюдаются подвижки. Здесь необходимо упомянуть о такой проблеме как граница с Ирландией. В 1998 году было заключено Соглашение Страстной Пятницы, завершившей конфликт, некогда разгоревшийся в Северной Ирландии. Трудности определения статуса границы между Ирландией и Северной Ирландией состоят в том, что во многом данные государственные образования представляют собой единый экономический комплекс, а жители имеют двойное гражданство и могут проживать на всей территории полуострова. Также, действующий в Европейском Союзе принцип свободного перемещения трудовых ресурсов предполагает то, что множество людей изо дня в день пересекают границу Северной Ирландии, направляясь на работу. В этой связи ЕС требует найти «уникальное» решение возникшей проблемы, однако представители Дублина полагают, что проблемы можно избежать продолжением членства Великобритании в европейском таможенном союзе.

 

[1] Печенова Е.В. Миграционный кризис Европы // Научные записки молодых исследователей. 2016.

[2] Ладыгин М.С. Особенности популизма, его восприятие на Западе и причины его нарастающей популярности // Вестник Российского университета дружбы народов. 2017. C. 204.

[3] Договор об обычных вооружённых силах в Европе. URL: https://www.osce.org/ru/library/14091?download=true. (Дата обращения: 10.04.2018)

[4] НАТО и Европейский союз: сотрудничество и безопасность URL: https://www.nato.int/docu/review/2007/issue2/russian/art6.html (Дата обращения: 10.04.2018)

[5] Европейская безопасность — от «лишь бы не было войны» до поиска нового равновесия URL: http://carnegie.ru/2018/02/26/ru-pub-75620 (Дата обращения: 10.04.2018)

[6] Там же.

[7] Заедая стресс. Зачем Брюссель объявил о новом расширении ЕС URL: https://carnegie.ru/commentary/75465

[8] Харламов А.А. Миграционный фактор в системе европейской безопасности в контексте «Арабской весны» // 2017.

 

blog comments powered by Disqus